25 February 2016, 12:00

Bloomberg: «Может ли ситуация повернуться к худшему для России? Скоро узнаем»

Граффити арт-группы «Явь» в Санкт-Петербурге. Рисунком падающего рубля художники хотели подбодрить россиян, напомнив, что кризис не повод для уныния.

Аналитики Bloomberg Ксения Голушко и Генри Майер собрали мнения инвесторов о перспективах российской экономики. Те считают, что при падении нефтяных цен, коллапсе рубля и президенте Путине может случиться что угодно

На протяжении десятилетия Дмитрий Баринов следил за нестабильной экономикой своей родины с безопасной дистанции — из франкфуртского офиса Union Investment. В прошлом году, когда другие финансовые менеджеры старались держаться подальше от поврежденной российской экономики, Баринов, родившийся в Москве, решил что-то извлечь из неожиданного поворота событий. Он убедил своих руководителей сделать решительный шаг и купить российские гособлигации. Это была рискованная ставка, но он оказался в выигрыше, потому что Центробанк, после того как пошел на самое большое с 1998 года повышение ключевой ставки, пытаясь поддержать обваливающийся рубль, изменил курс на 180 градусов. За первые десять месяцев 2015 года рублевые облигации принесли таким инвесторам, как Баринов, 25-процентную прибыль в долларах — они оказались самыми прибыльными бондами в мире.

В этом году не только Баринову видно, что пора избавляться от рублей, — экономика погружается в самую длинную за два десятилетия рецессию. Санкции, введенные США и Евросоюзом, чтобы наказать Владимира Путина за вторжение в Украину, остаются препятствием для роста. А падение нефтяных цен до самого низкого за последние 13 лет уровня стало катастрофой для России, где больше половины доходов государства — от торговли нефтью и природным газом. «В случае с нефтью вы зависите от очень волатильного фактора, — говорит Баринов, управляющий активами на общую сумму около $2,6 млрд. — Может случиться что угодно».

Бывший министр финансов России Алексей Кудрин считает, что происходящее сейчас перенасыщение рынка сырой нефти может в этом году обрушить цену до $16 за баррель. Кудрину рукоплескали за границей за его работу в течение первого десятилетия правления Путина. В декабре, когда углубился кризис, сообщали, что обсуждается вопрос о возвращении Кудрина в правительство; сам он отказывался это комментировать. Близкий соратник Путина, Кудрин пессимистичен относительно перспектив России. «От года до полутора, — говорит он, — Россия будет переживать большие экономические трудности».

В начале своего правления Путину не приходилось сталкиваться с такими неприятностями. В 2000 году, когда он пришел к власти, нефть стоила в среднем $28,44 за баррель. В течение восьми лет он получал постоянно растущие нефтяные доходы; ВВП рос в среднем на 7% в год.

На своих ежегодных пресс-конференциях Путин обычно часами отвечал на безобидные и приятные для него вопросы, но в декабре прошлого года даже журналисты из подконтрольных государству СМИ устроили ему допрос с пристрастием. Тамара Шорникова с государственного телеканала (ОТР. — Открытая Россия) спросила 63-летнего Путина, как пенсионерам и другим сводить концы с концами, когда «цифры в платежках растут».

Владимир Путин во время пресс-конференции в Центре международной торговли в 2015 году.

Настроение у президента явно испортилось. Он презрительно бросил: «Охват у «Общественного телевидения’’, наверное, не очень большой, но я иногда смотрю ваши передачи». Он сказал, что правительство старается индексировать пенсии в соответствии с инфляцией (а она в прошлом году составила 12,9%). «Будем смотреть, что будет происходить в экономике страны, — сказал он. — И мне бы очень хотелось, чтобы мы по фактической инфляции 2016 года хотя бы смогли решить этот вопрос. Не знаю, получится это или нет».

При бюджете на 2016 год, основанном на цене нефти в $50 за баррель, как говорит бывший замминистра экономики Михаил Дмитриев, «даже $40 за баррель — опасный для России сценарий». Стране предстоят парламентские выборы в сентябре и президентские в 2018-м; ожидается, что Путин снова будет баллотироваться. Электоральный цикл вынуждает правительство тратить больше, чем оно может, говорит Дмитриев, который пять лет назад точно предсказал уличные демонстрации из-за предположительной фальсификации думских выборов, ставшие самой большой протестной кампанией за время путинского правления. «Если социальное недовольство достигнет точки кипения, — говорит он, — Россия надолго перейдет к популистской экономической политике».

