3 January 2016, 14:56

Судебный порнотрафик. Кого и как преследуют за порнографию в России

«Медиазона» объясняет, почему по тяжкой статье 242 «распространение порнографии» дают условные сроки и почему эта статья стала популярна среди оперативников отдела «К»

Статья 242 — «Незаконное распространение порнографических материалов и предметов» — появилась в российском УК в 1996 году. Состоя из одной-единственной части, она предусматривала до двух лет лишения свободы за «незаконные изготовление в целях распространения или рекламирования» или только распространение «порнографических материалов или предметов».

В начале 2012 года формулировка была изменена на «Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов», а частей в статье стало три.

Первая часть повторяла старую редакцию и предусматривала наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет за «незаконные изготовление и распространение порнографических материалов или предметов». Вторая дала судьям возможность давать десять лет за распространение такого контента среди несовершеннолетних. Третья ввела отягчающую квалификацию для «незаконного» распространения порнографии — группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с извлечением дохода в крупном размере, то есть свыше 50 тысяч рублей, и с использованием средств массовой информации, в том числе интернета.

Преступления по статье 242 за исключением ее первой части подпадают под категорию тяжких, но большинство обвиняемых получают условные сроки.

В 2014 году по самой «популярной» третьей части этой статьи — с использованием СМИ, в том числе интернета — были осуждены 148 человек. Реальный срок получили пятеро из них, остальные остались на свободе: 126 человек приговорили к условному заключению, 14 — к штрафу, одного — к исправительным работам, еще один был амнистирован, а одному подсудимому удалось даже добиться оправдания.

Практику по части 3 статьи 242 УК, описанную в базе данных «Росправосудие», условно можно разделить на два больших блока. В первом уголовному преследованию подвергаются пользователи «ВКонтакте», добавившие ролики порнографического содержания в раздел «Мои видеозаписи» и не ограничившие доступ к своей странице.

Второй тип дел по части 3 статьи 242 УК касается пользователей, которые, скачав порнопродукцию с внутрисетевого P2P-файлообменника или торрент-трекера, не закрывают раздачу этих файлов, тем самым, по мнению следователя, участвуя в их распространении.

В обоих случаях работа оперативников сводится к нескольким кликам без использования специального программного обеспечения.

Дальнейшее развитие дела по статье 242 зависит от следователя и экспертов-искусствоведов, которые, ввиду отсутствия законодательно закрепленного понятия «порнография», соревнуются в изяществе формулировок.

После того, как экспертиза показала, что речь идет именно о порнографии, перед следователем встает еще одна задача, решить которую необходимо для развития уголовного дела в направлении обвинительного приговора, — доказать умысел на совершение распространения.

Что происходит потом и почему суд зачастую ограничивается условным приговором по тяжкой статье? Полностью статью Никиты Сологуба «242. Это наша с тобой порнография» читайте на «Медиазоне».

util