10 Февраля 2016, 20:06

Тень смеха. Почему брошенный в Касьянова торт — это не смешно, а серьезно

Неизвестные люди кавказской внешности напали на лидера оппозиционной партии ПАРНАС Михаила Касьянова. Объясняем, почему это не повод для шуток

Инцидент произошел в одном из московских ресторанов: к политику подошли два человека и бросили в него торт. Нападавшие кричали, что Касьянов — «американский агент». Несколько кавказцев вели видеосъемку. Видеозапись происшествия была вскоре размещена на сайте прокремлевского медиа «Лайфньюз», чеченского телеканала «ГрозныйТВ» и на ютьюб-канале «Кавказская политика», но вечером 10 февраля с чеченских ресурсов ролик по неизвестным причинам исчез.

Участники нападения сумели беспрепятственно уйти с места происшествия. Позднее возле ресторана полицейскими были задержаны несколько человек, которые оказались сотрудниками МВД Чечни. Касьянов не опознал в них нападавших, но не исключено, что эти люди обеспечивали силовое прикрытие акционистов или участвовали в наружном наблюдении за Касьяновым. Как было на самом деле, мы не узнаем: вскоре московская полиция отпустила чеченских коллег.

При этом столичные правоохранители заявили, что не считают нападение на Касьянова уголовным преступлением и квалифицируют его лишь как административное правонарушение.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков традиционно не увидел ничего, что можно было бы поставить в вину Рамзану Кадырову: «Здесь не нужно кого-то отождествлять с руководством Чечни или с руководством других регионов России. Речь идет о хулиганской выходке, которая, конечно, подлежит осуждению».

У оппозиционера Касьянова иное мнение. «Я связываю нападение с моей политической деятельностью. Я думаю, что сегодняшнее нападение находится в прямой связи с тем, что Кадыров разместил угрозы в мой адрес и что я подал на него заявление в СКР и ФСБ», — заявил Касьянов прессе.

Сам чеченский лидер в свойственной ему манере иронизирует в социальных сетях, спрашивая у подписчиков: «опять я))))?!» — и публикуя фотографии популярного певца Николая Баскова, лицо которого тоже перемазали кремом во время одного из банкетов в Чечне.

Однако ситуация вовсе не смешная.

Конечно, метание тортов и других продуктов питания в чиновников — часть европейской протестной культуры. В странах ЕС из-за чего либо проштрафившиеся бюрократы вполне могут получить торт в лицо от леваков и антиглобалистов. В России в начале 2000-х этот протестный прием скопировали члены НБП, в то время находившиеся в жесткой оппозиции Кремлю.

Но нападение на Касьянова стоит в совершенно ином ряду.

И европейские активисты, и российские нацболы при помощи своего «продуктового терроризма» атаковали именно представителей власти, причем старались делать это максимально публично, во время каких-либо официальных выступлений объекта атаки. Исполнители этих акций никогда не стремились к анонимности — они действовали открыто, вполне осознанно шли на задержание полицией. Чиновники и государство, то есть сильная сторона, подвергались атаке заведомо более слабой стороной — протестующими, оппозицией.

В современной России этот метод вывернут наизнанку и используется лоялистами, радикальными сторонниками Кремля, наделенными «мандатом на буйство». Это началось еще в середине 2000-х, когда представители прокремлевских молодежных организаций регулярно обстреливали оппозиционных лидеров куриными яйцами и прочими пищевыми продуктами. Теперь данную тактику освоили и люди Кадырова. Нападение на Касьянова для кадыровцев — не первая выходка подобного рода: год назад они закидали яйцами главу правозащитной организации «Комитет против пыток» Игоря Каляпина, известного жесткой критикой чеченских властей.

Такие атаки на оппозиционеров, вроде бы не связанные с жестким насилием, являются частью травли и массированной кампании по запугиванию. Испорченный куриным яйцом пиджак стал далеко не самой большой потерей Каляпина — офис его организации в Грозном был полностью разгромлен молодчиками Кадырова. Касьянов неоднократно подвергался угрозам со стороны грозненского режима, среди которых было и видео со снайперским прицелом в инстаграме Кадырова.

Как отметил оппозиционный депутат Госдумы Дмитрий Гудков, «Бориса Немцова тоже когда-то совершали „смешные“ нападения, вроде брошенного на машину унитаза. И точно так же, как сейчас, вся прокремлевская желтая пресса заходилась восторгом. Пока не наступил февраль 2015 года». Также Гудков заявил, что нападение на Касьянова — «вполне осознанная политика дегуманизации оппозиции». «То есть над ее представителями можно издеваться, их можно унижать и смеяться над возмущением. А когда общество перестанет видеть за тортом человека — тогда его уже можно убить», — заметил Гудков.

Другой оппозиционер, один из лидеров «Партии прогресса» Леонид Волков пишет: «Нападение на Касьянова — одновременно и троллинг, и сигнал „мы за тобой следим“, то есть прямое продолжение угрозы с прицелом. Все серьезно».

Акция против Касьянова состоялась почти год спустя после убийства Бориса Немцова. За этот год так и не были арестованы ни реальные организаторы преступления, ни заказчики. На протяжении года после смерти Немцова Рамзан Кадыров фактически ежедневно убеждался в полной безнаказанности и абсолютной благожелательности со стороны Владимира Путина. Против Кадырова бессилен даже могущественный и надменный клан путинских федеральных силовиков, и многие оппозиционеры с горькой иронией уже говорят о правящем в России тандеме Путин-Кадыров.

В атмосфере полной безнаказанности Рамзан Кадыров и его окружение продолжают заниматься травлей оппозиции. Причем речь идет не только о провокациях в социальных сетях, но и о хорошо организованных операциях по выслеживанию неугодных политиков — а акция против Касьянова была хорошо организована.

Кстати, в середине 2000-х члены прокремлевских молодежных организаций параллельно с продуктовыми атаками прибегали и ко вполне реальным актам физического насилия против оппозиции: избивали противников Кремля бейсбольными битами, расстреливали их из травматических пистолетов. Кадыровцы готовы действовать также — сочетать акты публичного унижения и настоящий террор. И кадыровцы гораздо опаснее, чем обитатели нашистских палаток на Селигере.

util