12 Января 2016, 19:00

Михаил Слободин: «Ничего хорошего и позитивного ждать в 2016 году не стоит»

Кадр из фильма

Гендиректор компании «ВымпелКом» и бывший вице-президент по газу и энергоснабжению ТНК-BP Михаил Слободин объясняет, что будет с нефтью в 2016 году

Второй год подряд получается, что в самом начале года ситуация на рынке нефти развивается таким драматическим образом, что не замечать этого невозможно. Мое нефтяное прошлое не отпускает и напоминает о себе, даже если я занимаюсь совершенно другой индустрией. Потому что все в нашей стране по-прежнему завязано на нефти и зависит от нее.

На самом деле, понимание динамики цен на нефть и факторов, ее определяющих, дает отличное представление о том, что происходит в мире, политике и глобальной экономике. И в России. И что будет происходить. Потому что нефть — это крупнейший рынок в мире и это по-настоящему глобальный рынок с более чем столетней историей.

Нефть — это рынок, где все зависят ото всех и все на всех влияют. Нефть — это глобальный рынок, динамика которого определяется макроэкономикой и определяет и макроэкономику, и политику многих крайне влиятельных и богатых государств.

Мой пост с анализом рынка нефти и прогнозом на будущее в январе 2015 года собрал больше 1 миллиона просмотров и более 15 тысяч репостов.

Прогноз сбывается

Прогноз, который был сделан в начале прошлого года, даже мне казался немного пессимистичным:

«Новые уровни цен, которые сложатся на гораздо более низком уровне, чем мы привыкли за последние годы, приведут к очень серьезным тектоническим изменениям, последствия которых мы сможем наблюдать только на среднесрочном горизонте.

Средняя цена в 100 долларов за баррель в ближайшие три года — это из области ненаучной фантастики.

$60 за баррель являются ближе к оптимистичному.

Я бы готовился к базовой цене на горизонте трех лет в районе $50.

На коротком горизонте — до полугода — цены могут упасть и ниже $40».

Итак, прогноз начала 2015 года оказался на удивление точным, что для прогнозов цен на нефть крайне редкая удача. К сожалению, он оказался точным, но немного оптимистичным.

Михаил Слободин.

Что будет в 2016 году

Общий итог — ничего хорошего и позитивного ждать в 2016 году не стоит.

Из плохого. Дисбаланс нефти в 2016 году в силу ее перепроизводства и недостатка спроса будет оставаться большим.

Это будет давить на цену, оставляя ее на низких уровнях в диапазоне $25–40.

Этот диапазон могут сдвинуть вверх до уровня $35–55 только реальные, а не декларативные действия членов ОПЕК — прежде всего, Саудовской Аравии и Ирана (они это должны делать только вместе или не будут делать вовсе) — по значимому сокращению добычи. И держать это сокращение им придется не на короткий срок, а на всю среднесрочную перспективу — до трех лет минимум. Но я бы на это в 2016 году сильно не рассчитывал.

Из хорошего. Уровень дисбаланса в виде избытка предложения на рынке снизится по сравнению с рекордным 2015 годом, но не настолько, чтобы изменить динамику рынка в 2016 году.

Это оставляет надежды на 2017 год в частичном восстановлении до уровня $50–60.

Но пока это скорее призрачные надежды с учетом ситуации в Китае и его влияния на динамику мировой экономики.

Критический фактор, который может ухудшить ценовую ситуацию на нефтяном рынке, — это ситуация, когда проблемы Китая окажутся гораздо серьезнее, чем даже те пессимистические ожидания, которые есть сейчас, и он начнет сваливаться в настоящий и плохо управляемый экономический штопор.

Критический фактор, который может подтолкнуть цены вверх, — это серьезный, переходящий в вооруженный конфликт на Ближнем Востоке, но вероятность этих событий, несмотря на риторику и эскалацию политической напряженности, невелика. Потери непосредственно для тех, кто в нее ввязывается, очень велики.

Надеюсь, что мой прогноз в этот раз будет слишком пессимистичным.



Полностью аналитическую статью Михаила Слободина «Нефть. Идеальный штром. Продолжение» читайте в его блоге.

util