12 Февраля 2016, 10:00

Как в ДНР охотятся на волонтеров и ученых


В начале февраля в Донецке сотрудники МГБ задержали известного религиоведа Игоря Козловского и главу гуманитарной миссии «Ответственные граждане» Марину Черенкову. К ним не пускают адвокатов, им не дают свиданий. Почему в ДНР зачищают тех, кто раньше считался неприкосновенным, разбиралась Зоя Светова


5 февраля на страничке организации «Ответственные граждане» «Вконтакте» появилось объявление:

"Дорогие друзья!

Деятельность организации приостановлена органами госбезопасности ДНР.

Мы приносим свои извинения всем, кому пообещали, но не смогли доставить помощь.

Мы приносим свои извинения своим партнерам за то, что на данный момент не можем выполнить свои обязательства перед ними.

Мы не знаем, когда сможем возобновить свою работу. Поэтому все обращения, которые приходят нам на горячую линию и по электронной почте, мы переадресуем другим гуманитарным организациям.

На сегодня прием пожертвований на указанные счета остановлен. Если вы хотите отозвать платеж, сделанный за последнюю неделю, свяжитесь с нами или сделайте это самостоятельно.

Мы надеемся, что сможем продолжить нашу работу и помогать мирным жителям.

Спасибо за вашу поддержку«.


Кто такие «Ответственные граждане»

Днем рождения организации «Ответственные граждане» ее сотрудники называют 10 июня 2014 года. Ее создали жители Донецка, которые приняли принципиальное решение не покидать город, когда в нем начались военные действия. Это разные люди по роду занятий; среди волонтеров есть шоумены, брокеры, журналисты. Возглавила организацию Марина Черенкова. По профессии она переводчик, до войны была заместителем губернатора Донецкой области, работала и депутатом областного совета. В организации — 25 постоянных членов, которые в последнее время работали уже не как волонтеры, а как сотрудники гуманитарной миссии, получающие зарплату. Финансировались «Ответственные граждане» за счет частных пожертвований, грантов и контрактов с международными организациями, которые считали миссию своим локальным партнером. Из соображений безопасности крупные международные организации не имеют права работать в зоне боевых действий, и «Ответственные граждане» доставляли гуманитарную помощь туда, куда они не могли попасть. В те районы, где разрушена инфраструктура, где не функционирует банковская система, а инвалиды и люди с хроническими болезнями не могли получать жизненно необходимые лекарства, оставшись без социальных выплат, волонтеры регулярно привозили лекарства: жителям достаточно было дозвониться на горячую линию. Приоритетная помощь оказывалась одиноким матерям и отцам, многодетным семьям, одиноким пенсионерам, семьям, оказавшимся в сложных ситуациях.

Задержание или арест?

Марину Черенкову в Донецке уважали многие, даже сепаратисты. Она умела находить c людьми общий язык, хотя, по словам ее друзей, искренне выражала свое мнение относительно ДНР.

Сотрудников организации неоднократно задерживали — и сепаратисты, и украинские военные, — но после долгих разговоров всегда отпускали.

То, что Марину Черенкову увезли из дома в министерстве госбезопасности ДНР, стало для ее коллег и друзей потрясением.

30 января, на следующий день после задержания, ей разрешили позвонить матери, и Марина сообщила, что она жива. Свидания с ней матери не дали, адвоката не допустили. Адвокату, который все же смог попасть на прием к министру госбезопасности, объяснили: «Уголовного дела нет, значит, адвокату в МГБ делать нечего».

В ДНР официально объявлено военное положение, органы госбезопасности имеют право задержать любого на 30 суток без объяснения причин. А потом либо отпустить, либо предъявить официальное обвинение.

Зачистка международных организаций началась в самопровозглашенной республике еще в конце прошлого года. Тогда была запрещена деятельность MSF (Medicin Sans Frontiere, «Врачи без границ» — всемирная организация со штаб-квартирой в Брюсселе), DRC (Danish Refigee Council, «Датский совет по делам беженцев»), Save the Children («Спасите детей», Великобритания). У них по-прежнему остались офисы в Донецке, но они могут работать только на подконтрольной украинскому правительству территории Донбасса.

Марина Черенкова

В ДНР остались работать «Международный комитет Красного Креста», миссия ООН и чешская организация «Люди в беде». Их ограничили в некоторых направлениях деятельности: «Красному Кресту» запретили сотрудничество с бюджетными учреждениями. Они также не могут поставлять помощь централизовано в больницы и приюты.

В ДНР любую международную организацию воспринимают как агента влияния или шпиона. В МГБ внимательно изучают сайты международных организаций, и если среди доноров найдут хотя бы один американский фонд, решат, организация под прикрытием гуманитарной деятельности "шпионит в пользу врагов".

Депортация волонтеров

После задержания Марины Черенковой сотрудники организации продолжали работать. 2 февраля, когда Евгений Шибалов вез гуманитарную помощь в район Донецкого аэропорта, Черенкова позвонила ему со своего мобильного.

