8 Февраля 2016, 12:07

Кто не понял, тот поймет

Заигрывание Кремля с радикально настроенными маргиналами началось, конечно же, не вчера и не с Кадырова, который вот уже второй месяц проводит, развлекаясь с фильтрами инстаграма. То через «перископ» на Касьянова посмотрит, то попозирует с американской винтовкой AR-15.

Поначалу все происходило на куда более мелком уровне. Какие-то люди, как-то связанные с администрацией президента, зачем-то курировали разнообразных праворадикалов. Говорили, что это часть программы выстраивания управляемого национализма и подчинения себе уличных группировок, — мол, если не можешь побороть что-то, внедри туда агентов. Чем это кончилось, всем известно. Месяц назад была седьмая годовщина убийства Маркелова и Бабуровой. Это только один пример.

Илья Горячев (слева) перед оглашением приговора в Мосгорсуде.

Убийцы отправились в тюрьму, но Кремль и его креативные пиарщики не извлекли из случившегося никаких уроков. И даже наоборот — вывели поощрение на новую высоту. Если раньше власть сквозь пальцы смотрела на подпольные банды и потом могла оправдываться, что не замечала готовящихся убийств, то что она скажет теперь? Как можно, будучи президентом, не замечать грозящего натовской винтовкой главу целого региона? «Мы не следим за инстаграмом», — вяло оправдывается Песков. В это даже можно поверить. Только ленивый не заметил, как мало Владимира Путина в последние годы интересует внутренняя политика. Украина, Турция, Сирия — пожалуйста. Чечня? А это где?

Ради геополитических амбиций президента страна затянула пояса поверх футболок с «искандерами». И за чадом псевдопатриотического угара разглядеть на горизонте возможные политические убийства бывает действительно сложно. Но Кремль мог бы запомнить одно: радикалы всегда выходят из-под контроля. Будь то маскирующиеся за журналом неонацистские группировки или открытые угрозы в инстаграме.

Люди, которые видят, что им позволено больше других, очень скоро перестают различать черту. Но за ней — за этой чертой — уже не будет смысла размышлять об ошибках прошлого. Можно посмотреть опубликованные недавно кадры последних минут жизни Каддафи и представить себе, о чем он мог думать, истекая кровью посреди обезумевшей толпы. Перебирал ли он в голове все те моменты, когда можно было избрать другой путь? Возможно. Спасло ли его это? Все мы знаем ответ.

Жизнь невозможно повернуть назад, пела Алла Пугачева. Но можно учиться на ошибках — своих или чужих, кому как удобнее. И не допустить крови получается только тогда, когда она еще не пролита. А кто не понял этого, тот обязательно поймет. Но, возможно, будет уже слишком поздно.

Открытая Россия

util