10 March 2016, 09:41

Forbes: Цена на нефть в ближайшее время должна упасть до $30 за баррель

Эксперт-нефтяник Арт Берман в Forbes прогнозирует поведение цен на нефть в ближайшем будущем

Цены на нефть в ближайшие недели должны упасть, и, возможно, сильно. Дело в том, что сегодняшняя цена не основана на фундаментальных факторах.

Цены должны снизиться примерно до $30 за баррель, потому что стало понятно, что соглашения ОПЕК и России о замораживании объемов добычи — пустышка. Возвращение к унылой реальности избыточного предложения и слабости мировой экономики может опустить цены и ниже уровня в $30.

Замораживание объемов добычи не сможет уменьшить избыточное предложение

Соглашение между ОПЕК и Россией об ограничении добычи будет огромным шагом к восстановлению баланса на нефтяном рынке. Думаю, это случится к концу 2016 года, но сейчас этого нет в повестке дня.

В конце февраля саудовский министр нефти Али Аль-Наими категорически заявил: «Нет смысла тратить время на обсуждение сокращения добычи. Этого не будет». Вместо этого Россия и Саудовская Аравия договорились о замораживании объемов добычи.

Этот ход — бессмысленный театр, но он помог поднять цены на 37% — с $26 с небольшим за баррель в середине февраля до почти $36 на прошлой неделе.

Саудовская Аравия и Россия получили большие дополнительные доходы, но это ничего не изменит на перенасыщенном мировом нефтяном рынке. Проблема в том, что ни в Саудовской Аравии, ни в России не было значительного увеличения добычи с 2014 года, когда начался коллапс цен (см. график ниже). Замораживание объемов этими двумя странами гарантирует только то, что излишек предложения не усугубится из-за их действий. Более того, сомнительно, что у Саудовской Аравии и России есть возможность нарастить добычу значительно выше сегодняшнего уровня, а это уже делает их предложение скорее циничным, чем полезным.

Саудовская Аравия и Россия — два крупнейших в мире производителя нефти. Но в январе 2016 года добыча нефти в Саудовской Аравии была всего лишь примерно на 110 тыс. баррелей в день больше, чем в январе 2014 года, а производство нефти в России за то же время возросло меньше чем на 50 тыс. баррелей в день. Общий же прирост мировой добычи составил более 2 млн баррелей в день.

По контрасту, США и Канада вместе в начале текущего года добывали примерно на 1,9 млн баррелей в день больше, чем в январе 2014 года, а добыча в Ираке выросла примерно на 1,7 млн баррелей. Кроме того, Иран имеет возможность к концу текущего года нарастить добычу примерно на 1 млн. баррелей в день. И ни одна из этих стран не согласилась на замораживание объемов. Иран и вовсе назвал эту идею "смешной«.

Рост запасов нефти означает снижение цен

За неделю с 20 по 26 февраля запасы сырой нефти в США выросли на 10,4 млн баррелей. Это самое большое увеличение с апреля 2015 года. Таким образом запасы дошли до вызывающего удивление уровня — на 162 млн баррелей больше, чем в среднем за 2010–2014 годы и на 74 млн баррелей выше уже высокого уровня 2015 года.

Существует сильная корреляция между запасами сырой нефти в США и мировыми ценами. В нефтехранилищах в Кашинге (Оклахома) и на побережье Мексиканского залива содержится почти 70% всей хранящейся в США нефти. Уровень их заполнения — один из решающих факторов при определении цены американской нефти WTI. Если хранилища заполнены более, чем на 80% предельного объема, цены обычно резко падают. Сейчас хранилища в Кашинге заполнены на 91%, а на побережье Мексиканского залива — на 87%.

За 2015 год и начало текущего года цены значительно снизились в соответствии с ростом запасов в США. Но после начала разговоров о замораживании объемов добычи, инвесторы перестали обращать внимание на наращивание запасов, а трейдеры стали нащупывать новые ценовые пороги — перед тем, как цены снова упадут.

Устойчивое увеличение цен невозможно, пока не сократятся объемы запасов, а этого не случится, пока добыча нефти в США не упадет примерно на 1 млн баррелей в день.

