17 February 2016, 19:46

Vox: Как российские бомбардировки меняют ход войны в Сирии. Три карты

Корреспондент Vox Зак Бошан на трех географических картах показывает, как меняется военная ситуация в Сирии, и объясняет, почему война далека от окончания и даже от перемирия

В понедельник Россия, очевидно, разбомбила три сирийских больницы и школу. Россия отрицает это и обвиняет США, но американская авиация не летает в северо-западные районы Сирии, где произошли бомбардировки. Там нет боевиков ИГИЛ, а это единственная цель американских авиаударов.

Россия, напротив, бомбит территории, удерживаемые сирийскими повстанцами, и в последнее время ее удары набирают силу. Ее цель — помочь сирийскому режиму, который до недавнего времени был в неустойчивом положении, захватить больше территории перед запланированным прекращением огня (хотя далеко не факт, что прекращение огня когда-нибудь осуществится).

Эти бомбардировки и причиняемая ими гуманитарная катастрофа говорят о возросшей наступательной активности России в Сирии и эффекте, который она оказывает на развитие событий. До определенной степени российский план сработал. Силы Башара Асада переломили ход войны и в некоторых районах даже захватили территории. Но их приобретения весьма ограничены, а местное население дорого за них расплачивается.

1. Российские авиаудары учащаются

По данным наблюдателей сирийского конфликта, с самого начала российских бомбардировок в сентябре прошлого года происходит их эскалация, которая особенно усилилась в последние несколько недель. «Российская военно-воздушная кампания расширилась как по количеству ударов, так и в территориальном отношении», — сказал старший аналитик Levantine Group и специалист по Сирии Майкл Хоровиц.

Фокус российских атак, как видно на карте, находится на северо-западе Сирии, преимущественно в окрестностях города Алеппо и в провинции Идлиб.

Российские авиаудары в Сирии 29 января — 7 февраля 2016 года

Это районы, где сирийские повстанцы, а так же связанный с «Аль-Каидой» «Джабхат ан-Нусра» воюют с силами Башара Асада. Бомбардировкам также подвергаются позиции повстанцев на юге, в районе Дераа. Некоторые удары направлены и против ИГИЛ.

«По сообщениям наблюдателей, крупные операции против ИГИЛ проводятся на севере провинции Алеппо, на юге Сирии и на востоке Алеппо», — пишет Хоровиц.

Нет никаких признаков ослабления этих авиаударов, несмотря на планируемое соглашение о прекращении огня, которое должно вступить в силу на этой неделе. Премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал в интервью Time, что его страна не собирается в обозримом будущем прекращать бомбардировки. «Я думаю, это все прекратится, когда настанет мир», — сказал Медведев.

Основной удар приходится, конечно же, по гражданскому населению — Россия не особенно старается избежать побочного ущерба. Три разбомбленные в понедельник больницы вписываются в целый ряд атак России и ее союзников на медицинские центры. «Авиаудары в понедельник стали продолжением серии атак на медицинские учреждения и их сотрудников. В этом году таких атак было уже четырнадцать», — написали корреспонденты The Guardian Мэтью Уивер и Карим Шахин. Удары по больницам «разбили надежды на то, что мюнхенская договоренность о «прекращении военных действий» может вступить в силу на этой неделе«.

2. Россия помогает Асаду отвоевать территорию, и это приносит успех

Российский натиск существенно меняет положение на поле боя. Анимированная карта показывает территориальные приобретения Асада в районе Алеппо, крупнейшего города Сирии, в течении первой недели февраля. Правительственные силы (контролируемые ими районы отмечены светло-коричневым цветом) явно отбивают территории у повстанцев (зеленый цвет). ИГИЛ (черный цвет) также несет территориальные потери, а курды (желтый цвет) извлекают выгоду из слабости других сторон и расширяют свою территорию.

Алеппо — крупная база повстанцев с 2012 года, когда по-настоящему разгорелась гражданская война в Сирии. В конце сентября 2015 года силы Асада предприняли согласованную попытку взять город. Карта показывает, чего они добились: в декабре существенно продвинулись в окрестностях города, а 5 февраля в основном окружили его.

Силы Асада, истощенные и испытывающие серьезные проблемы с пополнением, оказались неспособны справиться с этой ситуацией своими силами. Российские бомбардировки и развертывание иранских войск оказались жизненно необходимы для наступления Асада на Алеппо, а также для подобного наступления на юге Сирии, в районе Дераа.

