1 Февраля 2016, 17:57

Foreign Affairs: «Россия и „Талибан“ вносят поправки. Новый союзник Москвы в Афганистане»

Аналитик, специалист по Южной Азии Джавид Ахмад — о зарождающемся тактическом союзе России с исламистским движением в Афганистане и связанных с этим опасностях

К «Талибану», когда-то бывшему парией, теперь пытаются найти подход несколько влиятельных региональных игроков. Даже Россия, исторический противник исламистского движения, недавно предложила ему делиться разведывательной информацией в борьбе против общего врага — «Исламского государства» (ИГИЛ). Спецпредставитель России по Афганистану Замир Кабулов недавно сказал: «Интересы „Талибана“ объективно совпадают с нашими». Кабулов, бывший офицер КГБ, который вел переговоры с лидерами «Талибана» в середине 1990-х, когда талибы захватили российский самолет и взяли в заложники семерых россиян, объяснил новое сотрудничество: «И афганские талибы, и пакистанские талибы сказали, что не признают Аль-Багдади халифом, не признают ИГИЛ. Это очень важно». Однако такой недальновидный выбор союзника создает критический риск для безопасности Афганистана и всего региона.

Россию давно беспокоит, что джихадисты из ее кавказских регионов и бывших советских республик присоединятся к боевым частям ИГИЛ в Сирии и Ираке, а потом вернутся домой с новыми навыками и новым оружием.

В частности, в Афганистане Россия рассматривает как угрозу местное отделение ИГИЛ, известное как «Исламское государство Хорасана» (Хорасан — старое название огромной территории, включавшей части Афганистана, Ирана и Центральной Азии, которое встречалось преимущественно в исламских религиозных текстах). Афганское отделение ИГИЛ состоит в основном из перебежчиков из афганского и пакистанского «Талибана». Недавно США признали его террористической организацией — через год после его создания в январе 2015 года. Таким образом Пентагон санкционировал атаки американских войск против ИГИЛ в Афганистане.

По информации ООН, в прошлом году афганское отделение ИГИЛ, конфликтуя с «Талибаном» и переманивая его последователей, утвердило свое присутствие в 25 из 34 провинций страны. На его сторону перешли многие старшие советники и бойцы «Талибана», что не удивительно, если учесть, что в ИГИЛ новобранцам платят в два-три раза больше. Недавно организация даже создала пропагандистскую радиостанцию «Голос Халифата», вещающую 90 минут в день на языках пушту и дари. Мало что известно о том, насколько организация сильна, откуда она получает материальную и финансовую поддержку, сколько в ней членов и в какой мере ее контролирует центральное руководство ИГИЛ. Однако, похоже, ее популярность растет. В декабре Джон Кэмпбелл, командующий международными силами в Афганистане, сказал, что у «Исламского государства Хорасана» от тысячи до трех тысяч бойцов, и если оно не встретит противодействия, его влияние будет увеличиваться. Джанан Мосазай, до прошлого месяца служивший послом Афганистана в Пакистане, утверждал, что бойцы ИГИЛ попадают в Афганистан через Пакистан.

Для Москвы существенно, что растет сила ИГИЛ вблизи ее собственных границ, особенно после того, как в конце прошлого года Россия начала военно-воздушную кампанию в поддержку Башара Асада — своего союзника в Сирии и объекта атак основного отделения ИГИЛ.

Присутствие такой группировки, привлекающей недовольных мусульман, близко к своей территории — недопустимо высокий риск. В России живут около 16 миллионов мусульман, в основном — на Северном Кавказе (так в статье. — Открытая Россия), большинство из них — сунниты. Примерно 5% российских мусульман, по некоторым оценкам, — салафиты и ваххабиты, то есть сторонники ультраконсервативных ветвей ислама, поддерживаемых ИГИЛ.

На Кавказе две группировки боевиков особенно раздражают российских лидеров. «Имарат Кавказ» тесно связан с сирийским «Фронтом ан-Нусра», который, в свою очередь, связан с «Аль-Каидой». А «Кавказская провинция Исламского государства» является ответвлением ИГИЛ. Поначалу Россия воспринимала распространение влияния ИГИЛ как удачный поворот событий, поскольку оно отвлекло внимание США от ситуации в Украине и перетянуло боевиков с Кавказа, но теперь это проблема. По оценкам российской разведки, около 2400 жителей российского Кавказа присоединилось к ИГИЛ. По другим оценкам, армия бойцов ИГИЛ из России и государств Центральной Азии насчитывает от пяти до семи тысяч. Если эти боевики побегут от российских бомбежек в более безопасные места, они, скорее всего, направятся на восток, чтобы вернуться домой. И их дорога будет пролегать через Афганистан.

