21 January 2016, 09:00

The Daily Beast: «СПИД в России. Забытый кризис»

В Москве ситуация для больных СПИДом и носителей ВИЧ плоха, в провинции она безнадежна, считает московский корреспондент The Daily Beast Анна Немцова

Был хмурый зимний день, морозный, но бесснежный. Центральная площадь Нижнего Новгорода была тускло освещена. Светлане, 47-летней учительнице, этот угрюмый понедельник запомнится навсегда. Она услышала слова, прозвучавшие, как стук молотка, которым заколачивают крышку гроба. «У вас ВИЧ, — сказал врач, к которому она пришла на консультацию. — Теперь я ваш доктор на всю оставшуюся жизнь». Тон врача был ледяным.

Когда Светлана вышла из Областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом, ее лучший друг, ожидавший ее в машине, заметил, что ее лицо стало серым, глаза погасли. Она ушла в себя и с того дня ни с кем не обсуждала свои проблемы со здоровьем, не признаваясь в том, что ей поставлен диагноз.

«Я здорова, оставьте меня в покое», — сказала она друзьям.

Центр, где так испугали Светлану, — единственное на весь город с населением в 1,3 млн. человек государственное учреждение, где лечат пациентов со СПИДом и ВИЧ. Сайт центра не обновлялся с 2011 года. Там говорится, что в Нижнем Новгороде 8534 ВИЧ-позитивных жителя, но это неправда (в настоящее время сайт обновлен, на нем указано, что в Нижнем Новгороде и области зарегистрировано 17779 ВИЧ-инфицированных жителей. — Открытая Россия). На самом деле в прошлом году в центре было более 14 тысяч пациентов. Все больше становится женщин, заражающихся через половые контакты. В 2014 году в России отмечено 90 тысяч новых случаев заражения, это наиболее быстро распространяющаяся эпидемия ВИЧ/СПИД в Европе.

В прошлом году Нижний Новгород, город с быстро уменьшающимся населением, лишился мэра. Кремлевская партия «Единая Россия» наконец решила избавиться от главы города Олега Сорокина, известного масштабами коррупции, огромными виллами на Французской Ривьере и непрофессиональной работой. Грязь, разбитые тротуары, плохое уличное освещение и убогое медицинское обслуживание — теперь характерные приметы города с почти восьмисотлетней историей. Но никаких социальных протестов нет. Люди запуганы. И каким-то образом они смирились с деградацией своего города.

Еще больший страх парализовал людей с ВИЧ и СПИДом, которые, как Светлана, боятся пройти анализ крови или обратиться за лечением. Позитивный диагноз превращает их жизнь в ад.

По статье 122 Уголовного кодекса России люди, зараженные ВИЧ или СПИДом, могут попасть в тюрьму на три года за умышленное заражение других людей. И они скорее попадут за решетку, чем получат лечение. Зараженных не примет ни одна обычная больница, только специализированные центры; часто это мрачные и убогие места вроде того, в котором побывала Светлана. Теперь ей придется забыть о небольшой пластической операции, на которую она копила деньги. Ни один хирург в Нижнем Новгороде не согласится оперировать ВИЧ-инфицированную.

В Москве гражданское общество смелее. Гражданские активисты требуют от Кремля изменить законодательство и наказывать врачей, которые отказываются лечить ВИЧ-позитивных пациентов.

Московский журналист Антон Красовский сказал The Daily Beast: «Большинство российских врачей вселяют ужас в пациентов с ВИЧ или СПИДом. Диагноз часто произносят так, как будто они уже обречены». Но в то же время в России упрямо отказываются признать масштаб проблемы.


«В прошлом году мы добились революционного прорыва, — сказал Красовский. — Мы наконец услышали слова „эпидемия ВИЧ“ от высокопоставленного правительственного чиновника».

Недавно на заседании правительства Дмитрий Медведев признал существование растущей проблемы.

Тысячи россиян, в особенности наркозависимых, боятся стать униженными изгоями и из-за этого предпочитают просто не узнавать, что они заражены ВИЧ. Вместо того, чтобы получать правильное лечение, они продолжают распространять эпидемию.

Часто региональные центры по борьбе с ВИЧ/СПИД не предоставляют своим пациентам необходимых лекарств. «Это угрожает не только жизням пациентов, но и жизням здоровых людей», — признал Медведев.

Официально в России 986 657 жителей с ВИЧ/СПИД, но неофициально, как говорит Красовский, их до полутора миллионов.

Рак — тоже огромная проблема. Россия и Китай здесь мировые «лидеры», на сто тысяч населения приходится 122 с половиной случая заболевания раком. 2015 год останется в памяти как год, когда Россия узнала о множестве самоубийств онкологических больных — пожилых людей, решившихся уйти из жизни после месяцев непрекращающейся боли.

В некоторых обществах филантропы могут помочь там, где с этим не справляется государство. В России этого практически нет. Чаще состоятельные люди ведут себя так, как, например, депутат петербургского Законодательного собрания Виталий Милонов, на руке которого как-то заметили часы стоимостью больше десяти тысяч долларов.

В свое время Милонов прославился тем, что назвал гомосексуалов «больными» и пытался подать в российский суд на Леди Гагу и Мадонну. Стыдно ли депутату носить часы, которые стоят больше годового дохода среднего россиянина? «Я хочу плюнуть в лицо этим разоблачителям», — ответил депутат Милонов.

Но социальная борьба против эпидемии ВИЧ/СПИД имеет шансы набрать популярность. Цифры выглядят угрожающе: каждый год в России десятки тысяч новых случаев заражения, преимущественно среди граждан в возрасте от 20 до 50 лет.

В конце 2015 года Роспотребнадзор подтвердил: Россия столкнулась с ошеломляющей эпидемией ВИЧ/СПИД, разрастающейся в таких городах, как Нижний Новгород, на 30% быстрее, чем в 2014 году. Минздрав России предупредил: к 2020 году объем эпидемии может вырасти на 250%.

Красовский сказал, что Московский областной СПИД-центр, с которым он сотрудничает, сделает все, чтобы диагноз перестал быть клеймом, чтобы заставить государство изменить его подход к ВИЧ/СПИД. Благодаря усилиям ведущих врачей и гражданских активистов Московский областной центр смог расширить занимаемую им площадь более чем на 400 м². Но даже клиника площадью в 1000 м² слишком мала для 39 тысяч ВИЧ-инфицированных жителей Москвы и области.

«Наша цель — заставить Россию понять, что нет людей второго сорта, у всех равные права на достойное обращение», — сказал Красовский.

Оригинал статьи: Анна Немцова, «СПИД в России. Забытый кризис», The Daily Beast, 18 января

util