11 Марта 2016, 09:00

Главные тезисы из дискуссии Владимира Пастухова и Елены Лукьяновой о Конституции

Владимир Пастухов

Что такое конституционный кризис и чем он опасен? Как восстановить конституционные свободы? Нужно ли менять Конституцию? Эти и другие вопросы в лондонском клубе «Открытая Россия» обсудили двое из соавторов доклада «Конституционный кризис в России и пути его преодоления» Елена Лукьянова и Владимир Пастухов. Приводим основные тезисы их дискуссии

Владимир Пастухов:

Когда в 1993 году принимали Конституцию, я считал, что нужно максимально затягивать работу над Конституцией, вносить многочисленные поправки, чтобы в обществе успели произойти изменения, которые она зафиксирует. Но сейчас наступил момент более тщательно зафиксировать изменения. Новая Конституция была бы полезна. Но я больше всего не хотел бы, чтобы мы превращали текст Конституции в предмет культа.

Елена Лукьянова:

Конституция 1993 года настолько неплохо сконструирована и отвечает уровню современного развития мира, что нужно сделать все, чтобы она жила.

Владимир Пастухов:

Это аномалия: Конституция имеет в переходных положениях норму о том, что должен быть принят конституционный закон о нормах, позволяющих ее изменять, но он до сих пор не принят. Нам нужен закон о Конституционном собрании.

Елена Лукьянова:

Одну часть Конституции я не трогала бы, она является большим развитием Европейской конвенции, принятой более полувека назад. Мы еще не научились ее читать. Остальные главы носят технический характер. Там есть что поправить.

Владимир Пастухов:

Не сомневаюсь, что в руках нынешней исполнительной и законодательной власти в России новая Конституция получится уродцем, которого стыдно будет показать. Боюсь проснуться и узнать, что конституционная реформа, о которой мы мечтали, проведена, но проведена правительством, и нам будет предложен проект конституционной монархии.

Елена Лукьянова:

Даже если в России сменится властная парадигма, пока мы не выработаем новую привычку формирования органов путем участия граждан в их работе, мы не сможем создать Конституционное собрание. А потому не надо рисковать. Испортить Конституцию с помощью такого органа очень легко. Я бы сегодня воздержалась от Конституционного собрания.

Владимир Пастухов:

Моя претензия к Конституции 1993 года — не в том, как в ней обозначены свободы. В плане свобод — это песня. Но там нет сменяемости власти и политического плюрализма. Конституционализм — наука ограничения власти, а не провозглашение свобод. И контроль над властью — наша слабая мышца. Что лучше — встроить эти два блока или переписать все сначала — не знаю.

Елена Лукьянова:

В Госдуме около двухсот депутатов с юридическим образованием. Но корреляцию между их юридическим образованием и состоянием законотворчества хорошо объясняет «Диссернет». Настоящих юристов в Думе я не вижу. Мы до сих пор не избавились от представлений о том, что кухарка может управлять государством.

Владимир Пастухов:

Нет такого примера федерации на планете, чтобы подошла под русские условия. Мы не можем опереться ни на чьи знания и опыт. Нельзя дать одинаковый правовой статус Москве и Якутии. Следующему поколению придется совершить страшный выбор — сохранять или не сохранять Россию. Если они спасуют, в конце XXI века единого государства Россия существовать не будет.

Елена Лукьянова:

Это будет не в третьей четверти века, а раньше, и угроза страшнее. Unitas dissimilium, единство непохожего — единственный выход. В нынешнем виде она все равно сохраниться не сможет, но чтобы сохранилось что-то — только unitas dissimilium.


Читайте доклад «Конституционный кризис в России и пути его преодоления»:

util