21 Февраля 2016, 12:27

The Times: «Прогоните грязные деньги из Лондонграда»

Кадр из сериала «Лондонград. Знай наших»

Богатые россияне восхищаются британской полицией, судами и культурой, но отмыватели денег и прочие жулики из России получают слишком теплый прием, пишет колумнист The Times Эдвард Лукас

Лондонград — так с любовью и легкой иронией называют нашу столицу русские. Это место, где можно потратить или инвестировать деньги, полученные сомнительным путем, обосноваться в роскошном особняке, дать хорошее образование отпрыскам. Место для богатства, веселья и — возможно, это самое важное — для того, чтобы приобрести лоск респектабельности.

Россияне быстро поняли, как здесь делаются дела. Внешне мы почтенны и респектабельны, законопослушны и даже несколько пугающе суровы. Наши традиции уходят в глубь веков. Иногда это впечатление оказывается совершенно точным. Россияне глубоко уважают нашу юридическую систему: лондонские суды — лучшее в мире место для того, чтобы добиться справедливости. В них вы можете выиграть или проиграть, в любом случае это обойдется вам в кругленькую сумму, но вы можете не бояться, что другая сторона обойдет вас, дав боле крупную взятку судье.

Наши спецслужбы и полицию россияне тоже глубоко уважают (хотя не всегда заслуженно). Они верят, что Центр правительственной связи может прослушивать всех и что щупальца Ми-6 простираются повсюду. Еще более безосновательна их вера в то, что британская полиция гарантирует им безопасность от убийц, присланных с их родины. Убийство беглого сотрудника российской госбезопасности Александра Литвиненко и оставшаяся необъяснимой смерть разоблачителя российской коррупции Александра Перепеличного, как и несколько других случаев, заставляют в этом сомневаться. Но и при этом остается фактом, что Британия — все еще лучшее в мире убежище.

Но помимо всего этого россияне прекрасно поняли, как действуют в Британии некоторые механизмы, которые она старается не афишировать. Наши банкиры, адвокаты и бухгалтеры — мастера того, что можно назвать эвфемизмом «устранение проблем». Иммиграционные сложности, которые небогатые люди сочли бы устрашающими, за большие деньги сглаживаются.

Александр Перепеличный

Нечестно заработанные деньги переходят из офшоров на счета в британских банках, из фирм-однодневок в хитроумно сконструированные трасты, а фигура истинного собственника остается тщательно спрятанной.

Важнее всего, что респектабельность ускоряет этот процесс. Станьте спонсором выставки в художественной галерее. Заплатите британскому издательству за тираж и рекламу вашей книги. Пожертвуйте деньги университетам на новые программы, научные учреждения и здания. Поддержите благотворительные фонды, как связанные с Россией, так и не связанные. Знаменитостей можно уговорить стать лицами ваших проектов и посещать приемы, которые вы будете устраивать. Через несколько лет вы из неотесанного чужака, к которому относятся снисходительно из-за его корявого английского, безвкусной одежды и совершенно не английской манеры пить, превратитесь в столп общества, слегка экзотичный, но необходимый. Вы будете в безупречном твидовом костюме охотиться на куропаток на вересковых пустошах, устраивать тщательно спланированные приемы и — вершина всего! — попадете в список членов какого-нибудь лондонского клуба.

Писать об этом в деталях непросто: поднаторевшие в делах о защите чести и достоинства адвокаты будут атаковать все, что бросит хоть какую-то тень на безупречную репутацию их клиентов. Но Управление финансового надзора неколько лет назад выпустило жесткое заявление, где показало, какими шокирующими способами банки обходят правила, введенные для борьбы с отмыванием денег и анонимностью клиентов. Впрочем, банкирское лобби добилось того, что этот скандал кончился ничем. Позже в великолепной телепрограмме «Из России с деньгами», автор которой — мой друг Бен Джуда, мы увидели, как агенты по недвижимости гротескно пресмыкаются перед «российским министром», очевидным коррупционером, желающим купить дом в Лондоне на деньги, которые он сам гордо называет уведенными из бюджета российского здравоохранения.

Я пользовался похожим приемом несколько лет назад, в бытность московским корреспондентом The Economist. Я придумал богатого россиянина по имени Олег Гарков (по созвучию со словом «олигарх»), составил его биографию (из фрагментов, взятых из жизни реальных олигархов), подчеркнув его темное прошлое, пугающую репутацию и страстное («называйте меня просто Олли») стремление к респектабельности.

Большинство читателей поняли шутку. Но я получил несколько запросов от специфических лондонских фирм, желавших связаться с мистером Гарковым для обсуждения взаимовыгодного сотрудничества.

Я из озорства ответил, что Гарков заинтересовался и непременно свяжется с ними, но (из соображений безопасности) под вымышленным именем. В результате получилась изрядная путаница.

Банк Англии в Лондоне.

Сейчас самое время что-то изменить. Дэвид Кэмерон пытается принять жесткие меры к компаниям, собственники которых предпочитают оставаться неизвестными. Этому яростно пытаются противостоять унылые обломки Британской империи — наши офшорные «финансовые гавани». В американском правительстве до боли медленно, но, надеюсь, неотвратимо заработал механизм расследования скандального мошенничества на товарном рынке, прокачивания денег из России в интересах зарегистрированной на Западе компании, в результате чего деньги отмывались. Некоторые респектабельные участники этой и других подобных вакханалий воровства, продолжавшихся в течение двадцати лет, больше не решаются ездить в США, где их ожидают допросы, а то и кое-что похуже. Другие участники этого бизнеса тоже поступили бы умно, если бы последовали их примеру.

Но преследования коррумпированных россиян и скупщиков краденого — это лишь часть ответа.

Нам нужно сделать Британию маяком для свободолюбивых россиян, каким она была в предыдущие столетия, когда такие гиганты, как Александр Герцен находили здесь убежище от царского режима.

Особенно важно привлечь в наши университеты россиян, которые хотят свободно учиться, преподавать и вести исследования. В России у них все меньше таких возможностей, где такие науки, как история полностью контролируются властями. Возмутительно, что некоторые из выдающихся ученых-эмигрантов вроде Александра Эткинда вынуждены были покинуть Британию из-за пустяковых визовых проблем. Сейчас Эткинд обосновался во Флоренции, но я был бы гораздо больше рад, если бы он оставался в Кембридже.

Огромное большинство российской диаспоры в Лондоне оказалось здесь не для того, чтобы пользоваться нашими слабостями, а потому, что их восхищает то, чем мы сильны: власть закона, свобода, безопасность, культурная жизнь, честность и порядочность в человеческих отношениях и, не в последнюю очередь, наше чувство юмора. То, как мы обращаемся с их коррумпированными соотечественниками, вызывает у них смех, но печальный.

Оригинал статьи: Эдвард Лукас, «Прогоните грязные деньги из Лондонграда», The Times, 20 февраля

util