7 Марта 2016, 12:00

Няня на Первом. Антон Орех — о том, как программа «Время» наконец-то заметила главную новость недели

Нас не удивить тем, что федеральные телеканалы умудряются в многочасовых итогово-аналитических выпусках говорить о чем угодно, но только не о действительно главных новостях недели. Хорошо, если важные темы хоть как-то попадают в кадр. Чаще всего они не упоминаются ни строчкой.

Но эта неделя была особой. В некотором смысле принципиальной. Потому что про самую громкую историю отчетных дней в течение недели не просто не говорили, а не говорили почти официально, демонстративно намеренно. Я про узбекскую няню и убитую ею девочку, конечно. Три канала об этом не рассказали, а Песков сказал: ну и правильно сделали.

Но миллионы людей все равно только это и обсуждали. И я включил в праздничный воскресный вечер в 21:00, накануне отнюдь не рабочего понедельника, Первый канал, чтобы увидеть, как они выйдут из дурацкого положения.

Из положения вышли. Про няню рассказали. На втором часу программы «Время». Сразу же заметив, что национальность няни — не главное. И это действительно так. Говорили достаточно подробно. С примерами, с полезными замечаниями о том, как выбирать нянь и сиделок — и тут к коллегам, казалось бы не придраться. Просто у истории помимо чисто бытовой стороны была еще и другая — общественная. Ведь обсуждали люди не только няню — обсуждали еще и поведение полиции. Которое не было образцовым.

Про полицию не сказали ничего совсем. Нулевой вариант. Ни про то, как полицейские в первые минуты убегали и не знали, как поступить, ни про то, что других стражей порядка хотят теперь наградить. И это, к слову, характерная тактика телевидения. Если нельзя какую-то историю полностью замолчать, зрителям сообщают либо часть правды, наименее неприятную, либо сводят все к чисто бытовым деталям.

Впрочем, несмотря на стремление избегать национального окраса, полностью избежать этого не удалось. Во всяком случае рентгены насквозь туберкулезных легких нанимающихся на работу мигрантов и довольно комичный вид этих людей (в силу плохого знания русского языка) на приеме у докторов при оформлении патента на работу невольно вызывают сомнения у публики, что лучше с этими людьми не связываться вовсе. С другой стороны, нас заверили, что получить патент за взятку никак невозможно. Абсолютно никак. И если бы мы сами брали на работу этих нянь только с патентами — то и не было бы подобных кошмарных происшествий. Как говорится, поверим на слово.

И все-таки, какое-то странное раздвоение есть на нашем телеэкране. Про няню не хотели сперва рассказывать, чтобы нашу психику не травмировать. Потом рассказали, но без деталей. Зато когда речь зашла о коллекторах — мама не горюй. Сожженный горючей смесью двухлетний мальчик, выбросившаяся от ужаса в окно с 10 этажа девочка, доведенная коллекторами до такого поступка, — и постоянно видеозаписи бесчинств, сделанные по случаю камерами видеонаблюдения. Кстати, когда про нянь и сиделок говорили, нам тоже показали несколько таких же «скрытых» съемок — там и детей лупили, и над стариками издевались. Я человек подготовленный, но что же простой обыватель чувствует, глядя на все это? И почему вообще еще не запретили этих коллекторов в принципе?!

С другой стороны, по фактуре особенно не придерешься. В этом конкретном выпуске придраться было не так уж и много к чему по сравнению с обычными эфирами. И про Россию говорили не в пример больше обыкновенного. И начали разговор не с Сирии и даже не с Украины, а с гибели шахтеров и спасателей в Воркуте.

Но это тоже один из телеприемов. Ситуация трагическая, сложная, с полпинка ее не разберешь. Формально история прошлонедельная. И вся эта неделя, видимо, ушла на согласование какой-то линии повествования. Но линия до конца не прописана. Виновата как будто природа. Трагическое стечение обстоятельств. Но человеческий фактор в совокупности с тяжелыми условиями труда и погоней за прибылью усугубили природный фактор. Однако как звать других виновников помимо газа метана — не ясно. Хотя надпись «Северсталь» на куртках, флагах и баннерах мелькала так часто, что даже не могу сказать вам определенно — совпадение это или в ближайшее время последуют какие-то «подробности».

Так тоже бывает на телевидении. Сначала наезд на кого-то осуществляется в неопределенной форме, а потом уже долбят конкретно — особенно, если уже принято какое-то решение в верхах. Как, например, в этом выпуске смачно плюнули в спину ушедшему в отставку бывшему тверскому губернатору Шевелеву. И жулик он, и газ не тянул в дома страждущих, а из ветхих домов не переселял их в новые и красивые. Короче, все припомнили Шевелеву задним уже числом.

Да и про Чурова заметили, что хоть сам он на подсчет голосов повлиять не мог, но уж больно одиозен стал в последнее время главный выборный счетовод. Теперь-то об этом сказать можно. Правда горняки, Шевелев и ЦИК заняли всего 11 первых минут программы совокупно. А за ними был Дональд Трамп и выборы в Штатах — и одна эта тема перевесила все российские.

Про выборы в США нам сказали, что хрен там редьки не слаще. И что даже Трамп, как бы симпатично ни говорил он о нашем президенте, для нас абсолютно непредсказуем. Да, славный дядька, конечно. «Нам нужен тот, кто не станет потеть, когда мы будем говорить с Путиным», — в таком духе сказал Дональд про конкурента Рубио. А вот сам-то Трамп с Путиным поладит.

Смотришь на это и понимаешь, что надо бы пожалеть бедных американцев, вынужденных выбирать между клоуном и врушкой Хиллари. Хиллари ну никак не могла пообещать, что не станет обманывать избирателей и дать слово, что не делала этого прежде. Мы сочувствуем! Страна, четверть века стройными рядами голосующая за Жириновского, не может не сочувствовать тем, кто готов голосовать за Трампа.

В остальном же программа «Время» была верна себе.

Россия спасает Сирию, и только благодаря нам у перемирия есть шанс.

Украина достала всех, даже Европу, и только из-за нее перемирие в Донбассе — почти утопия.

Меркель хитра, коварна, двулична и лжива.

Мигранты вот-вот добьют Европу, а сама Европа то ли на грани раскола, то ли на грани распада, то ли вовсе на грани гибели.

Но к этим ритуальным репортажам в форме комментариев уже настолько привыкаешь, что ругать за них коллег как-то не то что неохота — просто это все равно что ругать весну, которая никак не наступает, хотя она никогда не наступает в марте. Замечу только, что в сравнении с Киселевым мастера пропаганды с Первого еще пытаются держать себя в руках и в их материалах, когда они отходят от «обязательной программы», бывают вполне познавательные моменты. Но для этого нужно внимательно и не отрываясь смотреть выпуск все сто минут. А это под силу не всякому.

util