29 Февраля 2016, 16:26

Минские соглашения год спустя: замороженный конфликт?

Историк, политолог и журналист, эксперт Евросоюза Оливье Ведрин специально для Открытой России оценил статус исполнения Минских соглашений и перспективу, которая откроется после урегулирования конфликта на востоке Украины

Спустя год после подписания Минских соглашений и очень относительного прекращения огня политический процесс примирения все еще блокируется с обеих сторон. Перспективы возвращения сепаратистских территорий в состав единой Украины остаются неопределенными.

В феврале ОБСЕ, следящая за соблюдением режима прекращения огня, выразила тревогу по поводу дальнейшей эскалации насилия на востоке Украины. В пятницу 5 февраля штаб украинской армии сообщил о 84 атаках за 24 часа.

Первые три пункта Минских соглашений касаются военных аспектов: немедленного прекращения огня и полного отведения тяжелых вооружений калибром больше 100 мм для того, чтобы была создана нейтральная зона шириной 50 км. Ни один из этих процессов до сих пор не доведен до конца.

Хотя интенсивность огня значительно снизилась, постоянно приходят сообщения о нарушениях перемирия, в которых обе стороны обвиняют друг друга.

Применение тяжелого оружия, по свидетельствам наблюдателей ОБСЕ, не прекратилось; они не раз сталкивались с запретами местных властей на свободное передвижение. Недавно бронемашину наблюдателей подбили из ручного оружия малого калибра в районе, контролируемом украинскими силами, около Марьинки, примерно в 20 километрах от Донецка. За несколько дней до этого вооруженные солдаты остановили машину миссии ОБСЕ и заставили наблюдателей выйти из нее; это случилось на территории, занятой сепаратистами, около Горловки, примерно в 30 км от Донецка.


Как организовать выборы в этой критической ситуации?

В таких обстоятельствах трудно представить себе, чтобы в районах, находящихся под контролем пророссийских сил, можно было под руководством ОБСЕ провести свободные местные выборы, соответствующие стандартам этой организации. Эти выборы — важная цель, упомянутая в 4 пункте Минских соглашений. Но условия для свободных выборов не созданы, и Евросоюз и США, когда обращаются к Киеву с предложением дать им шанс, поступают очень наивно.

Учитывая отсутствие возможности свободных выборов, мы можем ясно понять: Путин хочет, чтобы Минские соглашения потерпели неудачу. Вот лишь один простой вопрос: как можно провести свободные и демократические выборы в сепаратистских республиках, когда их власти закрыли доступ к 113 сайтам, включая сайты BBC, Deutsche Welle и некоторые украинские информационные порталы? Эти местные власти хотят контролировать все, они выстраивают тоталитарную систему.

После встречи президентов Франции, России, Украины и канцлера Германии в Париже 2 октября 2015 года самопровозглашенные Донецкая и Луганская республики согласились отложить выборы, которые они планировали провести в ближайшие недели. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд настаивали на переносе сроков, чтобы провести, по их выражению, «бесспорные выборы». Предполагалось, что для этого обе стороны договорятся об условиях проведения выборов через трехстороннюю контактную группу в Минске, а украинский парламент примет новый закон о выборах. Но обсуждение этих вопросов оказалось очень трудным и встретило немало препятствий.

Поддерживаемые Москвой сепаратисты стремятся установить дату в ближайшие недели или месяцы. Но ситуация заблокирована.

Киев, со своей стороны, настраивает на одном пункте: Украина должна установить полный контроль над границей с Россией до выборов — без этого провести свободные, демократические и прозрачные выборы невозможно. График, установленный Минскими соглашениями, позволяет Украине установить полный контроль над границей только после местных выборов. Это еще один пункт Минских соглашений, возможности реализации которого сейчас не видно.

Особый статус регионов, контролируемых сепаратистами

Вдобавок ко всем этим трудностям в тексте, подписанном в Минске, проблема местных выборов тесно связана с особым статусом регионов, находящихся под контролем сепаратистов; этот статус должен быть обозначен в Конституции Украины. Для этого нужно принять закон о децентрализационной реформе, что встретило немалое сопротивление в Киеве. Включение в текст Минских соглашений этих условий — неудачное решение, и вина за него лежит на международных лидерах. Результатом стало бы признание в Конституции де-факто отделения Донецка и Луганска от остальной Украины. Это требование абсолютно неприемлемо для украинского государства.

Еще один момент, который надо учесть: сейчас президент Порошенко оказался в деликатной ситуации. Он подписал Минские соглашения, следовательно, выполнение их — его долг перед международным сообществом. С другой стороны, его возможности ограничены внутренней политикой и проблемами с формированием большинства в Верховной раде.

Политический тупик

Пока гипотетический процесс политического урегулирования заторможен, ДНР и ЛНР превращаются в нестабильную «серую зону». Эта ситуация «латентного конфликта» служит в основном интересам Москвы и политике Путина. Цель Кремля — сохранить инструменты, которые позволят причинять Украине неприятности каждый раз, когда Киев будет принимать решения, противоречащие интересам Москвы.

Но стратегии Путина мешают экономические санкции и кризис в России. Без них конфликт в Украине был бы уже заморожен, как в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье. Дипломатическая изоляция России становится ощутимой — именно поэтому российские власти пытаются установить параллельные неофициальные каналы дипломатической связи с США и Европой.

Очевидно одно:

В условиях санкций и падающей цены на нефть Россия не в состоянии управиться с Крымом, войнами в Украине и в Сирии вместе с внутренним экономическим кризисом. Но если европейцы и американцы этим летом отменят санкции, у Путина окажется достаточно сил, чтобы заморозить конфликт в Украине и оказывать давление на Киев, когда это ему понадобится.

Цель Путина — не только Украина, но в первую очередь Евросоюз. Если мы проиграем в Украине, завтра Путин победит в других европейских странах со своей стратегией восстановления Российской империи. Первой жертвой его стратегии станет Евросоюз, и поэтому мы, европейские граждане и прежде всего европейские политики, должны перестать вести себя наивно по отношению к Путину. Нам надо помнить, что случилось после Мюнхенских соглашений 1938 года.

util