27 Января 2016, 09:00

The Moscow Times: «Российский правящий режим должен модернизироваться, или его ждет коллапс»

Во время митинга в поддержку Рамзана Кадырова в Грозном, 21 января 2016 года.

Политолог Николай Петров — о неизбежных переменах в России в 2016 году в связи с изменившимися отношениями внутри правящей элиты и думскими выборами

В 2014–2015 годах российская внутренняя политика устремилась за пределы страны — сначала в Украину, потом в Сирию. В 2016 году российским властям придется отвлечься от установления нового мирового порядка и переключиться на наведение порядка у себя дома. Иначе они не выживут.

В последние два года Владимир Путин подтверждал свою легитимность с помощью экстраординарных мер — войны и мобилизации общественного мнения. Но легитимность такого рода снижает чувствительность общества, которому требуются все более частые и грандиозные «подвиги», чтобы получить сравнимый результат. Действия России в отношении Крыма, Новороссии, Сирии и Турции — недавние акции государства, рассчитанные на общественную реакцию.

Обычно легитимность получают, просто побеждая на честных выборах. Но национальному лидеру вроде Путина нужен мандат с более широкими полномочиями. Такая организованная легитимность несовместима с конкурентными выборами. Именно поэтому Кремль уничтожает прямые выборы мэров и превратил губернаторские выборы в предрешенное дело. Пытаясь избавиться от общественного интереса к выборам, Кремль также отстранил демократическую оппозицию от участия в выборах в 2015 году: власти боялись не того, что оппозиция наберет слишком много голосов, а того, что ее участие приведет к легитимизации критики правящего режима.

Электоральная легитимность растет снизу вверх, а «насильственную легитимность» спускают сверху вниз. Эти диаметрально противоположные модели столкнутся в 2016 году.

За последние два года существенно изменился баланс внутри правящей элиты. Войны за пределами России радикально увеличили влияние силовиков (так в России называют представителей власти, происходящих из правоохранительных органов и военно-промышленного комплекса). Но коллапс сырьевой модели российской экономики, западные санкции и вызванная этим переоценка активов тоже вызвали большой сдвиг в балансе власти внутри правящей элиты.

Что важнее всего, из-за тающей государственной казны более интенсивной стала внутренняя борьба кланов, где каждый бьется за место под солнцем. Проблема в том, что существующая система основана на постоянно увеличивающихся доходах, которых хватает всем.

Нет никакого работоспособного механизма разрешения конфликтов интересов и перераспределения собственности и доходов между соперничающими группами.

Каждая новая ситуация требует административного решения, и из-за этого все чаще конфликты внутри элиты становятся заметны обществу, как, например, острая конфронтация между руководителями ФСБ и чеченским лидером Рамзаном Кадыровым, у которого есть своя собственная силовая структура. Из-за таких столкновений система трещит по швам.

Основная цель борьбы — доступ к пострадавшему от кризиса бюджету и возможность выслужиться перед высшими руководителями. Поэтому досрочные парламентские выборы в сентябре пройдут на фоне усилившейся конкуренции внутри элиты.

Российская политическая система архаична. Она была создана в период, когда правители купались в нефтедолларах и попросту не было очевидной нужды в демократических институтах, сдержках и противовесах, независимом правосудии, сильном парламенте, федерализме, местном самоуправлении и так далее. Но, лишившись легких денег, режим не выживет без модернизации.

 Глава РЖД Олег Белозеров, председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг (слева направо на первом плане), глава АФК «Система» Владимир Евтушенков (на втором плане) перед началом встречи Владимира Путина и премьер-министра Индии Нарендра Моди с представителями деловых кругов России и Индии в Кремле, декабрь 2015 года.

Формальные институты, такие, как выборы, суды и прочее, уже давно слабы, но за последние два года принятый свод правил, определявший их работу и прежде неукоснительно соблюдавшийся, тоже был отброшен. Это же происходит и в российском бизнесе. Возьмем, к примеру, внезапный арест лояльного к Кремлю олигарха Владимира Евтушенкова. Не щадят и региональную элиту — только за прошедший год были арестованы два губернатора, в списке пострадавших есть и силовики. Старые правила и «понятия» больше не действуют, а новые, приходящие им на смену, никто не сформулировал.

На этом фоне в России в сентябре пройдут выборы в Госдуму и почти половину региональных парламентов.

Предыдущие парламентские выборы в декабре 2011 года разожгли массовые политические протесты, и с тех пор ситуация только ухудшилась. Властям все труднее обеспечить такие результаты выборов, какие им нужны. Денег все меньше, и Кремль чаще пользуется кнутом, чем пряником, наводя порядок ра региональных выборах. Жители страны почувствовали понижение жизненных стандартов, а о протестах 2011–2012 годов еще не забыли. Единственное, что облегчает жизнь властям, — это то, что им удается демонтировать систему независимого наблюдения за выборами.

Власти собираются на сентябрьских выборах применить стратегию, которую опробовали на региональных выборах 2014–2015 годов. Тактическую формулу можно сформулировать как «скорее манипуляция, чем фальсификация».

Когда, к примеру, власти испугались повторения политических протестов в связи с губернаторскими выборами в Иркутской области в 2015 году, Кремль сравнил возможную цену массовых протестов и избрания лояльного Кремлю, но коммунистического губернатора — и сделал выбор в пользу последнего варианта. Впервые с тех пор, как были восстановлены губернаторские выборы, действующий губернатор не смог переизбраться.

Думские выборы в сентябре пройдут по новой схеме: половину мест получат партии, а другую половину — индивидуальные кандидаты, как это и делали в России до 2007 года. Однако — вот один из примеров манипуляции — Кремль хитроумно установил причудливые границы избирательных округов, чтобы перемешать независимый протестно настроенный электорат крупных городов с лояльными и склонными к конформизму сельскими жителями. Из-за этого прогрессивным кандидатам будет еще труднее получить места в Думе.

Подготовка к думским выборам уже началась, и время от времени вспыхивающие конфликты между региональными губернаторами, прокремлевской партией «Единая Россия» и ОНФ, наводят на мысль о том, что внутри элиты идут оживленные торги. Кульминации они достигнут в мае, когда «Единая Россия» проведет свои так называемые «праймериз».

Дума, которую предстоит избрать в сентябре, будет заметно отличаться от действующей. На этот раз депутаты будут куда более независимыми, чем прежде, даже в том случае, если это будут действующие депутаты, избранные на новый срок. Им придется быть лояльными не только к Кремлю, но и к региональным элитам, бизнес-группам и избирателям. Президенту Путину будет намного труднее при таком парламенте поддерживать свою «легитимность сильной руки», если это вообще возможно.

Изменения, которые в этом году неизбежно произойдут, уже начались, но пока еще слишком рано предсказывать масштаб их последствий. На сегодняшний день представляется, что власти намерены подражать Китаю, то есть нормализовать отношения с Западом на международном фронте и либерализовать некоторые аспекты экономической политики, при этом сохраняя текущую ситуацию или даже закручивая гайки во внутренней политике. Однако нет смысла слишком серьезно относиться к планам Кремля, потому что в игру может вмешаться слишком много не контролируемых им факторов, а политическая система России слишком нестабильна, чтобы предсказывать, чем это кончится.

Оригинал статьи: Николай Петров, «Российский правящий режим должен модернизироваться, или его ждет коллапс», The Moscow Times, 22 января

util