«Операции в провинции Алеппо зависели от интенсивной военной поддержки российской авиации и иранских наземных частей, — пишет Кристофер Козак, аналитик Институт военных исследований (Institute for the Study of War). — Россия сконцентрировала значительную часть своей военно-воздушной кампании против оппозиции на позициях и линиях снабжения в провинции Алеппо. В то же время, по данным американских официальных источников, в октябре в провинции Алеппо действовали около двух тысяч боевиков „Хезболлы“, афганских сил и иракской шиитской милиции под командованием генерала иранского Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани».

В результате наступления Алеппо оказался в основном окруженным: от трехсот до четырехсот тысяч сирийцев в удерживаемых повстанцами районах города могут получить пищу и лекарства только в том случае, если позволит Асад. Десятки тысяч уже бежали из города, обостряя и без того глубокий миграционный кризис. Стратегически это продвижение существенно усилило позицию Асада. Осенью прошлого года казалось, что все идет к его поражению, но сейчас он берет верх в военных действиях, и это дает ему больше рычагов в любых переговорах о будущем Сирии.

«Российское подкрепление полностью изменило соотношение сил», — сказал на слушаниях в американском Сенате сказал глава Разведывательного управления Министерства обороны генерал-лейтенант Винсент Р. Стюарт, как сообщает The Washington Post. По словам Стюарта, Асад "в куда более сильной переговорной позиции, чем он был всего шесть месяцев назад. <...> Сейчас он больше, чем полгода или год назад, похож на игрока, который останется на сцене надолго«.

3. Несмотря на все это, Сирия остается в безвыходном положении

Хотя продвижение Асада при поддержке России вполне реально, он далек от полной военной победы во всей Сирии. Положение страны по-прежнему безнадежно и безвыходно. Третья карта, составленная Хоровицем и Levantine Group иллюстрирует этот факт. Бледно-красным цветом выделена территория, которую Асад контролировал к началу января. Его территориальные приобретения показаны ярко-красным. Я утверждаю, что они есть, хотя вам, чтобы разглядеть их, придется напрячь глаза: это маленькие участки в окрестностях Латакии, Алеппо и Дераа.

«Районы, захваченные режимом, трудно разглядеть на этой мелкомасштабной карте», — сказал мне Хоровиц. Хотя повстанцы теряют некоторые территории, в том числе в стратегически важных городских районах, то, что вы видите, совсем не похоже на кардинальные изменения. Россия и Иран не в состоянии исправить фундаментальную слабость Асада, которая не дает ему победить. Даже в Алеппо, на наиболее важном стратегически фронте, где Асад добился территориальных приобретений, совершенно не очевидно, что он сможет продолжить недавнее продвижение и наконец взять город.

«Силы Асада остаются чрезмерно растянутыми территориально, и непонятно, хватит ли у режима ресурсов, чтобы поддерживать активность на многих фронтах одновременно, не говоря уже о том, что он втянулся в длительную осаду Алеппо и попытки взять город, — написал в своем февральском отчете политолог, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям Жюльен Барнс-Дейси. — Повстанцы даже в условиях осады меньше всего похожи на тех, кто готов сдаться, они понимают стратегическое значение города».

Поэтому правильнее всего рассматривать нынешние успехи Асада в Алеппо и других районах как проявление нестабильного характера сирийской войны, где инициатива и территории то и дело переходят от одной стороны к другой.

Эта переменчивость отражает фундаментальную слабость всех сторон. У Асада проблемы с пополнением живой силой, повстанцы глубоко разобщены, а ИГИЛ находится во враждебных отношениях со всеми без исключения сильными игроками на Ближнем Востоке. Ни одна сторона не сильна настолько, чтобы сокрушить другие силовым путем, поэтому все приобретения и завоевания кратковременны. Более того, как Асада, так и не связанных с ИГИЛ повстанцев поддерживают силы извне, и они готовы усиливать поддержку, когда их подопечные начинают проигрывать.

Из-за эффекта смертельных качелей, когда Асад и повстанцы продолжают захватывать территории друг у друга, но никто не возьмет верх окончательно, прийти к мирному соглашению становится только труднее: в любой момент кажется, что какая-то из сторон — или режим, или повстанцы — побеждает на поле боя. Кто бы ни оказался в выгодном положении, у него нет стимула для соглашения.

И пока продолжается война, злодеяния вроде удара по больницам и школе в понедельник неизбежно будут повторяться снова и снова.

Оригинал статьи: Зак Бошан, «Как российские бомбардировки меняют ход войны в Сирии. Три географические карты», Vox, 16 февраля

util