1 Марта 2016, 09:00

The Associated Press: «Российские рабочие в беде, но боятся протестовать»

Журналист The Associated Press Джеймс Эллингворт рассказывает, как рабочие автозаводов в Тольятти и Ульяновске переживают кризис отрасли

Задуманный когда-то как советский конкурент капиталистического Детройта, российский центр автомобилестроения Тольятти погружается в экономическую депрессию. Самый болезненный удар приняли на себя рабочие, а работодатели пользуются угрозой безработицы, чтобы сокращать или задерживать зарплату.

Центр Тольятти сейчас совсем не похож на образ социалистического будущего, каким он виделся в 60-х годах. На каждом шагу магазины дешевых распродаж, микрокредитные конторы, предлагающие взаймы до получки, и ломбарды, расплодившиеся, когда рецессия превратила автомобильный рынок в руины.

Рабочие завода-гиганта, где собирают «Ладу», говорят, что они все ближе к отчаянию, но не решаются высказываться вслух, опасаясь мести со стороны менеджеров.

«Люди боятся произнести хотя бы слово, — сказала профсоюзная активистка, рабочая Наталья Емшанова на собрании, которое устроили на квартире одного из членов профсоюза. — Я не помню, чтобы прежде было что-то подобное. Они могут платить меньше, люди соглашаются на любой заработок».

Емшанова показала The Associated Press выписку из платежной ведомости за январь, где значилась сумма заработка за месяц — 10 300 рублей ($135). Она рассказала, что ее зарплату уменьшили вдвое, когда она отказалась перейти на должность уборщицы, и что некоторые менеджеры «АвтоВАЗа» под угрозой увольнения заставляли рабочих, особенно тех, которые относятся к руководству критически, соглашаться на меньшие заработки.

В платежке на имя брата Емшановой, рабочего того же завода, значится заработок в 7800 рублей ($100) за январь.

На собрании рядом с Емшановой сидит профсоюзный лидер Анна Перова, работающая на «АвтоВАЗе» с советских времен. Она показывает свою изуродованную правую руку — части пальцев отрублены в 2011 году неисправным металлическим прессом. Она обращает внимание на то, что на производстве происходит все больше несчастных случаев, а расходы на обслуживание оборудования и обучение персонала сокращаются. «Людей направляют на другие участки производства, где они не понимают, что происходит», — говорит она. Независимого подтверждения истории Перовой журналисты AP не нашли.

«АвтоВАЗ» и Renault-Nissan, франко-японский альянс, контролирующий его через холдинг, не ответили на просьбу прокомментировать завления о сокращениях зарплат и несчастных случаях на производстве.

Многие предприятия в Тольятти снабжают автозавод, и от проблем автомобильного рынка страдает город в целом. Убытки «АвтоВАЗа» за 2015 год составили почти миллиард долларов, и его долги растут. Аудиторская компания Ernst & Young предупредила о «материальной неопределенности, которая может привести к серьезным сомнениям в способности „АвтоВАЗа“ продолжать деятельность».

Компания стала самой крупной жертвой погружающегося в пучину автомобильного рынка, где продажи за прошлый год сократились более чем на треть, а некоторые зарубежные компании, включая General Motors, ушли с российского рынка полностью (в действительности на российском рынке сохраняется присутствие Cadillac и дорогих моделей Chevrolet, а также принадлежащего General Motors узбекского бренда Ravon. — Открытая Россия).

Производитель «Лады» сейчас вводит в действие план сокращения расходов, включающий уменьшение численности персонала. Переход на четырехдневную рабочую неделю в этом месяце фактически означает двадцатипроцентное сокращение зарплаты во всей компании вдобавок к произвольным урезаниям заработков, о которых рассказывают рабочие.

Президент Путин и премьер-министр Медведев продемонстрировали поддержку промышленности, посетив ряд предприятий и пообещав некую государственную поддержку, размеры которой, впрочем, неясны.

Когда «АвтоВАЗ» перешел в руки альянса Renault-Nissan, решили обновить модельный ряд «Лады» новыми моделями, основанными на платформе Renault, но это означало импорт комплектующих. Существующая в городе с советских времен сеть производителей автокомпонентов оказалась в ситуации острой конкуренции. «АвтоВАЗагрегат», компания, которая выпускает ряд деталей для «Лады», но не принадлежит «АвтоВАЗу», в прошлом году остановил производство и теперь находится в процессе банкротства. Более двух тысяч человек потеряли работу. Исполнительный директор Виктор Козлов арестован по подозрению в налоговом мошенничестве.

