14 March 2016, 19:20

Антон Орех посмотрел «Постскриптум» на ТВЦ и оценил интригу Алексея Пушкова



Слушая Алексея Пушкова час с небольшим, Антон Орех преисполнился тревоги за судьбы Сербии и Белоруссии и испугался за Сирию

Для того чтобы смотреть канал ТВЦ, нужно быть настоящим «фанатом марки». Если вы не фанат, то вам в принципе нелегко понять, в чем смысл его существования. На нашем и без того не блестящем телевидении ТВЦ выделяется как странный аутсайдер с большим бюджетом и сильно вторичным контентом.

И уж совсем удивительно, что кому-то может прийти в голову смотреть на ТВЦ пропагандистскую аналитику. Неужели кому-то не хватает Киселева, Соловьева, Первого канала, НТВ? Но тем не менее смотрят. И, как это обычно бывает в таких необычных ситуациях, зрителям интересно даже не где говорят или что показывают, а кто именно это делает. «Идут на звезду».

Звезда канала ТВЦ — это Алексей Пушков. Успешно совмещающий телепропаганду с заседаниями в Думе и руководством там аж целым комитетом по международным делам.

А что для нас сегодня важнее международных дел, верно? Вот я и решил посмотреть программу «Постскриптум». Которая в свете изложенного приобретает не просто телевизионный, но еще и политический смысл. Мнение Пушкова — мнение Госдумы!

И надо отдать должное Алексею Константиновичу. По крайней мере, его программа не напоминает винегрет из тем, расположенных в произвольном порядке, с чудаковатыми репортажами и страной логикой изложения. У Пушкова все по полочкам, все продуманно, и за час с небольшим вещания клиент хотя бы не успевает переутомиться. А значит, его мозги можно полоскать в хвост и в гриву до последнего сюжета.

Понятно, что про внутрироссийские проблемы у Пушкова не сказано ни слова. И не потому, что он председатель комитета по международным делам. Даже если бы он возглавлял комитет по делам внутренним, все равно разговор бы про внутренние дела он не завел — не то нынче время.

На дешевые реверансы ведущий и его сотрудники времени не тратят. Мир у Пушкова двуполярный. Россия — добро, Америка и лебезящая перед ней Европа — зло. Говорится это простым и доступным языком без полутонов. Наше дело — правое, а наши враги в бессильной злобе стремятся нам помешать.

Начал Алексей Пушков, впрочем, немного издалека — с Сербии. К нам приехал сербский президент Николич. А Сербия между тем посылает в пространство какие-то неясные сигналы. То ли в НАТО собралась, то ли в Евросоюз, то ли туда и туда одновременно. А для Сербии это погибель. Ей с Россией надо быть, а не с этими исчадьями ада. И встреча Путина и Николича как будто развеяла опасения.

Опасения не за нас, что мы потеряем, видимо, предпоследнего союзника, а за Сербию! Мы-то вообще без кого угодно проживем, безо всех сразу.

А сербам горе мыкать придется.

Вторым номером программы стало дело Надежды Савченко. Но рассматривается оно в «Постскриптуме» под несколько своеобразным углом. Львиная доля времени посвящена не сути дела и даже не проклятиям в адрес этой «наводчицы» и «корректировщицы огня», а защите Владимира Путина.

В Европе же хотят составить черный список мучителей этой женщины по аналогии со списком Магнитского. И на почетном месте там может оказаться наш президент.

И вот нам со всех сторон разъяснили, почему это глупость, абсурд, ахинея, — и что только горстка безумных евродепутатов может всерьез говорить о чем-то подобном.

Слово «русофобы» при этом звучит даже чаще фамилии президента.

И кажется, что это слово одновременно обозначает и профессию, и национальность, и политические взгляды, и вообще заменяет собою множество других слов — несет в себе функцию почти матерную.

Ведь хорошо известные нам слова из трех и пяти букв имеют такое же расширительное толкование и применение. В итоге Пушков успокоил нас и страшно разочаровал Запад: никаких санкций против Путина нет и быть не может!

Потом добрались и до главной темы недели — милдронат, он же мельдоний. Пушков сразу же четко сформулировал, что скандал этот не спортивный, а политический. Уличенных атлетов именовал «так называемыми нарушителями». А допинг — это все, что не принимают американцы. И скоро дойдет до того, что эти американцы будут состязаться на спортивных аренах сами с собой. Чувствовалось, что эта вопиющая русофобская история взволновала автора не меньше даже, чем возможные санкции против Путина. Не думал, честно говоря, что Пушков такой любитель спорта. Впрочем, это же не спорт, а политика.

А такой тонкий ценитель прекрасного, как штатный комментатор всех существующих телеканалов и, как верно заметил Пушков, «уже почти политолог» Карен Шахназаров, изобличил провокаторов. Все срежиссировано! Постановочка по лекалам Холодной войны.

Тема Холодной войны возникла и под занавес программы — в историческом разрезе.

Нынче, оказывается, самое время проанализировать знаменитую речь Черчилля в Фултоне. Черчилль, само собой, был пригвожден к позорнейшему из столбов.


Но помимо прочего ошарашенные зрители узнали, что от Третьей мировой войны нас спасло лишь поражение Черчилля на выборах в 1945-м. Потому что у наших так называемых союзников был четкий план: победив Германию, немедленно напасть на СССР. Причем привлечь и только что капитулировавшие гитлеровские войска! И план уже был, и даты — но некстати подоспели выборы в Британии, и все сорвалось.

Про выборы — только в Америке — тоже нельзя было не сказать. Равно как и про «не справившегося с властью» Обаму. Пушков при этом, кажется, оказался поклонником Дональда Трампа. Трамп — это сегодняшний Рональд Рейган. А Рейган за восемь лет правления кроме, разве что, Гренады, никого не поработил. Во как!

Слыхали бы теперешнего Пушкова пропагандисты 80-х! Тогда Рейган был синонимом Сатаны. А нынче, выходит, — «голубь».

Достойное месте в «Постскриптуме» нашлось и для Украины. С которой Кондолиза Райс разговаривает как с туземцами. Саму Украину сравнили с поросенком. Штаты — это хитрый лис и медведь одновременно.

Но трагические примеры не всем служат уроком, а потому Пушков предупреждает белорусов.

Коварный Запад больше не считает Батьку Лукашенко «последним диктатором Европы». Соблазняет его, ублажает. А между тем, половина его торговли — с Россией. Две трети инвестиций — наши! Куда вам в Европу, ребята! Если бы не Россия, Белоруссия давно бы пускала пузыри. И в подтверждение этой мысли на нас вываливаются цифры инфляции, роста цен, падения национальной валюты. Только с Россией у белорусов есть будущее. Украинцы этого не поняли — и получили... сами знаете что.

Время у экрана пролетело незаметно. Тревога за судьбы Сербии и Белоруссии отступила не совсем. За судьбу Путина мы, наоборот, спокойны совершенно. Украине не поможет, скорее всего, уже ничего.

Одно удивило меня в «Постскриптуме»: где же Сирия? Неужели ее затмил мельдоний? Загадка требует разъяснения и, видимо, мне придется как-нибудь вновь включить канал ТВЦ ради его главной звезды и этой замечательной программы.

util