18 Января 2016, 15:21

Никакого «Времени» не жалко. За сто минут Антон Орех понял, что отдохнули пропагандисты хорошо

Антон Орех включил послепраздничный Первый канал и чуть не побежал на последние деньги акции «Роснефти» покупать

Понимаешь, что праздники закончились, когда включаешь телевизор и видишь на нем полюбившихся национал-пропагандистов. Новый год федеральной аналитики начался, а мы начнем за ней следить «по алфавиту», то есть с Первого.

И сразу — сюрприз. Наше телевидение существует не для того, чтобы рассказывать о наших проблемах: у нас вся политика — внешняя. А тут вдруг, понимаешь, про рубль, который дешевеет, про нефть, которая тоже, мягко говоря... И слова с экрана звучат необычные: про экономику, которая закончила расти несколько лет назад, про нефтяную зависимость, про то, что лишь бум потребления толкал страну вперед.

Тут бы, конечно, ответить на невольно возникающие вопросы: почему не росла экономика, почему 15 лет на «игле» сидели? Но, чего доброго, народ и вправду призадумается, а передача не для этого предназначена.

Поэтому нас быстренько успокаивают, для начала сравнив с 1998 годом. Так в советские времена все мерили по 1913-му. В таком разрезе положение и вправду не кажется тяжелым, а в сравнении с 2008-м дела лучше в разы. В разы! Так и сказали. Теперь все у правительства под контролем, система устойчива, иностранные инвесторы наращивают инвестиции. И вообще самое время именно теперь покупать российские акции — такого шанса может уже не быть! Я, ей-богу, чуть не решился отдать последнее — вдруг и правда не будет больше шанса стать совладельцем «Роснефти» или «Сбербанка»?

Правда, Германа Грефа и его слова про «страну-дауншифтера» почему-то не показали. Наверное, потому что слово «дауншифтер» не каждому в целевой аудитории понятно. Это в принципе сложная задача — рассказать про экономику так, чтобы любому дураку понятно стало, и первые полчаса программы потонули в нагромождении терминов, процентов, чисел, иностранных названий и цитат аналитиков.

Но в конце концов — нащупали. Огорошили поначалу фразой, что во всем виноват юань. Но свалив все беды на переоцененный рынок нашего ближайшего друга, разъяснили, что ему самому огромные проблемы создала — слава богу, наконец-то! — Америка. С этого и надо было начинать, чтобы зрители почувствовали себя в своей тарелке и не блуждали мозгами среди непонятных слов.

Короче, в 2008 году стоял простой выбор: или спасать экономику мира за счет США, или США спасать за счет остального мира. И, разумеется, Штаты поступили как примерные паразиты. Но у них нашлись союзники — саудиты.

Тут для усиления тезиса и Леонтьев на мутном глазу вступил со своей однако-рубрикой. Сдобрив канву повествования цитатами из советских фильмов, среди которых превалировал «Старик Хоттабыч», Михаил пояснил, что в сентябре американские банки и всякие «мудисы» «прогнозировали» нефть по цене $20. И вот вам, нате — $20 не за горами. Так Штаты и манипулируют миром и экономикой. Но теперь они «прогнозируют» к концу года $50. Мне даже полегчало. Значит, манипуляторы закулисы сжалятся и дадут нам заработать. Мы ведь и бюджет по полтиннику за баррель верстали, верно?

Разобравшись с нефтяными хитросплетениями, принялись на Первом распутывать клубок европейского устройства. Обсудили эпохальное интервью Путина немецкой газете Bild про то, как 25 лет назад мы прошляпили национальные интересы, и теперь и НАТО расширилось, и Россию пытаются принизить — с обильными ссылками на Эгона Бара. Это вообще отдельная история и если есть желание, отсылаю вас к Андрею Илларионову — весьма занятно почитать.

И как славно к теме беседы с немецкими журналистами подверстались новогодние события в Кельне. Аналитики же отдыхали вместе с народом и не имели возможности рассказать о бесчинствах мигрантов по горячим следам. Ничего, 17 дней спустя получилось тоже горячевато. История и впрямь поганая и для немцев стыдная — тут ничего не попишешь, так что коллеги с Первого имели великолепный исходный материал. И вышла у них отличная страшилка — не хуже, чем у лучших образцов «киселевщины». Как страшно жить немцам и как опасно даже просто выходить на улицу. Как закончились на складах перцовые баллончики, раскупленные напуганными бюргерами. Как погрязшее в политкорректности общество вот-вот будет сожрано вандалами. И яркие примеры технологии массовых изнасилований на площади с картинками и жуткими рожами из разудалых видео самих насильников. Я даже звук почти убрал, чтобы мой ребенок не слышал. Представляю, какой шок у простых телезрителей был.

Это была несомненная кульминация программы. Дальше снова Путин и немецкий Bild — про то, как мы спасли 2,5 млн крымчан от националистов. Потом про «эффект разорвавшейся бомбы» — какие-то шесть новых аргументов Росавиации по сбитому «Боингу», которые якобы полностью разрушают доклад международной комиссии. Хотя какие именно шесть аргументов, я так и не уловил: с экрана бесконечно говорили только про двутавры, которые должны были найти, но не нашли голландские эксперты.

Почему наши эксперты при этом свой эксперимент проводили не на «Боинге», а на списанном Ил-86, нам так и не объяснили. И почему взрывали на земле, а не в полете, — тоже. Но это так, к слову.

К слову пришлась и следующая тема — вновь Путин и немецкое издание. Спросили про Асада, который убивает мирных граждан. И Путин ответил, что убивает Асад боевиков, а если попутно гибнут мирные, то виноваты те, кто пришли с оружием. Как славно! И чем же это отличается от Донбасса, над которым сбили «Боинг»? Где тоже гибнут мирные люди. И где тоже откуда-то появилась вооруженная масса и устроила мятеж против местной власти? В Донбассе виноваты не мятежники, а те, кто с ними борются, то есть власти. Но в Сирии Асад не виноват, а виноваты те, кто воюют с его властью. Как пишут в интернете, «Л — Логика».

Чтобы у телезрителя вопросов к этой вывернутой логике не возникало, ему сразу дают следующий сюжет — минут десять рассказывают про непростые отношения Ирана и Саудовской Аравии. Здесь нить повествования ускользнула от меня окончательно. Ребята, это мощно! Главная итоговая программа на главном канале России бесконечно рассказывает про Саудовскую Аравию и ее конфликт с Ираном.

К этому моменту заявленный в программе хронометраж «Воскресного Времени» иссяк, но на Аравию и Иран никакого «Времени» не жалко. А для Обамы и подавно.

Его последняя речь перед Конгрессом дала повод для сюжета, переполненного гиперсарказмом: медленно, вяло и нудно — такое у него обращение вышло. Простые американцы это фуфло даже не смотрят, у них веры Обаме нет. Он с трибуны голосит, мол Америка сильнее всех, рядом с ней никого не стояло, но даже собственные генералы ему хлопают сидя.

Тут бы и завершить уже передачу. Но напоследок нам зачем-то показали, как в снежных заносах встала вся страна. Не забыли даже про Оренбургскую трассу, где мерзли и даже гибли автомобилисты. Кусочек объективности под конец стоминутного обзора, когда утомленный мировыми кошмарами зритель наверняка уже просто отключился. Первый же канал показал, что отдохнули пропагандисты хорошо. Набрались сил и за работу принялись с огоньком.

util