В этом случае Фонд национального благосостояния и Резервный фонд, которые сейчас суммарно составляют около $120 млрд, могут быть опустошены за год или два, считает экс-советник российского правительства Сергей Гуриев, который в середине 2016 года займет пост главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития. «После этого, — говорит он, — им останется только поднять налоги на бизнес, что разрушит стимулы для инвестиций. Это приведет к постоянному оттоку капитала и дальнейшему падению ВВП».

Резервный фонд России/Золотовалютные резервы России

В середине января в заснеженной Москве прошел Гайдаровский форум, ориентированный на Россию: мини-Давос. Ежегодная экономическая конференция названа в честь российского экономиста, сторонника свободного рынка Егора Гайдара: под его руководством в начале 1990-х годов была проведена шоковая терапия, с которой Россия начала переход к капитализму.

Настроение на форуме было мрачным. Тон задал министр финансов Антон Силуанов: без глубокого урезания бюджета с тем, чтобы сохранить его дефицит на уровне 3%, стране грозит финансовый крах наподобие того, что произошел в конце 1990-х годов, когда Россия объявила дефолт по своим долгам, рубль обвалился, а инфляция вышла из-под контроля.

Оценка Силуанова никого не удивила. За последний год ВВП России сократился на 3,7% и, по прогнозу Центробанка, в 2016 году может упасть еще на 3%, если цена нефти будет удерживаться на уровне $35 за баррель. В январе рубль погрузился в новые глубины — его курс к доллару упал на 60% по сравнению с серединой 2014-го.

В рабочий день вечером в московском аэропорту Домодедово на паспортном контроле совсем немного пассажиров. Несколько авиакомпаний, в том числе Delta Air Lines, Air Berlin и Cathay Pacific Airways, прекратили полеты в Москву из-за малого количества пассажиров и девальвации рубля.

В прошлом декабре в преддверии Нового года и православного Рождества розничные продажи, которые в годы бума всегда приносили большие прибыли немецкой торговой сети Metro, шведской IKEA и другим, показали самое большое падение с 1999 года. Недавно российский рынок легковых автомобилей был близок к тому, чтобы превзойти по объему немецкий, крупнейший в Европе. Теперь ожидается, что 2016 год станет четвертым подряд годом падения продаж.

Покупательница выбирает стулья в магазине ИКЕА.

Путин сказал, что связанные с Украиной санкции опустошили российскую экономику. Он рассматривает их как заговор против возрождения России на мировой сцене. Но эффект, произведенный санкциями, блекнет в сравнении с последствиями падения нефтяных цен. В недавнем отчете Citigroup сказано, что санкции — причина примерно одной десятой экономического спада в России, а все остальное — из-за нефти.

Баринов из Union Investment — явно не единственный, кто сейчас сокращает инвестиции в Россию. Управляющий партнер базирующейся в Женеве компании Ram Capital Одегай Топчулар, ответственный за $300 млн в бумагах с фиксированной доходностью, в середине 2015 года продал все российские долговые обязательства из-за опасений, связанных с зависимостью рубля от нефти. Марк Мобиус, отвечающий за работу с развивающимися рынками в Templeton Investments, в прошлом году закрывшей свой фонд в России, работавший двадцать лет, говорит, что нефтяное проклятие — тяжелый груз для экономики. «Учитывая, что российский госбюджет настолько зависит от нефтяных цен, ясно, что перспективы для экономики и рынка не лучшие», — говорит он.

Прошлой осенью, казалось, блеснул луч надежды. Российские акции стали расти после того как Путин в конце сентября вступил в войну в Сирии. Это выглядело хитроумной уловкой со стороны Путина, который умеет обходить мировых лидеров с помощью фланговых маневров. Идея заключалась в том, что российская интервенция сделает Москву участницей урегулирования сирийской гражданской войны на высшем дипломатическом уровне и снова окажется за одним столом с мировыми державами.

Этот гамбит дал эффект, но лишь временный. Интервенция заставила американских и европейских лидеров вступить в диалог с Россией, появились слухи о том, что связанные с Украиной санкции могут быть облегчены. «Конечно, Путин хочет выбраться из изоляции, — говорит Глеб Павловский, политический аналитик, который был советником Кремля на протяжении первых двух сроков Путина. — Сирийская кампания виделась именно как путь выхода из изоляции».

