30 December 2015, 09:00

Associated Press: «Рецессия отбросит миллионы россиян за черту бедности»

Журналист Associated Press Наталья Васильева — о том, как стремительно беднеющие россияне встречают Новый год

Для большинства россиян Новый Год — не Новый Год без салата «Оливье», блюда, которое предвещает процветание. В этом году цены на продукты так взлетели, что эта традиция станет болезненным напоминанием о том, как быстро тает благосостояние россиян в условиях рецессии и западных санкций.

Салат из курицы, картофеля, горошка, моркови и майонеза — рецепт, придуманный бельгийским кулинаром в XIX веке и до продуктового дефицита советских времен содержавший более изысканные ингредиенты, такие, как рябчики и раковые шейки, — в этом году подорожал на 35%. Цены растут, как сообщает Федеральная служба государственной статистики, на фоне самого глубокого экономического спада за пятнадцать лет нахождения Путина у власти.

Спад продолжается уже около двух лет из-за санкций и падения нефтяных цен. Но эта новогодняя ночь, возможно, станет первой боле чем за десять лет, когда россияне почувствуют, как рецессия коснется их праздничного стола.

«Раньше можно было на Новый Год покупать драгоценности или дорогие духи, — говорит 65-летний Николай Скоморохов, в этом месяце вышедший на пенсию. — На этот раз обходимся минимумом. Тратимся в основном на празднование».

Скоморохов, приехавший на праздники из своего родного города Валдая в Москву навестить дочь и внуков, говорит, что обычный набор продуктов, который он покупает на праздник, стал на 30-40% дороже и теперь ему приходится сокращать расходы.

Рубль за год потерял около 20% по отношению к доллару, и это после 40-процентного падения в 2014 году; из-за этого подорожали импортные товары. Запрет импорта западных продуктов, введенный в ответ на экономические санкции Евросоюза, также подтолкнул цены вверх.

По официальным данным, инфляция в потребительском секторе в этом году составила около 12%, но новогодняя торговля показывает куда более высокий уровень.

Рост цены салата «Оливье», которую иногда неофициально используют как показатель стоимости жизни, поскольку рецепт включает несколько важнейших продуктов, демонстрирует положение на продуктовом рынке. Набор продуктов для типичного праздничного обеда на двоих, включающий овощи, колбасу, сыр, соленья и курицу, в этом году стоит 5790 рублей (80 долларов), на 28% больше, чем год назад.

«В этом году у россиян не особенно радостный праздник, потому что год был тяжелый, — говорит Марина Красильникова, исследователь из Левада-центра. — Из-за экономической ситуации в стране люди теряют уверенность в себе».

Розничные продажи в ноябре упали на 13% по сравнению с ноябрем прошлого года — это самое резкое падение с 2000 года, говорится в вышедшем на этой неделе отчете Министерства экономического развития. В последние годы, когда основанная на экспорте нефти экономика переживала стагнацию, ее поддерживали розничные продажи. Это закончилось.

В отличие от кризиса 2008–2009 годов, потребление продуктов сократилось так же резко, как и потребление промышленных товаров длительного пользования, говорится в отчете министерства. Там же сказано, что по мере роста цен россияне все больше экономят на еде.

Озабоченность экономикой была заметна во время ежегодной пресс-конференции Путина, когда журналисты из государственных СМИ, прежде не задававшие неудобных вопросов, принялись допрашивать президента о падении доходов и жизненных стандартов. Однако большинство россиян склонно обвинять в этом не Путина, чей рейтинг остается непотопляемым со времен аннексии Крыма в 2014 году, а правительство.

81-летняя Ираида Робкова говорит, что 2000-е были для нее, возможно, самыми спокойными и счастливыми годами в жизни, пока в прошлом году экономика не покатилась под уклон: «Мы могли говорить, что хотим, покупать, что хотим, путешествовать, где хотим, а цены были не так уж высоки».

Робкова, живущая в Москве, тратит как минимум 2500 рублей (35 долларов) в месяц на лекарства при том, что от государства получает на это всего 800 рублей (11 долларов). Она говорит, что не смогла бы позволить себе новогодний ужин, если бы не дочь и зять, которые помогают ей покупать продукты и другие товары.

Робкова обвиняет в экономических трудностях министров путинского правительства.

«Путин сделал великую вещь: он вернул нам Крым, — говорит она. — Но ему приходится тяжело. У него слабая команда».

Экономисты предупреждают, что снижение доходов и рост цен могут отбросить миллионы россиян за черту бедности.

Около 39% россиян сейчас говорят, что им не хватает денег на еду или на новую одежду, согласно недавнему опросу ВЦИОМа. В прошлом году таких было 22%. В телефонном опросе в середине декабря приняли участие около 1600 человек; статистическая погрешность — 3,5%.

Непростые времена настали даже для тех, кто оставил низкооплачиваемую работу в провинции и перебрался в Москву и другие большие города ради более высокой зарплаты.

47-летняя Ася Юсупова переехала в Москву из экономически депрессивного Дагестана, где она работала преподавателем искусства и получала в месяц 8200 рублей (114 долларов). Сейчас она 12 часов в день работает няней и живет у своих нанимателей в центре Москвы.

По ее мнению, официальный 12-процентный уровень инфляции не отражает действительность: «Все подорожало намного сильнее, может быть, даже вдвое».

Для нее рецессия означает не только отказ от каких-то лакомств вроде салата «Оливье», но и необходимость меньше тратить на самое основное.

«Мне приходится экономить на одежде, — говорит Юсупова. — Мне хотелось бы платить за внешкольные занятия для моих детей, но теперь я это себе не могу позволить».

Красильникова, исследователь из Левада-центра, говорит, что сейчас мало кто покупает вещи про запас, как это делали в прошлом декабре, когда рубль обрушился, — просто потому, что люди в значительной мере растратили свои сбережения.

«Только у трети россиян есть сбережения. И люди тратят их уже в течение полутора лет, — сказала Красильникова. — Люди все еще радуются празднику, но все меньше тех, кто чувствует, что новый год будет лучше уходящего».

Оригинал статьи: Наталья Васильева, «В России рецессия откусывает часть праздничного пирога», Associated Press, 29 декабря

util