19 Февраля 2016, 14:06

The Daily Beast: «Как ИГИЛ мстит России»

Корреспондент The Daily Beast Анна Немцова — об активизации ИГИЛ на российском Северном Кавказе, который самопровозглашенное государство рассматривает как свою провинцию

Утро. Вооруженные полицейские в форме патрулируют каждый квартал в центре Черкесска, столицы Карачаево-Черкесии — одной из шести республик российского Северного Кавказа. Время от времени им приходится обходить кучи мусора на немощеных тропинках и глубокие лужи на разбитой дороге, в которых отражается небо.

Местная полиция и федеральные антитеррористические спецподразделения несут усиленную службу во всем регионе, с тех пор как связанные с ИГИЛ террористические группировки стали атаковать федеральные автодороги, убивать чиновников и туристов. Они берут на себя ответственность за все эти преступления.

Северный Кавказ с населением в 9,7 млн человек мог бы быть знаменит своими великолепными пейзажами, покрытыми снегом вершинами гор и курортами, построенными у минеральных источников. Но вместо этого он известен политической неустойчивостью, а недавно стал одним из фокусов активности так называемого «Исламского государства», которое не только вербует сторонников среди местного населения, но и карает Россию за то, что происходит на полях сражений в далекой Сирии.

Взамен окружающей нищеты и безработицы ИГИЛ предлагает кавказской молодежи то, что кажется романтичной, полной приключений, хотя и короткой жизнью.

Пожилая женщина в домашних тапочках и зеленых носках подметает улицу перед старой мечетью у городского канала. Она просит не фотографировать «грязь и нищету» в ее городе. «Такой стыд», — говорит она.

В прошлом году казалось, что российские власти начинают брать верх в войне с террором. Количество террористических атак сократилось почти вдвое: с 525 в 2014 году до 258 в 2015-м. Но в июне 2015 года Абу Мухаммад аль-Аднани, один из лидеров «Исламского государства», провозгласил новый «вилаят Кавказ», то есть Кавказскую провинцию, и снова начались убийства и самоподрывы террористов-смертников.

В понедельник соседнюю республику Дагестан потряс теракт, третий за последние шесть недель. Смертник взорвал машину, начиненную взрывчаткой, у поста ДПС в Джемикенте, убив двух полицейских и ранив более десяти. Ответственность на себя взяло «Исламское государство». Как сообщили российские новостные агентства, теракт совершила группа под командованием некоего Абутдина Ханмагомедова. Та же самая группа взяла ответственность и за атаку в прошлом декабре на охрану и туристов в крепости Нарын-Кала в Дербенте, объекте мирового исторического наследия ЮНЕСКО. Террористы стреляли с трех точек, убили одного человека и ранили одиннадцать. Позже, как сообщает «Интерфакс», полиция обнаружила на месте преступления 67 гильз.

Складывается впечатление, что Северный Кавказ — не единственная мишень ИГИЛ в России. 7 февраля ФСБ сообщила об аресте террористов из ИГИЛ в Екатеринбурге. В сообщении говорится, что лидер группы прибыл в Россию из Турции. ФСБ также распространила информацию, что подпольная ячейка «Исламского государства» готовила атаки в метро и торговых центрах крупнейших говором России — Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга, пишет «Медуза».

Власти, пытаясь предупредить теракты, вероятно, провоцируют еще большее их количество. «Один из основных факторов, влияющих на рост насилия, — это реакция мусульман на закрытие властями салафитских мечетей и на давление, которое спецслужбы оказывают на потенциальных вербовщиков и пособников ИГИЛ», — говорит Григорий Шведов, главный редактор «Кавказского узла», интернет-издания посвященного региональным проблемам.

Вооруженные люди уже стали здесь обычной приметой жизни. Когда несколько человек с автоматами Калашникова вошли в кафе и заказали еду, молодой человек по имени Аслан пожал плечами: «Оружие в публичных местах — это то, что мы тут постоянно видим. В этом нет ничего особенного, так же, как в безработице».

У местных жителей не очень много возможностей устроить свое будущее. Выпускник института может заработать не больше 350 долларов в месяц, причем работать ему, скорее всего, придется продавцом. «Большинство пытается переехать в Сочи, Ставрополь или Краснодар, где жизнь стабильнее, а средняя зарплата — до 650 долларов», — говорит Аслан. Другие решают уехать в Сирию и присоединиться к ИГИЛ.

Местные правоохранительные органы говорят, что на стороне ИГИЛ воюют уже больше трех тысяч выходцев с Северного Кавказа.

Во время недавней спецоперации в Карачаево-Черкесии полиция убила троих и арестовала еще шестерых присягнувших на верность «Исламскому государству» через интернет. «Эти люди сняли свою клятву верности ИГИЛ на видео и отправили в Сирию через мессенджер WhatsApp», — рассказал репортерам Андрей Пржездомский из Национального антитеррористического комитета.

В начале этого месяца местный суд в Черкесске арестовал шестерых молодых мусульман по подозрению в подготовке серии террористических атак в республике. Следственный комитет сообщил, что группа была связана с Сирией и что арестованные ожидали прямых приказов о проведении терактов. По информации «Кавказского узла», с 2010 года жертвами террора стали 6074 человека.

Чиновники российского Министерства по делам Северного Кавказа рассказали The Daily Beast, что Москва мечтает о том, что когда-нибудь сможет превратить Северный Кавказ в центр туризма. «Мы вели переговоры с различными инвесторами из Италии и Франции, но все проекты замедлились из-за нестабильности, — сказал один из чиновников. — Количество желающих провести отпуск в регионе, известном террористическими атаками, сокращается (вряд ли это может кого-то удивить), и бизнесмены, вложившиеся в туризм, остаются один на один со своими кредиторами».

Спираль террора и насилия продолжает раскручиваться, а ИГИЛ, оказавшись под давлением в Сирии и Ираке, строит свои планы в отношении будущего «вилаята Кавказ».

Оригинал статьи: Анна Немцова, «Как ИГИЛ мстит России», The Daily Beast, 19 февраля

util