В конце прошлого года США, Россия и другие крупные игроки согласились установить к середине этого года временное коалиционное правительство в Дамаске и через год провести выборы. В феврале они выдвинули план прекращения огня. Но исход мирного процесса остается под вопросом, так как поддержанное Кремлем наступление войск Асада не только укрепило его режим, но и опасно отравило отношения России с Турцией, членом НАТО и одним из крупнейших торговых партнеров России; теперь Турция угрожает отправить войска в Сирию.

Курс рубля к доллару США/Цена барреля сырой нефти Brent

Попытки Путина диверсифицировать экономику потерпели неудачу. Тяжелая нефтяная зависимость остается фатальным изъяном страны. «Российское правительство упустило возможности провести серьезные экономические реформы и диверсифицировать доходы бюджета», — говорит Марко Руйер, финансовый менеджер NN Investment Partners из Гааги, управляющий пакетом примерно в $7 млрд. Хотя некоторые российские государственные и корпоративные бонды еще «привлекательны», «многие инвесторы сейчас продают все, что связано с нефтью, а Россия, конечно, часть этого», считает он.

Базирующаяся на Каймановых островах компания Prospertiy Capital Management, вложившая в Россию $2 млрд, — редкий сейчас «бык» среди «медведей». Она рассчитывает на поворот в динамике нефтяных цен и улучшение геополитического климата. «Проблема санкций отодвинута в сторону, — говорит директор Prosperity Иван Мазалов. — Инвесторы уже научились работать с российскими активами в новой реальности». Если в этой новой реальности и есть какой-то луч надежды, это то, что рынки уже сделали поправку на множество российских проблем, сказал Джон Мэнли, главный аналитик по акциям Wells Fargo Funds Management из Нью-Йорка, участвующий в управлении примерно $233 млрд.

Путин мог успокоить инвесторов, выдвинув долгосрочные планы приватизации и усовершенствовав законодательство, чтобы уменьшить давление на бизнес, сказал Иван Чакаров, главный экономист по России в Citigroup. В выпущенном в январе рейтинге восприятия коррупции Transparency International Россия оказалась на 119-й позиции позади Пакистана и Танзании.

В сущности, Россия — это «товарная биржа», говорит Гэри Гринберг, ответственный за работу с развивающимися рынками в лондонской компании Hermes Investment Management, управляющей пакетом примерно в $1,8 млрд. Поскольку основная статья российского экспорта — сырье — прямо и косвенно зависит от роста потускневшего китайского рынка, прогноз для России «в лучшем случае умеренный», говорит он.

«Ситуация на развивающихся рынках очень похожа на 1997 год, — говорит Джон Пол Смит, бывший аналитик Deutsche Bank, предсказавший крах российского рынка в 1998-м, ныне основатель лондонской исследовательской фирмы Ecstrat. — Китайцы сделали все, чтобы заставить свою экономику снова заработать, но они просто не могут с этим справиться».

Прогноз Билла Браудера, американского инвестора, ставшего объектом самой жгучей ненависти Путина и заплатившего за это, пессимистичен. Браудер, внук лидера Коммунистической партии США, стал инвестировать в российские предприятия в 1990-х годах. Он сделал состояние на недооцененных российских «голубых фишках», таких, как управляемый государством «Газпром», крупнейший в мире производитель природного газа, капитализация которого с 1999 по 2005 год выросла на 750%. Фонд Браузера Hermitage Capital Management начал в 1996 году с капитала в $25 млн, а в 2005 году под его управлением находились $4,5 млрд; на тот момент это был самый большой инвестиционный фонд в России.

Живущий в Лондоне Браудер стал в 2005 году нежелательным лицом в России из-за его агрессивной борьбы за права миноритарных акционеров. Он стал открыто критиковать Путина после того, как бухгалтер его фонда Сергей Магнитский обнаружил кражу $230 млн из государственной казны и впоследствии умер при подозрительных обстоятельствах в московском СИЗО в 2009 году. Для Браудера, как и для многих инвесторов с долгим опытом работы в России, все это в конечном счете связано в Путиным, который, скорее всего, снова победит на президентских выборах в 2018 году, несмотря на все экономические беды России. «Неважно, насколько дешевым что-либо может казаться, — говорит Браудер, — все это не имеет значения, если вы на негативной траектории». Он говорит, что для российской экономики еще есть бездна, в которую она может погрузиться. «Пока Путин у власти, она еще не достигла дна».

Оригинал статьи: Ксения Галушко, Генри Майер, «Может ли ситуация повернуться к худшему для России? Скоро узнаем», Bloomberg, 24 февраля

util