В отличие от Ближнего Востока, где Россия заключила соглашения об обмене разведывательной информацией с Ираком, Ираном и Сирией, влияние и возможности Москвы в Афганистане ограничены. У нее попросту нет ничего подобного американской развитой сети разведки и наблюдения — как традиционной, так и высокотехнологичной. Этот недостаток ресурсов и заставил Россию искать необычного союзника в лице «Талибана», вместо того чтобы сотрудничать с афганским правительством, совместно действуя против ИГИЛ.

В последние несколько месяцев «Талибан» интенсифицировала атаки против афганских правительственных сил. Группировка временно захватила провинцию Кундуз, начала кровавое наступление в Гильменде, убила нескольких сотрудников афганских медиа и попыталась обложить данью афганские телекоммуникационные компании. Одновременно, в качестве предварительного условия для мирных переговоров, группировка потребовала от ООН отменены санкции против ее лидеров, разморозки их финансовых активов и возможности свободно передвигаться.

«Талибан» также проявил интерес к временному сотрудничеству с Россией, хотя некоторые из его лидеров поддерживают тесные связи с группами моджахедов, в свое время изгнавших из Афганистана советские войска. Интернет-издание The Daily Beast цитирует одного из лидеров «Талибана»: «Если мы можем разговаривать с Западом, что плохого в переговорах с русскими и северными соседями Афганистана?» Безусловно, «Талибан» видит в сотрудничестве с Россией путь к политической легитимности и подспорье в борьбе с ИГИЛ.

Информация о взаимодействии между Россией и «Талибаном», начавшемся, по некоторым сообщениям, в 2013 году, сохраняется в узком кругу, и остается неясным, с какой именно из фракций «Талибана» работает Россия, поскольку движение расколото на несколько враждующих группировок. Сейчас контакты России и «Талибана» осуществляются через тайные каналы связи в Таджикистане, разведслужбы которого являются клиентами России. Сообщают, что в обмен на помощь Россия снабжает «Талибан» оружием в больших количествах, но Москва отрицает эту информацию. В то же время «Талибан» сформировал и развернул подразделение спецназа численностью в тысячу человек, предназначенное для действий против ИГИЛ и предположительно экипированное Россией. Время покажет, будет ли Россия расширять поддержку «Талибана».

Хотя Кремль действует из соображений собственной безопасности, ее сотрудничество с повстанческой группировкой, стремящейся свергнуть афганское правительство, противоречит интересам Афганистана и создает риск для отношений между Москвой и Кабулом. Что более важно: ее сделки с «Талибаном» могут усилить повстанцев, действующих против правительства, что затруднит попытки справиться с радикализмом в регионе. В то же время бросается в глаза противоречивость подхода России к борьбе с ИГИЛ. С одной стороны, она снабжает важной информацией и, возможно, оружием «Талибан» — группировку, которую Москва долгое время считала террористической организацией. С другой же стороны, она продолжает поставлять оружие и военное оборудование правительству Афганистана для отражения атак экстремистских групп — таких, как ИГИЛ и «Талибан».

Не следует пренебрегать интересами безопасности России, но поддерживать одну экстремистскую группировку в борьбе против другой — еще больший риск.

В первую очередь афганцев, что понятно, беспокоит угроза для их собственной безопасности. Согласно недавнему исследованию Asia Foundation, около двух третей афганцев опасаются за себя лично. Простые афганцы не видят разницы между ИГИЛ и «Талибаном»: и те, и другие пользуются схожей тактикой и являются теми силами, из-за которых страна становится все менее безопасной.

Сейчас Россия и «Талибан» оказались тактическими союзниками в борьбе против ИГИЛ — угрозы, достаточно большой, чтобы затмить годы вражды между ними. Тем не менее у зарождающегося российско-талибского альянса будет немало шансов развалиться, что повлечет опасные для Афганистана последствия. Политика, продиктованная отчаянием, приводит к странным союзам, но нельзя при этом ставить на карту стабильность Афганистана и безопасность в регионе.

Оригинал статьи: Джавид Ахмад, «Россия и „Талибан“ вносят поправки. Новый союзник Москвы в Афганистане», Foreign Affairs, 31 января

util