Елена Селиверстова, проработавшая на «АвтоВАЗагрегате» в отделе закупок двадцать пять лет, показала AP документы, демонстрирующие, что с июля доля невыплаченной зарплаты постоянно росла; кульм

инации этот процесс достиг в январе, когда Селиверстова не получила ни копейки из своего заработка в 23 000 рублей ($300). Эти деньги ей необходимы, чтобы содержать пожилую маму.

«Знаете, это полная катастрофа», — сказала она сквозь слезы. В середине зимы только финансовая помощь от сына спасла ее от отключения электричества.

Механик Андрей Доброхотов сказал, что не получает зарплату на «АвтоВАЗагрегате» с июня. Его семья питается самыми дешевыми продуктами вроде перловой крупы. И он, и Селиверстова рассказали, что ищут новую работу, но ничего не нашли, а их документы, необходимые для трудоустройства, находятся на «АвтоВАЗагрегате».

В ноябре более тысячи человек протестовали против закрытия «АвтоВАЗагрегата» на главной площади Тольятти, требуя выплаты задержанной зарплаты; демонстрацию организовали местные коммунисты. Селиверстова, которая была там, сомневается, что политическая активность рабочих поможет получить невыплаченные заработки или получить поддержку от городской администрации, которая сама оказалась в сложной ситуации из-за снижения налоговых отчислений от автопрома.

Она говорит, что российское законодательство устроено так, чтобы создать максимальные трудности для рабочих.

Хотя российская Конституция гарантирует право на забастовки, на практике процесс организации забастовки сильно забюрократизирован, для нее требуются многочисленные документы, которые чиновники или суды легко могут объявить недействительными. Многие компании соглашаются признавать только так называемые официальные профсоюзы, которые связаны с их руководством или местными властями.

В четырех часах езды от Тольятти, в Ульяновске, на родине вождя революции Владимира Ленина, автозавод УАЗ выживает, производя дешевые автомобили, не изменившиеся с советских времен.

Завод, который был основан во время Второй мировой войны и выпускал тогда дешевые грузовики с деревянными кузовами, сейчас производит внедорожники с минимумом дополнительного оборудования, популярные как в российской армии, так и среди покупателей, которым приходится ездить по разбитым дорогам в глубинке. У некоторых старых моделей нет даже подушек безопасности. В прошлом году продажа этих машин на российском рынке сократилась на 2% — это значительно лучший показатель, чем по рынку в целом.

УАЗ отказался от планов похоронить модель «Хантер», сконструированную больше сорока лет назад. Флагманская модель «Патриот» разработана в 90-х годах, но даже минивэн 60-х все еще на конвейере.

«Она иногда ломается, но ее легко починить, ей не нужны дороги, она проедет по непролазной российской грязи», — сказал представитель компании Константин Сазонов, наблюдая, как минивэны сходят с конвейера, где их собирают в основном вручную.

Впрочем, даже и в Ульяновске у рабочих тяжелые времена. В регионе один из самых низких в России уровней зарплаты, если не считать бедствующие республики Северного Кавказа. Средняя зарплата в Ульяновской области примерно втрое меньше, чем в Москве. Продукты стремительно дорожают с тех пор, как Россия в 2014 году запретила ввоз продовольствия из стран Евросоюза; инфляция за прошлый год составила 12,9%.

Сейчас в городах российского «ржавого пояса» вроде Тольятти и Ульяновска нет никаких признаков организованных общественных волнений, и правящая партия «Единая Россия» полностью доминирует на политической сцене, но ситуация может измениться, и некоторые из высокопоставленных госчиновников уже выражают беспокойство.

В интервью газете «Коммерсантъ» в прошлом месяце губернатор Ульяновской области Сергей Морозов сказал, что видел заказанное правительством исследование, показывающее, что до половины населения может быть готово к протесту против ухудшающихся экономических условий. «Это очень тревожные цифры для всего государственного руководства», — сказал он.

Оригинал статьи: Джеймс Эллингворт, «Российские рабочие в тяжелом положении, но боятся высказываться», The Associated Press, 29 февраля

util