2 Февраля 2016, 17:55

Первый отказ России исполнять решение ЕСПЧ выдавит ее из Совета Европы

Заключенный во время голосования на выборах в Госдуму РФ и Законодательное собрание Санкт-Петербурга в СИЗО №4.

Конституционный суд, скорее всего, скоро примет прецедентное решение — откажется выполнять решение Страсбурга. Алексей Глухов объясняет, при чем здесь ЮКОС и как новость скажется на простых россиянах

В Конституционный суд впервые поступило обращение с рекомендацией не исполнять решение Европейского суда по правам человека.

Автором этого обращения стал официальный представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека Георгий Матюшкин. Его заявление пока находится на стадии предварительного изучения. Речь идет о том, чтобы не исполнять постановление ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России», в котором Страсбург посчитал, что запрет участвовать в выборах россиянам, приговоренным к лишению свободы, не соответствует Конвенции о защите прав человека. Поэтому Россия, решил ЕСПЧ, должна не только компенсировать Анчугову и Гладкову моральный ущерб, но и отменить абсолютный запрет на участие в голосовании для тех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы.

Обратиться с таким запросом Матюшкину дало повод вступление в силу свежих поправок в закон о Конституционном суде России. Согласно этим поправкам, теперь КС по запросам органов власти может игнорировать постановления международных судов в отношении России, если они не соответсвуют национальному российскому законодательству.

Поправки в закон о КС, в свою очередь, позволило принять летнее постановление Конституционного суда, в котором он высказался за принятие законодательных изменений, дающих ему право делать конституционное токование о возможности или невозможности исполнения решений международных судов в России.

Почему все началось с Анчугова и Гладкова

Речь идет о возможности неисполнения решений не одного ЕСПЧ, а вообще всех международных судов, которые выносят решения против России. Но начать новую практику с решений именно Страсбургского суда власти подтолкнуло обязательство, установленное конвенцией, не только выплатить компенсацию конкретной жертве нарушения прав человека, но и внести серьезные законодательные изменения, которые должны будут дать ход новой правоприменительной практике — пустить заключенных на выборы.

К концу прошлого года на «усиленном контроле» Совета министров Совета Европы (этот орган отвечает за исполнение решений ЕСПЧ) находилось 1067 решений против России; на «стандартном контроле» — 451 решение. То есть в сумме Россия не исполнила 1529 решений Страсбурга.

По мнению многих, главная цель инициированой Матюшкиным процедуры — законодательно закрепить приятную возможность не исполнять решения судов по делу акционеров ЮКОСа. Позиция российских властей относительно этих решений была нервной и неоднозначной. Еще в декабре 2014 года министр юстиции Александр Коновалов утверждал, что Россия вынуждена принять решение ЕСПЧ по делу «ЮКОС против России»; а совсем вскоре после этого заместитель Коновалова Георгий Матюшкин заявил, что есть юридические основания не исполнять это решение.

Министр юстиции Александр Коновалов на открытии международных соревнований по академической гребле «Золотые весла Санкт-Петербурга».

Напомним: по решению ЕСПЧ власти России должны выплатить примерно 1,86 млрд евро бывшим акционерам нефтяной компании ЮКОС — как материальный ущерб от нарушения их прав собственности (эти права гарантированы статьей 1 протокола 1 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Очевидно, что если бы дело ЮКОСа пустили «паровозом», это бы слишком уж громкую критику как российских граждан, так и международных инстанций. Именно поэтому был выбрано дело «Анчугов и Гладков против России». Суть этого дела проста. Двое российских осужденных оспаривали в российских судах запрет заключенным голосовать на выборах (32-я статья Конституции).

На чем основано решение Страсбурга

Анчугов и Гладков основывали свои доводы на более раннем аналогичном решении, принятом ЕСПЧ против Великобритании, в результате дела «Херст против Британии», в котором Страсбург также признал нарушения прав человека.

Тогда, по поводу иска Херста, Европейский суд проанализировал практику других стран. Ограничений избирательных прав заключенных не было обнаружено в таких странах как

Албания, Азербайджан, Хорватия, Кипр, Чехия, Дания, Финляндия, Ирландия, Латвия, Литва, Молдова, Черногория, Сербия, Словения, Испания, Швеция, Швейцария, Македония и Украина. В таких странах как Австрия, Бельгия, Босния и Герцеговина, Франция, Германия, Греция, Италия, Люксембург, Мальта, Монако, Нидерланды, Польша, Португалия, Румыния, Сан-Марино, Словакия и Турция, право голосовать на выборах зависит от тяжести назначенного наказания и срока лишения свободы. Абсолютный же запрет на участие в голосовании для приговоренных к лишению свободы действует в Армении, Болгарии, Эстонии, Грузии, Венгрии, России и Британии, констатировал суд.

Что означает отказ исполнять решение ЕСПЧ для обычных людей

Изменение российского законодательства по требованию ЕСПЧ и наделение осужденных правом голосовать стало бы решительной мерой: речь идет о примерно 526 тысячах потенциальных участников выборов в стране (данные ФСИН на 1 января 2016 года). Всего же в России насчитывается около 111 миллионов избирателей. Так что заключенные составили бы менее 0,5% от общего числа имеющих право голоса. Но с учетом низкой явки на последних выборах они могли бы играть существенную роль в ходе голосования. Как показывает знакомая многим практика, заключенные в следственных изоляторах, не лишенные права голоса в России, как правило, отдают предпочтение не представителям партии власти при довольно высокой явке.

Вопрос об исполнении решения ЕСПЧ о предоставлении права голоса осужденных к лишению свободы в 2015 году ставился некоторыми общественниками, но их инициатива не стала предметом широкой дискуссии.

Вероятность того, что Конституционный суд удовлетворит запрос Георгия Матюшкина и примет решение о невозможности исполнить конкретное решение ЕСПЧ, — близка к 100%. Часть 3 статьи 32 Конституции гласит: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». По мнению представителей России, решение Страсбурга может быть исполнено только через внесение изменений в Конституцию. А раз речь идет о положениях второй главы Конституции (о правах и свободах), то это возможно лишь путем созыва конституционного совещания и всенародного референдума. Хотя общественники предлагали более простой вариант: вынести обсуждаемую проблему за пределы 32-й статьи, перенеся на бумаге колонии-поселения и колонии общего режима из «мест лишения свободы» в «места принудительного содержания».

Последствия удовлетворения запроса Матюшкина о неисполнении решения ЕСПЧ станут основанием считать, что Россия нарушила положение статьи 46 Европейской конвенции об обязательности исполнения решений Страсбурга. Решение КС, скорее всего, обяжет комитет Совета Европы попросить Европейский суд в ответ принять меры, в том числе приостановить членство России в Совете Европы. Ну а последствия выхода России из Совета Европы не сулят гражданам России ничего хорошего.

util