20 Февраля 2016, 19:31

О мщении, прощении и люстрации

Михаил Ходорковский.

Слова Михаила Ходорковского о люстрации и о будущем Владимира Путина, сказанные им во время выступления в лондонском клубе «Открытая Россия» 18 февраля, вызвали реакцию многих людей. Вот его комментарии к развернувшейся полемике.

Дискуссия, развернувшаяся после моего упоминания о политическом иммунитете оппонентам, персонально не совершившим уголовных преступлений, показывает актуальность темы для части моих потенциальных союзников и поэтому нуждается в развернутом изложении.

1. Я планирую играть заметную роль при смене режима и уже сейчас собираю единомышленников для совместной работы. Именно поэтому я излагаю свои взгляды, которые буду проводить в жизнь и отстаивать. Люди должны определиться — с кем они.

2. Важнейшей целью власти считаю обеспечение для людей предсказуемости и безопасности через механизм правового государства. Законы должны быть правовыми, а их исполнение — безусловным.

3. Независимый суд, гарантии прав любого человека являются для меня абсолютной ценностью. Реализацию независимости суда я вижу через право любого подсудимого на коллегию присяжных. Не может быть уголовного наказания без честной, правовой процедуры.

4. Жесткие гарантии прав человека обеспечивают достаточную защиту от преследования по политическим мотивам. Преступать эти гарантии за пределами военных действий (если таковые последуют) я не позволю в той мере, в которой это от меня будет зависеть.

5. Надо различать уголовную ответственность за конкретные преступления и общую политическую ответственность за преступления режима. Общая политическая ответственность президента, премьера и других функционеров (за «Курск», за Беслан, за «Норд-Ост», за Донбасс, за «Боинг» и так далее) не может трансформироваться в уголовную без персональной вины, установленной независимым судом (что совсем не просто реализовать и требует огромных затрат времени и ресурсов).

6. Тотальная люстрация в огромной стране, с высочайшим градусом взаимных претензий, где существенная часть общества работает на нынешний режим на протяжении десятилетий, возможна лишь в результате гражданской войны, которой я рассчитываю избежать.

7. Запрет на профессию для конкретных деятелей режима разного уровня, подозреваемых в совершении уголовных преступлений, возможен, как гуманная замена уголовного преследования, на основании акта амнистии (требует и их согласия). Будущие этические требования к претендентам на госдолжности — тема иного разговора.

8. Общественное достояние, незаконным образом переведенное в частные руки в результате коррупционных сделок, должно быть возвращено в результате судебного разбирательства или на основании акта амнистии. Тотальная конфискация неприемлема, как подрывающая институт частной собственности.

9. Амнистия может быть предметом предварительной договоренности о бескровной смене нынешней власти. Сам судебный процесс над режимом и его ключевыми деятелями, обвиняемыми в уголовных преступлениях, похоже, уже неизбежен.

10. Законы, принятые специально — для избежания ответственности — конкретными лицами в собственных интересах и вопреки общепринятым для демократических стран правовым нормам, несомненно будут признаны ничтожными в ряду аналогичных псевдозаконов.

И наконец. Те, кто имеют такие счеты к нынешнему российскому руководству, что готовы положить свою жизнь ради возмездия, всегда могут попробовать реализовать свои намерения (и до, и после смены власти), а потом — расплатиться за содеянное в независимом суде. Путь, доступный каждому «мстителю». Но не стоит, сидя на диване, подзуживать других класть их жизни в таких целях. Это нечестно.

Михаил Ходорковский



Мнения участников дискуссии о люстрации:

Дмитрий Гудков. «Я согласен с Михаилом Ходорковским, когда он говорит, что президента и прежнюю элиту после смены режима не нужно преследовать»:

«Я вот согласен с Михаилом Ходорковским, когда он говорит, что президента и прежнюю элиту после смены режима не нужно преследовать. Я бы даже говорил об амнистии по целой группе преступлений — экономических и ряда других, за вычетом откровенной уголовки (неправосудные решение, как по Ильдару Дадину, убийство Немцова). Понимаю, что с этой позицией сразу трудно согласиться: ведь хочется же карать, восстанавливать справедливость по утру стрелецкой казни, но...

Но тогда ни до какой смены режима дело не дойдет. Просто подумайте: как отчаянно будут защищаться те люди, которым пообещают расправу сразу по окончании их полномочий. Они не то что не ’’выйдут поговорить’’, а и выглянуть-то к людям побоятся».

Полный текст читайте в фейсбуке Дмитрия Гудкова


Борис Вишневский. «Единственная гарантия, которая должна быть у ’’элиты’’ — на справедливый суд»:

«К Михаилу Ходорковскому, предложившему не преследовать президента, премьера и прежнюю элиту после смены режима и не проводить люстрации, а вместо этого ’’прощать’’, присоединился депутат Госдумы Дмитрий Гудков.

Мол, ’’подумайте: как отчаянно будут защищаться те люди, которым пообещают расправу сразу по окончании их полномочий’’. А поскольку ’’нам нужно провести в стране реформы, а не заняться сведением счетов’’, то нужно ’’чтобы одни элиты сменились другими, понимая, что сражаться за жизнь не нужно’’. И надо предложить нынешним правителям: ’’мы вам безопасность, вы нам — мирный переход власти’’.
При всем уважении к Дмитрию, согласиться с ним нельзя.

Во-первых, реформы без люстраций в России уже проводили. С хорошо известным результатом».

Полный текст читайте в блоге Бориса Вишневского на сайте «Эхо Москвы»


Роман Доброхотов. «Уголовное дело Владимира Путина (Ответ Ходорковскому)»:

«Ходорковский не отрицает, что уголовные преступления президента, если они имели место, должны быть расследованы и вопрос о виновности должен определить суд.

В связи с этим возникает вопрос — какие из обвинений, выдвигаемых в адрес президента, потенциально грозят ему уголовным преследованием, а какие — нет?

Во-первых, сразу можно забыть об обвинениях, связанных с деятельностью Путина до момента его избранием президента — например, при работе в мэрии Санкт-Петербурга (обвинения в связях с Тамбовской преступной группировкой, хищениях при поставках продовольствия, отмывании денежных средств и т.д.). Срок давности по всем этим делам уже прошел».

Полный текст читайте в колонке Романа Доброхотова на сайте The Insider

util