2 Февраля 2016, 21:47

Все больше людей, облеченных хоть какой-то властью, ведут себя как полевые командиры

Новости последних дней о физической жестокости коллекторов микрофинансовых организаций сигнализируют то ли о наступлении принципиально нового времени, то ли о возврате в 1930-е

Чудовищное событие в Ульяновске, где коллектор бросил «коктейль Молотова» в дом должников, на днях стало одной из главных новостей российских СМИ. В результате этой жестокой карательной акции двухлетний ребенок получил тяжелые ожоги. Это произошло из-за долгов. Отец мальчика взял кредит в 4 тысячи рублей на покупку лекарств, а вернуть должен был в несколько раз больше. Он не смог расплатиться с долгами в срок, и его семья была наказана.

Как часто бывает после резонансных жестоких преступлений, уголовное дело взяли на контроль первые лица российской правоохранительной системы, глава Совета федерации Валентина Матвиенко предложила приостановить деятельность коллекторских агентств, сам Владимир Путин пообещал разобраться с их работой.

Тема стала резонансной. Многие узнали о том, что коллекторские агентства в России прибегают к угрозам и насилию регулярно, и действия коллекторов сплошь и рядом выходят за рамки Уголовного кодекса.

Выбивая долги, они могут залить монтажной пеной замки на входных дверях — причем не только в квартире должников, но и их соседей по подъезду, да еще и посоветовать в дальнейшем «готовить огнетушители». Коллекторы могут организовать травлю человека в социальных сетях, поджигать оставленные в подъездах детские коляски и рисовать на квартирных дверях могильные кресты.

Российские коллекторские агенства и в докризисные времена не отличались собой корректностью в работе. Но сейчас, в условиях углубляющегося социально-экономического кризиса, граждане становятся все менее платежеспособными. Они попадают в отчаянные финансовые ситуации, берут кредиты под огромный процент в микрофинансовых организациях и очень часто не могут расплатиться в срок. Жертв у коллекторов все больше, но работать с должниками все тяжелее, и поведение коллекторов становится похожим на повадки то ли охотников за головами из голливудских фильмов про Дикий Запад, то ли «братков» из пресловутых «лихих 90-х».

Коллекторы воспринимают должников не как своих сограждан — пусть нерадивых, пусть финансово недисциплинированных, но все же людей, членов общества, — а именно как жертв, как объект для пыток, морального и физического террора.

И уже трудно понять, чего тут больше: желания любой ценой получить деньги при помощи угроз и насилия или удовлетворения от присвоения себе права быть источником угроз, права творить насилие.

Пострадавшие от действия коллекторов в Ульяновске

Есть сферы русской действительности, в которых насилие и жестокость концентрируются веками. Оттуда насилие и жестокость пока не получилось вытравить ни одной революции, ни одному просвещенному правителю-реформатору. Это полиция, в которой могут запытать человека по смерти. Это российская армия с ее неуставными отношениями. Это мрачная тюремная система, подавляющая любое недовольство заключенных ужасающими условиями содержания при помощи массовых экзекуций.

Но сейчас насилие и жестокость стали обычным явлением в абсолютно мирной, гражданской жизни. Потеря нравственных ориентиров огромным количеством людей приводит ко все большему количеству ужасающих инцидентов — то с участием охранников обычного магазина, которые буквально довели до смерти старушку, обвинив ее в краже масла, то с участием охранников торгового центра, напавших на девушку, собиравшую подписи за свое выдвижение в депутаты. Контролеры без всяких колебаний могут высадить ребенка из общественного транспорта за то, что у него не оказалось нескольких рублей на проезд.

Это все позорные истории последних двух лет. Какие-то из них, совсем уж дикие, становятся резонансными, влекут за собой тирады генерала Маркина из СК и показательные уголовные дела. Какие-то остаются фактически незамеченными.

Все больше людей, облеченных хоть какой-то властью, стремятся использовать ее так, словно они полевые командиры, хозяева донбасского города или, на худой конец, офицеры спецслужб.

«Путин величаво берет свое», — ликовали теле- и радиопропагандисты в 2014 году, во время вторжения в Крым.

Уже два года в качестве эталона правильного поведения преподносится неусыпный поиск врагов, безжалостность и способность вовремя надавить на слабого, пользоваться своей физической силой.

Да, государственная пропаганда прославляет свою собственную силу и бескомпромиссность. Но вряд ли стоит удивляться тому, что все больше жителей России под влиянием такой пропаганды тоже стремятся найти и покарать врага (желательно заведомо более слабого) и «величаво» взять все, что они считают своим.

util