19 February 2016, 18:30

После взлета посадка? Чем похожи дело Дмитрия Каменщика и дело ЮКОСа

19 февраля судья Басманного суда Елена Ленская отправила владельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика под домашний арест до 18 апреля. В его деле прослеживается несколько параллелей с историей ЮКОСа

В четверг в здании Следственного комитета был задержан явившийся на допрос в качестве свидетеля владелец и председатель совета директоров аэропорта «Домодедово» Дмитрий Каменщик. Ему предъявили обвинения по ч.3 ст. 238 УК РФ — выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. Основанием для дела послужили события января 2011 года, когда прошедший в здание аэропорта террорист подорвал себя в зоне прилета международных рейсов. Ни себя, ни других сотрудников аэропорта Дмитрий Каменщик виновными считать не соглашается.

В октябре 2014 года бизнесмен дал интервью газете «Ведомости». Когда речь зашла о теракте 2011-го, журналист спросила: «Чем эта история закончилась?» Собственник аэропорта «Домодедово» объяснил: «Следственному комитету понадобилось провести 196 экспертиз, 35 выемок и 10 обысков, опросить 300 свидетелей, чтобы установить, <что> самого нормативного акта, который мы нарушили, на момент нарушения не существовало».

Первоначально расследование шло по аналогичному, но все-таки другому обвинению, и то уголовное дело в итоге было закрыто. Но в феврале 2016 года стало понятно, что эта история далека от завершения. Возможно, закончится она только тогда, когда при помощи нынешнего уголовного дела «Домодедово» перейдет из рук Дмитрия Каменщика в чьи-то «более проверенные», «более государственные» руки.

Неизвестно, как будет развиваться «дело Каменщика» дальше, но обращает на себя внимание его разительное сходство с делом ЮКОСа.

Сходство 1. Намеки на побег за границу

Перед арестом власти всячески намекали Михаилу Ходорковскому, что бегство за границу поможет избежать тюрьмы. Ходорковский остался. Как потом оказалось, на десять тюремных лет.

Когда в четверг Дмитрий Каменщик пришел на допрос в Следственный комитет «подготовленным» — в спортивной куртке, толстовке и с сумкой, в которой находились необходимые для СИЗО вещи, — следователь, как пишет «Коммерсантъ», «то ли в шутку, то ли всерьез поинтересовался, почему Каменщик, имея под контролем крупный аэропорт, даже не попытался исчезнуть из страны». «Зачем бежать? Я знаю, что за мной правда», — ответил бизнесмен следователю.

Сходство 2. Заложники

Перед арестом Михаила Ходорковского следствие захватывало заложников: за решеткой оказались партнер Ходорковского Платон Лебедев и сотрудник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин.

За полторы недели до задержания собственника «Домодедово» свободы лишились трое бывших сотрудников аэропорта, в том числе Светлана Тришина, воспитывающая двоих малолетних детей. Им предъявляются те же обвинения, что и Каменщику.

Сходство 3. Законы задним числом

Налоговые претензии к ЮКОСу формулировались в том числе на основании законов, принятых позднее, то есть нарушался принцип «закон обратной силы не имеет».

Следствие обвиняет Дмитрия Каменщика в том, что в 2010-м администрация «Домодедово» изменила регламент 2007 года о проведении досмотра на входе в аэропорт, что привело к большей уязвимости аэропортового комплекса и «увеличило вероятность проноса взрывного устройства». И дело здесь даже не в том, что регламент 2010 года не задавал пониженных требований к обеспечению безопасности. Напротив, с его принятием, как пишут «Ведомости», «численность сотрудников службы безопасности и затраты <на безопасность> выросли». Принципиальный момент в другом: на момент теракта в России не существовало законов, обязывающих проводить сплошной контроль посетителей на входе в аэропорт. Такая регламентация появилась уже после теракта 2011 года — именно об этом и говорил Каменщик «Ведомостям» в октябре 2014 года. То есть закон беззастенчиво опять развернули в обратную сторону.

