9 March 2016, 18:33

Сухая голодовка Савченко. Принудительное кормление — пытка или спасение жизни?

Сухая голодовка, которую объявила Надежда Савченко, вновь вызвала дискуссию о том, можно ли принудительно кормить заключенных, выбравших такой способ протеста

Если заключенный отказывается от приема пищи и его жизни угрожает опасность, российское законодательство разрешает администрации тюрем принимать меры, в том числе принудительные, направленные на поддержание здоровья. При этом необходимо письменное заключение врача и присутствие медицинского работника.

Один из преподавателей Владимирского института ФСИН Владимир Сорокин в монографии «Обеспечение безопасности при организации принудительного кормлени лиц, отказывающихся от приема пищи в исправительном учреждении» описывает законный, по его мнению, способ принудительного кормления заключенных. Процедура принудительного кормления, с точки зрения тюремного теоретика, должна выглядеть так:

«Перед началом принудительного кормления осужденному разъясняется о наступлении последствий, угрожающих для его жизни, и необходимости принятия пищи.

При оказании осужденным физического сопротивления сотруднику медицинской части ИУ (исправительного учреждения), приступающему к принудительному кормлению, в отношении него применяются наручники в виде средств сдерживания. При этом сотрудниками должна быть обеспечена не только личная безопасность медицинского персонала, но и применяются меры для удержания осужденного в положении, необходимом для проведения процедуры. С целью осуществления принудительного кормления используется зонд с воронкой. Перед началом процедуры используемый инструмент подвергается кипячению и обязательному охлаждению до комфортной температуры.

При проведении принудительного кормления, с целью предотвращения откусывания зонда, а также причинения травм сотруднику, в раскрытый рот осужденного необходимо вставить роторасширитель.

Вводимый зонд должен быть влажным с целью минимизации неприятных ощущений и обеспечения скольжения при его введении в организм. Сотрудник медицинской службы должен следить за тем, чтобы зонд не попал в трахею. После введения зонда необходимо потребовать от осужденного сказать несколько слов или издать звуки. Способность лица свободно дышать и говорить будет свидетельствовать о том, что зонд правильно введен в организм человека.

Убедившись в этом, сотрудник медицинской части сначала должен влить в воронку небольшое количество кипяченной воды и только после этого начинать вводить в организм человека приготовленную питательную смесь».

Академик Андрей Сахаров вспоминал эту процедуру так:

«Меня насильно держали и мучили четыре месяца. С 11-го по 27 мая включительно я подвергался мучительному и унизительному принудительному кормлению. Лицемерно все это называлось спасением моей жизни. 25–27 мая применялся наиболее мучительный и унизительный, варварский способ. Меня валили на кровать, привязывали руки и ноги. На нос надевали тугой зажим, так что дышать я мог только через рот. Когда же я открывал рот, чтобы вдохнуть воздух, в рот вливалась ложка питательной смеси из бульона с протертым мясом. Иногда рот открывали принудительно — рычагом, вставленным между деснами».

Владимир Рубашный, подполковник ФСИН в отставке и пенитенциарный психолог, подтверждает, что принудительное кормление нередко использовалось для пыток заключенных:

"Принудительное кормление принудительному кормлению рознь. Есть медикаментозная поддержка, которая оказывается человеку. А в советские годы очень популярно было именно принудительное кормление, когда заключенного связывали и вставляли зонд либо через рот, либо через нос. К зонду присоединяли воронку, через которую вливали размельченную пищу. Но часты были случаи, когда администрация прибегала к этой процедуре не ради сохранения жизни заключенного, а чтобы поглумиться и поиздеваться над человеком. Можно же по-разному этот зонд ввести, вот и делали так, чтобы человек как можно больше страдал: засунут, высунут — и так несколько раз, чтобы пищевод разодрать или еще что-то. Делалось это в условиях безнаказанности.

Человек принимает решение самостоятельно. Конечно, государство несет за него определенную ответственность. Но я считаю, что право человека — принимать решение, хочет он жить или нет, хочет он есть или нет, хочет ли он таким образом закончить свое существование. И неважно, что побудило его это сделать: личные проблемы, личностный протест или политический. Другое дело, когда человек страдает признанным психическим заболеванием: тут медики вправе принимать решение о принудительном кормлении, так как человек не может понимать последствия своего поступка. Хотя тут надо понимать, что в стране активно развивается карательная психиатрия.

В местах лишения свободы заключенные вполне осознанно принимают решение о членовредительстве, чтобы противостоять действиям администрации. Надежда Савченко, которую судят как здорового человека, и сомнений в ее психическом здоровье нет, имеет, по-моему мнению, полное право не принимать пищу. И она не будет ее принимать, до тех пор пока окружающим медикам не покажется, что ее жизни угрожает опасность, и тогда они прибегнут к медикаментозному поддержанию жизни.

Сотрудники уголовно-исполнительной системы, в первую очередь — тюремные медики, являются как бы заложниками ситуации, так как обязаны обеспечить существование закллюченного и бороться за жизнь до конца.

Можно долго дискутировать по поводу мнения тюремных теоретиков, но, на мой взгляд, стоит делать поправку, что эти теоретики — часть системы. А для системы не важен человек как индивид и его мнение. Для нее важно сохранить человеку жизнь как налогоплательщику, избирателю и прочее. Поэтому в вопросе, стоит ли принудительно кормить заключенных, отказавшихся от пищи, я на стороне осознанного выбора самого человека: кроме него принимать решение уйти из жизни голодной смертью не может никто«.

Аналогичного мнения придерживается международное сообщество врачей. Токийская декларация, принятая 29-ой Всемирной Медицинской Ассамблеей в октябре 1975 года, гласит: «Когда заключенный отказывается от приема пищи и при этом способен, по мнению врача, подтвержденному, как минимум, еще одним независимым врачом, здраво и рационально судить о последствиях своего решения, врач не может подвергнуть его насильственному искусственному питанию. Врач обязан объяснить заключенному возможные последствия отказа от приема пищи».

Данная декларация закрепляет основные принципы поведения врачей относительно пыток, наказаний и других мучений, а также негуманного или унизительного лечения в связи с арестом или содержанием в местах заключения. Важен и тот факт, что Россия является полноправным участником данного международного органа, и по Конституции Токийская декларация относится к обязательным для России международным принципам.

Принудительное кормление Надежды Савченко может расцениваться как бесчеловечное обращение и грозит дополнительными негативными последствиями для российских властей.

Если Надежда Савченко приняла окончательное решение продолжать голодовку до конца или до удовлетворения ее требований, то она может повторить путь Бобби Сендза, но на месте Маргарет Тетчер будет Владимир Путин.



ЧИТАЙТЕ И СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

«Россия вернет меня в Украину — живой или мертвой, но вернет!» Последнее слово Савченко

Всех на всех: пленники войны должны обрести свободу. Обращение к властям России и Украины

«Гранд Мотель». Как Надежда Савченко путешествовала по России

Суд по делу Савченко. Гособвинение просит посадить украинскую летчицу на 23 года

Надежда. Суд над Савченко в комиксах

util