20 Января 2016, 19:45

Александр Гольдфарб: «В закрытых материалах суда по делу Литвиненко есть улики против России»

21 января в 10 утра по Гринвичу британский судья Роберт Оуэн обнародует свое заключение по делу Александра Литвиненко, отравленного 1 ноября 2006 года в Лондоне. Друг погибшего Александр Гольдфарб рассказал Открытой России, каким может быть решение британского судьи и каковы могут быть его последствия для России

— Что представляет собой решение британского судьи, которое по сути, поставит определенную точку в убийстве Александра Литвиненко?

— Сегодня это решение судьи покажут адвокатам и Марине Литвиненко, а завтра его уже увидят все. Это, собственно, не решение, это отчет. Большой многостраничный отчет, в котором судья должен дать ответы на вопросы: каким образом произошло убийство, кто был в него вовлечен и почему оно произошло. То, есть судья должен назвать заказчиков, исполнителей, обстоятельства и мотивы преступления. И дать рекомендации правительству, потому что это судебное расследование было учреждено правительством Великобритании.

В феврале 2014 года Марина Литвиненко выиграла в апелляционном суде свой иск против правительства, и суд обязал правительство провести такое публичное разбирательство. Так что правительство вопреки своим пожеланиям было вынуждено назначить судебную комиссию и назначить судью Роберта Оуэна, который и проводил судебное следствие. Завтра будет известно не решение суда и не приговор, а будут обнародованы в судебном порядке установленные обстоятельства дела.

— Будут ли названы исполнители убийства?

— Судя по тому, что было заслушано на суде, нет никакого сомнения в том, что роль Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна в этом убийстве установлена. К этому выводу любой разумный человек придет на основании данных, собранных полицией: кто куда пришел, это все отмечено на видеокамерах, кто где оставил следы полония, на основании показаний свидетелей. Все известно до мельчайших подробностей: вот они приехали в Лондон, достали из кармана полоний и отравили Литвиненко там-то и тогда-то. Все это подробно обсуждалось в ходе слушаний в суде, и на сайте расследования представлены все шаги, передвижения, в чем они были одеты, куда зашли, откуда вышли, все учтено в серьезном криминалистическом расследовании. Это будет прописано в отчете, как это было бы сделано в любом суде, с той лишь разницей, что здесь Луговой и Ковтун не являются обвиняемыми и им не будет вынесен приговор, но их роль в совершении убийства, на мой взгляд, в суде была установлена однозначно.

— Будет ли в докладе судьи сказано, откуда взялся полоний?

— Эксперты, которые выступали в суде — как открытые, так и анонимные, чьи имена не были названы, а лица закрыты, — это люди, работающие в антитеррористических подразделениях и занимающиеся разного рода радиоактивными веществами, которые могут быть использованы в терактах. Они достаточно однозначно заявили, что этот полоний был произведен в Сарове (бывший Арзамас-16, там, где в свое время работал Андрей Сахаров) на предприятии «Авангард». Я удивлюсь, если об этом в докладе судьи не будет сказано.

Помимо этого в докладе будут упомянуты и, уверен, отвергнуты другие версии убийства. Суд рассматривал все версии, которые озвучивались в прессе: о том, что убийство могло быть делом рук Березовского, британских спецслужб, какой-то мафии или случайного отравления самого Литвиненко, то есть версия о несчастном случае. Все эти версии были отвергнуты за отсутствием каких либо подтверждающих доказательств.

— Говорилось ли в суде о заказчиках убийства?

— В суде очень серьезно исследовали вопрос о роли российского государства в этом убийстве.

На эту тему было представлено много улик, часть из них была в суде обнародована, другая часть остается нам неизвестной, потому что ее рассматривали в закрытом заседании. На мой взгляд, на основании тех улик, которые рассматривали в открытом заседании, роль российского государства устанавливается достаточно убедительно, но по совокупности косвенных данных. Так, обсуждалось, был ли мотив убивать Литвиненко у государственных структур, в частности у ФСБ, был ли мотив у каких-то высших чиновников. В суде обсуждалось несколько мотивов: личная неприязнь Путина к Литвиненко, который, как известно, обзывал его педофилом в прессе, и такая, знаете ли, «по понятиям» реакция — «за педофила ответишь!». Второе — это роль Литвиненко в разоблачении истории со взрывами домов, третье — близость Литвиненко к Березовскому.

— Обсуждалась ли «испанская версия» убийства?