"Она предупредила, что разговаривает по громкой связи и она не одна, — рассказывает Евгений. — Марина попросила, чтобы в МГБ приехали четыре человека: я, мой брат Дима, Энрике Менендес и Ольга Коссе. Сказала, что нужно дать пояснения о деятельности нашей организации. Мы понимали, что возможны два варианта: или мы все вместе оттуда выйдем, или мы там останемся. Через полчаса мы приехали туда. С нами общались четыре оперативных сотрудника. Они представлялись по именам, своих удостоверений не показывали, фамилий не называли. Судя по акценту, все, кто с нами говорил, — местные. Нас опрашивали в разных комнатах. Мы заранее договорились, что будем говорить правду, потому что нам скрывать нечего. Вот мы и рассказывали о деятельности нашей организации, все как есть. Никаких обвинений нам не предъявляли. То есть просто задавали вопросы и записывали ответы. Потом всех закрыли в одном кабинете, и несколько сотрудников вместе с моим братом ушли в наш офис. Офис опечатали, всех волонтеров разогнали по домам, не дали даже забрать личные вещи. Забрали весь наш транспорт. Через несколько часов мой брат Дима с сотрудниками вернулись из нашего офиса. Нас заставили подписать одинаковый текст о том, что мы уведомлены о принятом решении о выдворении нас с территории ДНР и о запрете въезда на территорию ДНР.

Причину выдворения не объяснили. Каждого из нас отвезли домой, дали на сборы 15 минут и разрешили забрать одну машину.

Ольге Коссе предложили выбор: уехать вместе с нами или остаться без возможности выезда из Донецка. Она решила остаться.

Как мы поняли, формальным основанием для нашего выдворения явилось то, что мы втроем зарегистрированы на подконтрольной Украине части Донецкой области, а у Ольги — регистрация в Донецке. Кстати, Марина тоже зарегистрирована в Донецке. Конечно, мы спрашивали, почему они не отпускают Марину. Нам ответили: ’’Если бы она обошлась без самодеятельности, уже ночевала бы дома’’«.

Кому выгодно?

5 февраля, отвечая на вопросы журналистов, глава ДНР Александр Захарченко заявил, что у него «масса вопросов к расследованию организации» и что он «попросил прокуратуру и МВД поставить это дело на контроль».

На сегодняшний день работа «Ответственных граждан» практически остановлена. Международные партнеры согласились еще некоторое время платить сотрудникам организации зарплату.

Волонтеры, выдворенные в Киев, собираются продолжать гуманитарную деятельность на Донбассе в сотрудничестве с международными коллегами, только пока непонятно, где и как они смогут работать.

Я спросила у Евгения Шибалова, с чем он связывает разгром организации.

"Есть несколько предположений, — отвечает он. — Первое — это часть общей кампании по вытеснению международных миссий. Некоторые из них уже запрещены и получили предписания покинуть территорию за 24 часа. Все они были нашими партнерами. Мы не исключаем, что местные спецслужбы, как говорится, ’’пошли по цепочке’’: выгнали сотрудников международной организации, зашли к ним в офис, стали проверять документы и нашли соглашение о сотрудничестве с нами.

Вторая версия — банальная зависть. Нам неоднократно выдвигали претензии, что мы слишком активны в публичном пространстве, нас все знают, включая международные организации, а с местными организациями, которые работают под протекторатом администрации ДНР, международные гуманитарные миссии не очень-то хотят сотрудничать.

Третья версия — это централизованная зачистка пространства перед выборами (выборы в местные органы власти должны состояться в ДНР в апреле 2016 года. — Открытая Россия). Эксперты, знакомые с ситуацией в ДНР, считают, что местная власть убирает всех, кто может публично повлиять на мнение местного населения. И тех, кто связывает Украину с жителями ’’сепаратистских’’ территорий«.

Призрак «восстания мусульман» на Донбассе

28 января дома задержали 60-летнего Игоря Козловского, человека в Донецке известного и уважаемого. Козловский возглавлял донецкое отделение Ассоциации религиеведов, руководил Международным центром христианско-мусульманского диалога и сотрудничества, преподавал в одном из донецких вузов.

Официальное обвинение Козловскому не предъявлено, но секретарь совета безопасности ДНР Александр Ходаковский заявил журналистам, что арест ученого «вызван тем, что он собирался поднять восстание мусульман Донбасса».

Один из сотрудников, проводивший обыск в квартире ученого, сказал его жене: Козловского задержали, потому что он «что-то неправильное писал в соцсетях». Страница Козловского на фейсбуке удалена.

Коллеги религиоведа говорят, что хотя он время от времени и комментировал ситуацию на Донбассе в украинских СМИ, он был достаточно аполитичен и сам считал себя неприкосновенным: он любил рассказывать, что и в советское время КГБ его не трогал, и сейчас МГБ им не интересуется.

Заместитель председателя специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг призвал немедленно освободить из плена Игоря Козловского и Марину Черенкову.

О заступничестве за Козловского, чье имя известно далеко за пределами Украины, в том числе в России, со стороны его российских коллег ничего не слышно.

Также неизвестно, является ли зачистка авторитетных и независимых людей в Донецке самодеятельностью местных властей или координируется из Москвы.

util