21 January 2016, 13:37

Курс доллара равен рейтингу Путина. Сколько должен стоить рубль, чтобы резервов хватило

Вадим Жартун, основатель и управляющий партнер консалтинговой компании Nova Team и автор блога «Корпорация гениев», объясняет, каким должен быть курс доллара к рублю при цене на нефть ниже $25 за баррель, чтобы Резервный фонд покрыл дефицит бюджета

12 января Медведев анонсировал секвестр бюджета на 10%. И месяца не прошло с 24 декабря 2015 года, когда глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров заявил, что править закон о федеральном бюджете не нужно — дескать, нормальный бюджет получился, гибкий, с необходимыми резервами, которые позволят выполнять все обязательства государства и дает возможность развиваться.

Ну да, а еще защищает зубы от кариеса и делает волосы мягкими и шелковистыми. Заметьте, это не обкуренный наркоман, не даун или старый маразматик говорил, а глава профильного комитета Госдумы. И рассказывал он нам это в тот момент, когда уже давно было понятно, что нефть не подорожает, а рассчитанный на высокие котировки бюджет — невыполним. Удивительное упорство.

Уже одно это многое говорит о тех, кто нами управляет. Рассказываем о твердости принятого решения и тут же его меняем. Объяснить такое противоречивое отношение к госбюджету — основному финансовому документу страны — могут четыре одинаково неприятные причины:

  • массовое сумасшествие наших депутатов и чиновников (интересная версия, но верится с трудом);
  • использование ими для своих прогнозов некорректных исходных данных (хотя всё есть в открытых источниках и доступно даже школьнику);
  • сознательное вредительство в пользу врагов Отечества (даже с учётом того, что у редкого депутата нет недвижимости, счетов и детей за границей, в заговоры я не верю);
  • они считают нас идиотами и беззастенчиво нам врут, стараясь удержаться у власти любыми средствами и растаскивая по кусочкам всё, что ещё осталось ценного в стране.

Выбирайте сами, какая вас больше устраивает. Кстати, грядущий секвестр бюджета на 10% — очередная бессмысленная дурилка и вот почему.

Секвестр якобы не должен затронуть пенсии и зарплаты бюджетников — все-таки социальных взрывов никому не хочется. А так как они составляют больше половины расходов бюджета, то сэкономить планируется всего около 700 млрд рублей.

Это совсем не много, особенно с учетом того, что только на спасение Внешэкономбанка, выдававшего кредиты на Олимпиаду, потребуется около 1 триллиона рублей. Собственно, на этом уже можно было бы и закончить разговор, но самое интересное впереди.

Бюджет и так сверстан с серьезным дефицитом — 2,36 трлн рублей, или 3% от ВВП. Нефть по $30 при курсе доллара в 75 рублей означает, что бюджет недосчитается ещё почти 1,8 трлн рублей, а Резервный фонд полностью закончится уже после 1 трлн.

Даже если ничего особенного не случится, то даже при текущем курсе возникнет непокрытый дефицит в 1,2 трлн. А ведь случится обязательно.

И банки начнут падать, и промышленности потребуется поддержка, и нефть продолжит движение вниз — сначала до $15 за барель и только потом обратно к $30. Хорошо, если ее средняя цена по году будет не ниже $25.

Тут, наверное, нужно сделать небольшое лирическое отступление: нефть по цене ниже $30 это не шок, ужас и «ой, как дешево», а абсолютно нормальное явление. В абсолютных ценах с 1916 до 1975 года нефть никогда не стоила больше $5 за баррель. Даже если пересчитать эту цену с учетом инфляции, то все равно нормальная цена лежит в промежутке от $20 до $30.

С учетом того, что сейчас одновременно происходит «сланцевая революция», бум «зеленой» энергетики и энергосбережения, открытие новых крупных месторождений, возвращение на мировой рынок Ирана и снятие США эмбарго на экспорт нефти, кратковременное падение цен ниже $20 очень вероятно.

Поведение игроков на рынке нефти чертовски напоминает распродажу: любые объемы, за любые деньги, лишь бы купили, пока еще есть спрос. Возникает ощущение, что все ждут в ближайшем будущем какого-то знакового события: создания сверхъемких аккумуляторов, успехов термоядерной энергетики, создания LENR-реакторов или принципиального удешевления добычи сланцевой нефти.

Если что-то из этого произойдет, то о нефти можно будет забыть в принципе. То есть бедуины в Саудовской Аравии будут продолжать ее немножко добывать по $4-5 за баррель, но из небоскребов им придется переселиться в палатки, а из «Мерседесов» пересесть обратно на верблюдов. Остальные по такой цене добывать ничего не смогут, да и не нужно будет.

Возвращаясь к дефициту бюджета. При среднегодовой цене нефти в $25 и текущем курсе непокрытый дефицит бюджета вырастет еще на 700 млрд. и вплотную подберётся к 2 трлн. рублей.

Покрыть его можно тремя способами:

  1. продать часть золотовалютных резервов;
  2. продать что-нибудь ненужное;
  3. уронить курс рубля.

Свободных и высоколиквидных резервов сейчас осталось около $14 млрд, то есть примерно на 1 трлн. рублей по текущему курсу.

Параллельно правительство пытается продать немножко госсобственности китайцам. Например, втюхать им 19,5% пакета «Роснефти» за 500 млрд рублей. Впрочем, история с «Силой Сибири» показала, что если среди китайцев и есть дураки, то к нам на переговоры их почему-то не посылают. Поэтому если нам что-то и удастся им продать, то только за бесценок.

Отсюда следует простой вывод: рубль продолжит падение. И если нефть пойдет к среднегодовой цене в $25 за баррель, то доллар должен будет стоить от 105 до 125 рублей.

Это подстегнет инфляцию, в результате чего пенсии и зарплаты бюджетников, которые «не затронет» секвестр, просто обесценятся.

А как же продекларированная забота о бюджетниках? А никак. Уже сейчас мы откатились по уровню благосостояния населения на показатели 2005–2006 года. Еще немного — и мы вернемся в те самые «лихие 90-е», которыми так любила пугать нас власть в последние годы.

И что мы делаем, чтобы этого избежать? Ничего. Никаких структурных преобразований в экономике не планируется. Никакие шаги по нормализации отношений с Западом и снятию санкций не делаются. Мы просто тупо тратим резервы и пытаемся распродать последние активы, чтобы еще немножко потянуть время. Эта заведомо проигрышная стратегия — единственное, чего мы продолжаем придерживаться, чего бы нам это ни стоило.

Мне пишут патриотически настроенные товарищи по поводу критики правительства: «коней на переправе не меняем!», «верим в нашу страну и знаем точно что у нас все будет прекрасно». Не устаю восхищаться этим сочетанием упорства и тупости.

Во-первых, фраза про коней принадлежит Аврааму Линкольну и была им произнесена по случаю выдвижения своей кандидатуры на второй президентский срок. Откуда у патриотов такая приверженность исконно американским ценностям и убеждениям — загадка.

Во-вторых, этот самый «конь» во время переправы уже утонул, и сейчас его труп тянет нас на дно. Так что тут уместнее другая поговорка, которую любили индейцы племени Дакота: «Если ты заметил, что скачешь на дохлой лошади, слезь с нее».

util