15 February 2016, 15:28

Вверх тормашками на Первом. Антон Орех обнаружил, что «Время» идет задом наперед

О главных новостях недели Ирада Зейналова почему-то рассказывает в самом конце программы, когда все уже отключились

Чем дольше следишь за пропагандистскими упражнениями федерального телевидения, тем больше понимаешь их логику. В рамках взятой на себя обязанности по конспектированию мозгопромывательской аналитики я вновь включил первую кнопку и узнал, что там «покажет „Время“».

Главный и неизменный прием: Россия — это не главное. Урок в школе не зря длится 45 минут — дальше внимание волей-неволей рассеивается. А аудитория — как ребенок. Про нашу страну нам начали рассказывать после сороковой минуты — в тот момент, когда мы уже притомились и готовы выключить «ящик» или переключить на что-то другое. О чем же рассказали на Первом во вторую очередь?

Ходы еще не вполне нащупаны. Если про Украину и Сирию ребята вещают, как по писаному, то едва речь заходит о положении дел дома, начинается то, что в просторечии именуют разножопицей. Но я стреляный воробей и помню, как это делалось в благостные времена застоя, которые телепропаганда и копирует: в нашей стране все в целом неплохо, но есть «отдельные недостатки».

Вот и теперь доложили, что программа переселения граждан из ветхого жилья в целом развивается успешно, но кое-где имеются досадные недоработки. Карелия и Забайкалье — с действительно вопиющими иллюстрациями. Нас тут же переносят в Кремль, где Путин на заседании дает распоряжение все исправить и наладить, а подчиненные министры кивают: мол, да, не извольте сомневаться, царь-батюшка. И публика верит, что все исправят, хотя в репортаже ей поведали, что врастающие в землю бараки стоят в таком виде десятилетиями, полтора из которых правит наш мудрец.

Но чтоб народ не затосковал, подкинули и позитива про успехи какой-то мебельной фабрики, чья продукция может устоять даже перед детьми, которые, как известно, любят чего-нибудь погрызть. Еще завод «Камаз» поздравили — опять-таки лично с Путиным. Сравнили современную продукцию с той, которая сошла с конвейера 40 лет назад.

И правильно — не стоим ведь на месте, лучше делать-то стали, чем в 1976 году!

Подкрепили положительный тренд интервью в Улюкаевым, который пообещал извлечь дополнительные доходы для бюджета. Обещал мудрено и не спеша, но про алкоголь, который в очередной раз спасет казну, я понял. А нефть они в бюджете на всякий случай и по $25 учли, хотя Улюкаев почему-то уверен, что она будет по 40 баксов. Что ж, Путин, помнится, был уверен, что если опустится ниже $80, то мировая экономика рухнет. Много кто и во что там верил...

Когда программа уже заканчивалась, по традиции перебрав хронометраж, Ирада Зейналова удивила. Говорит: а теперь новость, которую в России обсуждали больше всего. Почему новость, которую больше всего обсуждали, оказалась в самом хвосте, зрителям не пояснили.

Что называется, скажите спасибо, что про московскую «ночь длинных ковшей» рассказали вообще.

Разумеется, действия власти полностью поддержали. Про криминал, коррупцию и антисанитарию в этих торговых точках заявили не раз. Про «рудименты» девяностых — само собой. Про красоту столицы — всенепременно. Для весомости отыскали единственного, судя по всему, предпринимателя, который даже казался довольным тем, что его кафе и заправку сравняли с землей. И еще парочку бизнесменов, которые не отчаялись.

Но эти радостные «синхроны», говоря телеязыком, и авторский текст вступали в противоречие с картинкой с мест. На экране сносили павильон, а люди умоляли подождать хоть тридцать секунд, чтобы они вынесли вещи. А бизнесмен, который по сценарию готов вести дело на новом месте, в камеру говорил, что вы нам только не мешайте.

«Ларьки» были в самом конце, а в предпоследнюю очередь рассказали про встречу патриарха Кирилла с папой римским Франциском. Вообще-то, в любой нормальной программе на нормальном канале с этого надо было начинать: такое событие происходит не то что не каждую неделю, а даже не каждое тысячелетие. Впрочем, про встречу глав церквей доложили красиво, придраться не к чему: мир, дружба, братская любовь всех христиан. И вроде как папа даже больше реверансов сделал в нашу сторону, чем мы в его.

Но это все же странная логика: говорить о главном в конце, про Россию — в середине, а начинать с чего угодно еще.

А про что были первые сорок минут аналитики, вы и сами понимаете: Сирия, коварная Турция, НАТО и вконец оборзевшая Америка. И все это в декорациях конференции в Мюнхене. Показали даже боевитого Медведева, вещавшего с трибуны, но лишь в качестве перебивок, а центральной частью огромного репортажа была речь Путина — девятилетней давности. Та самая знаменитая «Мюнхенская речь» 2007 года, которая повернула нашу избушка к Западу задом окончательно и, судя по всему, бесповоротно. Все, что Путин тогда сказал, все сбылось! А если бы Россию слушали почаще да получше, то не было бы теперь возврата фактически к временам «холодной войны».

Показали, как потеет в бессильной злобе Порошенко. Намекнули, что европейцы задумываются о том, как уйти с «орбиты Вашингтона», а западные деловые круги нетерпеливо ждут отмены санкций.

Чтобы не сбавлять темпа, достали какие-то секретные документы НАТО, неведомо как попавшие на Первый канал. По документам выходило, что в НАТО пишут сценарий нашего нападения на Прибалтику, которая нам вовсе не нужна, да еще на ВВС показывают фильм дурацкий, по тому же сценарию состряпанный.

И, разумеется, об успехах в Сирии — с использованием слова «залет» к вопросу о том, чьи же самолеты бомбили Алеппо. Оказывается, «залет», во всех смыслах, совершили американцы.

А потом случилось то, чего лично я ждал давно: когда же с большого экрана нам расскажут, какие северные корейцы — молодцы.

Ожидания, впрочем, оправдались не вполне, но лиха беда начало. Да, Пхеньян дурит, но почему? Да потому, что «хулиганство Пхеньяна не от хорошей жизни»: насмотревшись на выкрутасы Вашингтона, он защищается, как может. До нашего сведения довели, что Ким Чен Ын хоть и не прав, но Америка и тут выгоду извлекла, чтобы вооружить до зубов Сеул, поставить там ПРО, как в Европе, и угрожать Китаю и нам.

Вот так, вверх тормашками, картину недели отражает это кривоватое зеркало. В следующий раз поставлю на запись и начну просмотр с конца.

util