— Да, конечно. Литвиненко, консультируя британские и испанские спецслужбы, общался с испанскими агентами и рассказывал им про деятельность тамбовской группировки в Петербурге. Он утверждал, что бандиты из Тамбовской группировки были связаны с представителями ближнего круга Путина тесными деловыми и дружескими связями, о чем мы недавно увидели подтверждение тому в обвинительном заключении, подготовленном испанской полицией. Истоки этого расследования восходят к визиту Литвиненко в Испанию в 2004–2006 годах, когда он туда ездил, работая с испанской спецслужбой. И есть этому свидетельства: расследование о русской мафии в Испании упоминалось на сайте Wikileaks, там было обнародовано несколько дипломатических телеграмм из Мадрида в Госдеп, в которых было рассказано, что американские дипломаты встречались с испанскими спецслужбами и те рассказали им о расследовании, которое они ведут, и о роли, которую в этом расследовании сыграл Литвиненко. Он объяснил, насколько тесно эти гангстеры связаны с путинским кругом и лично с Путиным.

Очень важно, что допрос Литвиненко в качестве официального свидетеля по «делу русской мафии» в Испании должен был состояться 8 ноября 2006 года, а 1 ноября он был отравлен. Отсюда есть версия, что одним весьма важным мотивом его убийства могло быть желание заказчиков предотвратить официальные показания Литвиненко в «испанском деле».

Есть еще один мотив, связанный с «испанским делом», — это так называемый документ по делу Виктора Иванова, нынешнего главы ФСКН. Литвиненко подрабатывал в частных компаниях, которые занимаются вопросами коммерческой безопасности. Одна такая компания заказала ему написать справку-«объективку» на Виктора Иванова. Речь шла о том, что одна крупная западная компания должна была совершить сделку, кажется, с «Аэрофлотом», где партнером с другой стороны выступал Виктор Иванов. Эта справка висит на сайте суда — в ней Литвиненко написал, что, согласно имеющейся у него информации, Иванов, когда работал в питерской мэрии вместе с Путиным, активно сотрудничал с тамбовской группировкой в крышевании порта, где шла в массовых количествах торговля наркотиками, которые уходили в Западную Европу. И, как было сказано в суде, сделка западной компании из-за справки Литвиненко сорвалась. А досье попало к Иванову, потому что Литвиненко показал его Луговому.

Какой мотив выберет судья в своем отчете? Выберет ли он какой-то один, или расположит их в порядке вероятности, или скажет, что по всем этим причинам у российского государства в лице его чиновников имелся мотив для убийства, этого мы пока не знаем. Узнаем завтра.

— Что может судья написать в отчете о Луговом, депутате Госдумы России?

— Луговой, судя по всему, был двойным агентом. Он с первой пресс-конференции говорил о том, что британские спецслужбы пытались его завербовать. И он знал о деятельности Литвиненко в Испании. Он рассказывал в 2007 году на «Эхе Москвы», что Литвиненко был причастен к аресту в Испании Шакро-младшего. Луговой это мог знать только от самого Литвиненко. Значит, тот делился с ним секретной информацией. Известно также, что Луговой должен был ехать вместе с Литвиненко в Мадрид на ту самую встречу с прокурором Испании. И это было установлено в суде. Поездку пришлось отменить из-за того, что Литвиненко попал в больницу.

Таким образом, получается, что Луговой был полностью в курсе испанских дел, а Литвиненко никогда бы ему об этом не рассказал без ведома своих кураторов, которые посылали его в Испанию. Разумный вывод — что Луговой согласился на вербовку и был двойным агентом. И вместо того, чтобы поехать в Испанию, решил отравить Литвиненко. Это подтверждает версию о том, что убийство было срочной операцией, московские кураторы «спалили» двойного агента.

— Почему в качестве орудия убийства был выбран полоний?

— Полоний невозможно достать частным лицам. Его могут достать лишь государственные органы, которые имеют к нему прямой доступ. По мнению экспертов-физиков, которые выступали в суде, полоний был выбран потому, что никто не думал, что его можно будет обнаружить. Когда Литвиненко лежал в больнице, его 23 дня обследовали и не могли найти никаких следов отравления, в том числе и радиоактивного отравления. У него были все симптомы лучевой болезни, но никаких следов радиоактивности вокруг него не было. Секрет заключался в том, что есть разные виды радиоактивности — гамма-излучение и альфа-излучение. И они устанавливаются разными приборами: прибор, который видит гамма-излучение, не видит альфа-излучения и наоборот. Так вот, в больнице, в полиции, в атомной промышленности, в «грязной бомбе» всюду имеет место гамма-излучение, и поэтому, когда Литвиненко проверяли на радиоактивность в больнице, они ничего не заметили. И только благодаря случайности — догадке одного хитрого профессора-врача — они решили отправить образцы мочи Литвиненко в последний день в атомный институт, и там обнаружили полоний специальными приборами. Тогда они привлекли полицию и с приборами прошлись по всем местам, где бывал Литвиненко с Луговым и Ковтуном, и обнаружили полониевый след. Общее мнение заключается в том, что полоний был использован исключительно как «идеальный яд», который не оставляет никаких следов и его невозможно обнаружить, если не знать, что именно искать.