Несмотря на крайне сильное уменьшение количества работающих буровых установок и серьезные финансовые потери американских нефтяных компаний, сокращение добычи происходит чрезвычайно медленно, что болезненно для всей отрасли. По последней информации EIA (Энергетическое информационное агенство, подразделение Министерства энергетики США. — Открытая Россия), в феврале 2016 года добыча снизилась примерно на 100 тыс. баррелей в день в сравнении с январем того же года.

Оценка снижения в феврале 2016 года по отношению к предшествующим месяцам:

  • октябрь: —800 000 барр./день;
  • ноябрь: —810 000 барр./день;
  • декабрь: —670 000 барр./день;
  • январь: —590 000 барр./день.

После пика, достигнутого в апреле 2015 года, добыча уменьшается в среднем на 60 тыс. баррелей в день за месяц. Но этого недостаточно, чтобы существенно понизить запасы и оказать влияние на цены.

EIA и IEA (Международное энергетическое агентство, автономный международный орган в рамках Организации экономического сотрудничества и развития. — Открытая Россия) на этой неделе опубликуют новые данные о балансе мирового рынка нефти, и я сомневаюсь, что новости будут хорошими. В прошлом месяце IEA отметило, что в последнем квартале 2015 года избыточное предложение выросло почти на 750 тыс. баррелей в день по сравнению с предыдущим кварталом. Данные EIA подтверждают эти выводы и показывают, что в январе 2016 года избыточное предложение увеличилось на 650 тыс. баррелей в день по сравнению с декабрем 2015 года.

Цены на нефть и стоимость доллара

Почему же тогда нефть подорожала? Отчасти — из-за надежд на замораживание объемов добычи в странах ОПЕК. Эти настроения отразились на индексе волатильности цен на сырую нефть OVX.

OVX отражает отношение инвесторов к динамике нефтяных цен. Его иногда называют «индексом страха». Из него следует, что инвесторы чувствуют себя неплохо и меньше опасаются за нефтяные рынки, чем в последнем квартале прошлого года, когда цены упали на 47%. С середины февраля цены выросли на 37%.

Но дело не только в надеждах, но и в укреплении доллара США. Давно установилась негативная корреляция между стоимостью доллара и мировыми ценами на нефть. Повышение нефтяных цен в феврале сопровождалось снижением средневзвешенного торгового курса доллара.

Сейчас тренд изменился. На прошлой неделе в США зафиксировано сокращение уровня безработицы, и продолжающееся укрепление доллара выглядит логичным. С учетом обычной корреляции это означает, что цены на нефть должны упасть.

Цены на нефть должны упасть резко

То, что мы с оптимизмом говорим о ценах в $35 за баррель, — уже знак того, насколько плохи дела на нефтяных рынках. Избыточное предложение, из-за которого сложилась такая ситуация, никуда не делось. Объемы запасов нефти продолжают расти, и это самый верный признак того, что добыча не уменьшилась настолько, чтобы повлиять на баланс рынка. Невозможно представить, чтобы цены выросли значительно выше сегодняшнего уровня, пока запасы не начнут сокращаться. Собственно, и нынешние $35 за баррель не основаны на каких-либо фундаментальных факторах нефтяного рынка.

Соглашение ОПЕК и России о замораживании объемов — циничная шутка, способ на короткое время увеличить доходы, ничего не делая с объемами добычи.

Сокращение добычи может дать эффект, но замораживание уровня добычи в России и Саудовской Аравии не значит ничего. Это явно позволило некоторым инвесторам почувствовать себя лучше, но для меня ничего не изменило. Иран прав, называя договоренность смешной.

В прошедшие недели не было никаких ужасных экономических новостей, но глубокая слабость мировой экономики, отягощенной долгами и низким спросом, не изменилась. Сделанное на прошлой неделе заявление Народного банка Китая о том, что он видит возможность дальнейшего увеличения своего денежного запаса, может создать более благоприятную атмосферу на фондовых рынках, но только усиливает мое беспокойство по поводу сокращения потребления нефти и будущих шоковых падений нефтяных цен.

Я надеюсь на рост нефтяных цен, но не могу найти никаких существенных причин, по которым они могли бы не падать. Как только восстановится баланс рынка, а ложная эйфория по поводу замораживания объемов добычи пройдет, случится коррекция, и цены откатятся к уровню около $30. Но любая плохая экономическая или политическая новость может отбросить их значительно ниже.

Оригинал статьи: Арт Берман, «Нефтяные цены должны упасть, и, возможно, сильно», Forbes, 7 марта

util