Сходство 4. Игнорирование решений судов

В Хамовническом суде защита предъявила десятки вступивших в законную силу судебных решений о том, что вся купленная у дочерних компаний нефть находилась в собственности ЮКОС, а следовательно, она не похищалась Ходорковским и Лебедевым.

По данным «Коммерсанта», на допросе в четверг «в качестве доказательств невиновности господина Каменщика были приведены решения нескольких судов, как общей юрисдикции, так и арбитражного, установивших, что тотальный досмотр на момент теракта еще не был узаконен, а собственник аэропорта не должен отвечать за действия террориста». Впрочем, как пишет «Коммерсант», подобная аргументация не произвела на следователя никакого впечатления.

Сходство 5. Правовая шизофрения

В Европейском суде представитель России, доказывая налоговую вину ЮКОСа, заявлял, что активы компании (нефть) принадлежали ей на законных основаниях, не могла же Россия и в самом деле требовать в ЕСПЧ уплаты налога с похищенного. В то же самое время в Хамовническом суде прокуроры утверждали, что вся нефть ЮКОСа была похищена его собственниками у дочерних компаний.

Журналист Юлия Латынина обнаружила подобную правовую шизофрению и в деле Каменщика. Если в Москве следователь СК обвиняет Каменщика в плохой охране здания аэропорта, то для Страсбурга, где Россия защищается от иска одной из пострадавших в теракте, представитель правительства в ранге замминистра юстиции говорит прямо противоположное: «Полный личный контроль не требуется ни по действующему международному законодательству (руководству авиационной безопасности Международной организации гражданской авиации), ни по нормативным актам РФ». И добавляет: «Правительство считает утверждение заявителя об отсутствии или недостаточности защитных мер в аэропорту некорректным и необоснованным». Замминистра юстиции заявлял, что в аэропорту «Домодедово» все в порядке, в тот же самый день, когда следователь СК Дубинский возбуждал уголовное дело из-за того, что в аэропорту Домодедово все плохо.

Сходство 6. Истинная цель

Отправка Михаила Ходорковского в СИЗО, суды и колонии сильно облегчила для власти процесс расхищения его нефтяной компании.

В своих сегодняшних первополосных материалах ведущие деловые издания России пишут о похожем. «После того как господин Каменщик оказался за решеткой, может быть реализован давний проект об интеграции всех трех столичных аэропортов», — считает «Коммерсантъ». «Теперь наверняка найдутся желающие купить „Домодедово“», — добавляют «Ведомости».

Одно отличие

В России не особенно ломают голову над тем, как отобрать лакомый бизнес у законного собственника. Зачем фантазировать, если и спустя 12 с лишним лет после начала дела ЮКОСа лучше всего работают те же приемы: заложники, арест и угроза длительного заключения — обвинения, предъявленные господину Каменщику, предусматривают до 10 лет лишения свободы. С помощью таких методов в России отобрали уже не один десяток компаний. Отберут и еще. Но в кейсе Каменщика присутствует своя специфика, и именно она — самое неприятное, что есть в этом деле.

Правящий российский режим не в первый раз использует теракт в своих интересах. В 2004 году после захвата школы в Беслане были отменены губернаторские выборы. Кремль тогда настолько сильно грезил о вертикали власти, что решил извлечь выгоду из страшной трагедии, унесшей жизни 333 человек, из которых 186 — дети. В 2016-м мы видим, как околовластные рейдеры оказываются бенефициарами теракта в «Домодедово», при котором погибло 37 человек, было ранено 170.

Аэропорт «Домодедово» давно раздражал этих рейдеров своей успешностью и прибыльностью. И сейчас, в условиях стремительного сокращения рентных доходов, совладать со своими аппетитами они уже не смогли. Словом, был бы теракт, а обернуть его себе на пользу власть сумеет.

Страшная история.


Открытая Россия


util