— Известно что-нибудь о прямых доказательствах участия российского государства, которые есть в закрытых материалах дознания?

— Их нам не показывали, но судье показывали, поскольку у него есть допуск к секретным материалам и он проводил закрытые заседания, где давали показания секретные свидетели. Единственное, что мы знаем, — это то, что судья сказал в суде: «Я видел свидетельства роли российского государства в этом убийстве, иные свидетельства, нежели мы здесь обсуждали в открытом суде».

Кроме того, в газетах были «сливы» о том, что это могут быть за свидетельства; в частности, газета Daily Telegraph несколько месяцев назад писала, ссылаясь на источники в спецслужбах, что у англичан есть перехваты телефонных разговоров Лугового и Ковтуна с Москвой во время их пребывания в Лондоне — их вроде бы подслушали американцы.

— Кто отдал приказ на убийство Литвиненко? Об этом может стать известно завтра?

— Это сложный вопрос, потому что никаких доказательств этому быть не может. Все разговоры в суде и обсуждения вопроса, могло ли это убийство произойти без ведома Путина или нет, происходили в сослагательном наклонении. Выступали эксперты. Они высказывали свое мнение относительно того, кто мог дать приказ. Два эксперта в один голос говорили, что, если в этом убийстве замешано государство, то, по логике, оно не могло произойти без предварительного согласия Путина: Путин был лично знаком с Литвиненко, был довольно близко знаком с Березовским, и едва ли кто-то в государственных структурах мог решиться на такую операцию, не спросив у Путина.

Будет ли это обозначено в вердикте суда? У судьи есть право сказать «мы не знаем, кто отдал приказ, но все косвенные рассуждения указывают, что это не могло произойти без ведома Путина».

Этот доклад судьи завтра утром раздадут всем журналистам, которые придут в суд, распространят его среди членов британского парламента, и в дальнейшем депутаты будут задавать вопросы правительству, требуя от правительства какой-то реакции.

— Может ли британское правительство как-то влиять на отчет судьи?

— Какое-либо давление маловероятно, не говоря уже о том, что это последнее дело судьи Боуэна, он выходит на пенсию. Это его самое шумное и самое громкое дело. И, безусловно, его персональный интерес заключается в том, чтобы это дело осталось в истории. И оно, безусловно, останется как дело, где «комар носа не подточит» и никаких сомнений в объективности не может быть. Так что влияние извне на судью маловероятно. Тем более что есть механизм засекречивания — например, говорят: «Мы не можем ту или иную информацию обнародовать, потому что это государственная тайна». И судья, положим, с этим соглашается и говорит: «Давайте посмотрим эти документы в закрытом заседании, я учту это в написании своего отчета, и эту часть отчета мы замажем черной краской».

— Какими будут последствия этого судебного отчета?

— Это вопрос сложный. Как всегда в таких случаях, есть в кругах британской власти две «школы»: одна «школа» говорит, что надо что-то сделать с Россией, с Путиным что-то такое, «чтобы мало не показалось». А другие говорят: «Как же так? У нас есть интересы, эти интересы могут пострадать, Путин все-таки обладает большим влиянием как на экономику, так и на внешнюю политику». Вот, например, вчера в газетах был большой «слив», что люди из МИДа, которые занимаются российским направлением, умоляют канцелярию премьер-министра быть с Путиным помягче, потому что боятся, что сорвутся переговоры по Сирии, которые должны состояться на следующей неделе. И считается, что Путин имеет большое влияние на Асада и только он может убедить того уйти в отставку. Поэтому напрягать Путина в преддверии таких важных событий нецелесообразно, говорят дипломаты.

Но, с другой стороны, председатель Либеральной партии вчера выступил в парламенте с гневной речью и сказал: «Что же это у нас не осталось собственной гордости, как же мы можем дать возможность этим людям остаться безнаказанными после такого страшного убийства?» Марина Литвиненко, со своей стороны, будет требовать жестких мер, типа санкций каких-то. Видимо, будет выделена группа лиц, которая имела отношение к убийству. Британия теоретически может сделать очень много шагов. Правда, один важный чиновник уже сказал, что «войну мы из-за этого объявлять не будем». Я не думаю, что они, например, будут высылать российского посла, хотя кого-то могут выслать из российского посольства. Но могут, например, поднять вопрос об этом деле в Совете безопасности и попытаться получить резолюцию, которая призовет Россию выдать Лугового и Ковтуна. Или они могут пойти с этим делом в Гаагский международный суд. Вчера по телевидению выступал Браудер. Он сказал, что надо заморозить все банковские счета российских чиновников в английских банках и запретить им сюда приезжать. Вот и такое есть мнение.

util