22 Января 2016, 14:34

Авиадиспетчер получил 12 лет колонии за разглашение информации из газеты

Краснодарский краевой суд приговорил бывшего авиадиспетчера сочинского аэропорта Петра Парпулова к 12 годам колонии строгого режима за госизмену

60-летний Петр Парпулов, бывший заместитель начальника службы обслуживания движения филиала «Аэронавигация юга», признан виновным в том, что в 2010 году он якобы передал жителю Грузии сведения, «составляющие государственную тайну, чем нанес ущерб интересам Российской Федерации».

Сам Парпулов вину не признал и в последнем слове за несколько часов до приговора просил о полном оправдании.

По словам Парпулова, сведения, которые обвинения называет гостайной, не могут быть засекречены, так как свидетельствуют о нарушении закона со стороны должностных лиц. Он заявил, что его судят за разглашение информации, опубликованной в интернете, в том числе — на сайте газеты «Красная звезда».

В госизмене Папулова обвинили через четыре года после его поездки в Грузию. Его уголовное дело стало одной из первых ласточек новой «шпиономании» 2014–2015 годов. В прошлом году только в Москве по статье 275 УК РФ («государственная измена») было арестовано больше 20 человек.

Как и в других подобных процессах, во время следствия и суда Петру Парпулову не дали изучить секретные документы, в разглашении которых его обвиняли. От него требовали признания вины в обмен на смягчение приговора, но он на это не согласился. На протяжении нескольких месяцев дело бывшего авидиспетчера слушалось в Краснодарском краевом суде в закрытом режиме. Адвокат дал подписку о неразглашении и прокомментировать процесс по существу не мог.

Прокурор просил приговорить Парпулова к 13 годам. Суд «ограничился» 12-летним сроком и годом ограничения свободы.

Согласно приговору, вина Парпулова подтверждается заключением военных экспертов, которые установили, что сведения, переданные обвиняемым, составляют государственную тайну. Осталось непонятным, какую тайну может составлять информация, опубликованная в газете "Красная звезда«.

Незадолго до приговора Петр написал из краснодарского СИЗО:

«Скоро должны будут судить меня, и я не знаю, сколько попросят, но раз я не признался, то думаю, что дадут много, как мне в свое время говорили. Признаться в том, чего я не делал, не могу. Совесть не позволит. И пусть я не увижу уже свою семью, но не сдамся. Тем более не могу признаться в том, за что одного человека наградили, а меня пытаются посадить.

Я слушаю, о чем говорится сейчас. И, знаете, если все это правда, то судить надо не меня, а тех людей, кто и правда нарушил закон. Если все, что мне вменяют, правда, то эти сведения даже засекречивать было нельзя, так как сведения о преступлениях должностных лиц не могут быть засекречены. А меня в разглашении таких сведений как раз и обвиняют. Я не могу сказать, в чем именно, но эти сведения есть и в интернете, и в учебниках, и в законах. Я даже сейчас вижу их по телевизору в камере почти каждый день. Настолько просто и дословно говорится об этом, что меня берет страх — за тех, кто увидит это в новостях и кого привлекут по этой статье после меня. Когда я говорю сейчас об этом, то меня, к сожалению, не слышат и заставляют замолчать.

Я, к сожалению, поверил России и начал ей гордиться, а она мной — нет. Мне бы очень хотелось, чтобы людей, которые окажутся здесь, стало меньше. Чувствую, что зря посвятил 40 лет работы своей Родине, которая оказалась мачехой. Мои предки пришли в Россию из Болгарии в конце XIX века, бросив там имение. Они верили, что Россия окажется сильной и гостеприимной страной, станет домом для всей семьи. Пригнав с собой отару овец, они поселились в станице Ханской Краснодарского края. Но иногда, просыпаясь и глядя на решетки, я не знаю, стоило ли им приходить сюда. Вряд ли в Болгарии вообще могло бы случится что-либо подобное. Вместе с овцами они привели на заклание себя».

util