25 Февраля 2016, 17:58

Интернет-эксперт: «Сегодня Facebook, Twitter и Google не закрываются по политическим причинам»

Может ли новый законопроект об агрегаторах быть технически воплощен в реальность и что произойдет при его принятии, Открытой России объяснил интернет-эксперт, директор компании 101StartUp Михаил Гуревич

— Судя по тексту законопроекта, депутаты понимают под «новостным агрегатором» ресурс, который используется для обработки и распространения новостной информации на русском языке (или языках иных народов РФ), на которых может размещаться реклама и суточная аудитория которых составляет более миллиона пользователей. Как много сайтов подойдет под это определение?

— Это очень сложно понять. Есть сайты, которые подчиняются российской юрисдикции, являются российскими компаниями и имеют основную часть своей аудитории на территории РФ. Наверное, тогда можно говорить о новостном агрегаторе «Яндекса», о «Рамблере», о Mail.ru. И еще, наверное, о пяти-шести сайтах, которые иногда достигают уровня миллиона посетителей в день, а иногда нет, но каким-то образом работают с большими массивами аудитории. Среди информации, которую эти сайты представляют, есть и новостная. При желании их можно тоже присовокупить к этому законопроекту. Давайте рассмотрим банальный пример — систему объявлений Avito. Там нет никакой агрегации, однако есть частные сообщения. И если люди начнут в качестве предложений публиковать сообщения о том, что произошло, то это станет агрегатором. Можно в принципе работать на упреждение и запретить или ограничить и регулировать работу Avito уже сегодня. Ну, это юмор. Другое дело, что у нас есть масса сайтов, которые работают из-за рубежа и являются мировыми компаниями, — в первую очередь, Google, Twitter и Facebook. И многие другие, которые мы не сильно отслеживаем, потому что они не продают рекламу на российском рынке и их активность весьма условна, но они присутствуют. Например, такие популярные новостные агрегаторы, которые работают на мобильных платформах, как Newsrepublic. Не знаю уж, будут ли депутаты разграничивать мобильный интернет и настольный интернет, но если учитывать, что сегодня 50% аудитории читают интернет с мобильных платформ, то, наверное, рано или поздно придется обратить внимание и на рынок предложений в AppStore и GooglePlay. И тогда количество подобного рода агрегаторов увеличится многократно.

— Но не у всех, наварное, есть ежедневный поток миллиона посетителей?

— Депутаты очень любят разного рода смешные цифры. Напомню, что когда речь шла о блогерах, откуда-то появилась цифра в три тысячи человек. Понятное дело, что на сегодняшний день три тысячи человек могут быть в совершенно вольном режиме у любого блогера или просто человека, у которого есть профиль в фейсбуке или другой социальной сети. Так же и здесь. Большое количество потребителей получает новости всякого рода агрегаторов через те же социальные сети. Вот их как засчитывать? Каким образом будет действовать эта статистика? Почему мы вдруг «гуляем» от трех тысяч у одного блогера до миллиона у какого-то агрегатора? Может ли агрегатор быть частным?

Например, если я сегодня поставлю некий скрипт, который будет агрегировать новости, и пользователям понравится тот алгоритм, который я предлагаю, мне нужен миллион посетителей или все же они посчитают, что я блогер?

Все эти цифры, так же как и определения в законе, — разумеется, условны и просто взяты с потолка. Депутаты уже привыкли, что после того, как они проголосуют за подобный закон в трех чтениях, все это будет передано в Роскомнадзор, который, сам того не желая, будет вынужден каким-то образом приводить это в соответствие с окружающей действительностью. В основном это приводит к тому, что такие законы остаются исключительно на бумаге, как произошло все с тем же законом о блогерах.

Минкомсязи уже отреагировал на законопроект. И я так понял, что заключение профильного министерства будет отрицательным.

Но у нас предвыборный год, и депутаты, безусловно, не остановятся на достигнутом. И предложения с новыми инициативами будут поступать если не в ежедневном, то в еженедельном режиме. Сегодня интернет заменил собой законы о рекламы: раньше можно было запретить, например, рекламировать пиво, и избиратель видел — вчера запретили, а сегодня на экране пива нет.

— Там есть еще одна интересная цифра. Необходимость ограничить долю иностранного капитала 20 процентами. Если представить себе, что этот документ получит хоть какое-то движение, то к чему он приведет?

— Мы наблюдаем за СТС, которые проходят этот путь в данный момент — идет процесс некоего делистинга. Тут есть два варианта. Дело в том, что пока депутаты не предлагают распространить статус СМИ на весь «Яндекс». Это очень интересно. То есть если вы ищете что-то в поисковой системе и не ограничиваете свой поиск кнопочкой «новости», то это не СМИ. Если вы хотите узнать ту же самую информацию, но не разбирать весь рекламный и информационный шум вокруг, то вы будете искать это в СМИ. Депутаты предлагают каким-то образом разделить публичную компанию «Яндекс» с компанией «Яндекс.Медиа», которая управляет новостями «Яндекс». Я не готов полностью комментировать, как точно построена структура в данном случае, но понятное дело, что компания «Яндекс.Медиа» явно аффилирована с компанией «Яндекс», которая аффилирована с голландской компанией, торгующейся на NASDAQ. В случае с СТС это привело к делистингу, который пока продолжается. Из списка возможных жертв нового законопроекта: «Рамблер» уже прошел делистинг; Mail.ru и «Яндекс» как публичным компаниям, видимо, будет предложено как-то пройти делистинг. Или пройти делистинг части компании; или продать часть компании другой компании.

А вот самое интересное, безусловно, будет происходить со всемирными социальными сетями типа Facebook и Twitter и все тем же злополучным Google. Который ради соответствия российскому законодательству вряд ли будет оптимизировать юридические структуры компании. И значит, мы снова упираемся (примерно как в половине законопроектов, касающихся интернета) в проблему: придется ли нам блокировать Google, Facebook и Twitter? И у меня такое ощущение, что эти постоянные вопросы в конце концов каким-то логическим образом должны привести к положительному ответу.

Потому как на сегодняшний день уже понятно, что деятельность интернета противоречит идеологии законодательной инициативы в России.

Сегодня Facebook, Twitter и Google не закрываются по политическим причинам. Мы понимаем, что это политическое решение, а не тупое следование закону. У нас может появиться еще один закон, в рамках которого нарушение со стороны всемирных социальных сетей и поисковых систем будет допускаться в политическом режиме, или же наконец-то кто-то скажет: нет, ребята, давайте следовать закону. И тогда начнутся блокировки, и мы наконец-то окажемся в «северокорейском» интернете.

Депутаты от КПРФ и «Справедливой России» внесли в Госдуму документ, который предлагает приравнять «новостные агрегаторы» к электронным СМИ и распространить на них те же законодательные ограничения. Речь идет только об агрегаторах, ежедневная аудитория которых превышает миллион человек. Законопроект предусматривает открытие специального реестра для таких агрегаторов и запрет компаний, доля иностранного капитала в которых превышает 20%. В правительстве к проекту отнеслиь отрицательно, а в Госдуме и в Кремле его уже поддержали.

    util