15 Марта 2016, 15:49

Почему Россия прекратила операцию в Сирии: говорят эксперты

Российский военослужащий на авиабазе Хмеймим.

Отвод войск из Сирии — успех России или поражение? Политологи объяснили нам, что вынудило Владимира Путина заявить о прекращении операции

"В основе был договор с американцами, и он был лихо сделан"


Алексей Малашенко, востоковед, эксперт Московского центра Карнеги

— О ситуации можно говорить, исходя из двух противоположных сценариев.

Первый заключается в том, что Россия хотела дойти до окончательной победы. Этого не случилось, а продолжать операцию в текущем виде стало бессмысленно. В таком случае ее необходимо либо расширять, что привело бы к полному коллапсу, — и неоднократно заявлялось, что расширенной операции не будет, — либо уходить. С этой точки зрения получается, что Россия уходит.

Если рассматривать другой сценарий, то вполне возможно, что некое соглашение с американской стороной было достигнуто заранее. Оно заключается примерно в следующем: Россия выводит свою авиацию в обмен на более мягкую позицию по отношению к Башару Асаду. То есть он остается на месте в ходе переговоров, и неизвестно, что будет дальше. Если переговоры будут складываться таким образом, что Асад и его сторонники смогут остаться у власти, — тогда можно считать, что компромисс будет работать в пользу России. В этом ключе можно говорить об успешности политики России, в том числе с учетом этой военной операции. Опять же, не стоит забывать, что выводится основная часть войск, а часть контингента остается. Поэтому, если эти переговоры будут срываться, и опять у Асада будут дела складываться не самым лучшим образом, — кто помешает вернуться под предлогом того, что там боевики и террористы?

Окончательный вывод о том, что произошло и к чему это привело, можно будет делать спустя некоторое время, когда будет ясен основной вектор переговоров.

Я не думаю, что военная операция исчерпала свои ресурсы: это не путинский стиль. Это выдавало бы слабость Путина — он на это не пойдет никогда. В его стиле скорее рисковать дальше, если есть какие-то шансы на успех, чем де-факто признавать свое поражение. Я думаю, что в основе был договор с американцами, и он был лихо сделан, потому что не было никакой утечки информации, и формально это было очень неожиданно для всех.


«Путин действовал под внешним давлением, и миф о возвращении России на Ближний Восток в качестве мировой державы гротескно опровергнут»


Харун Сидоров, востоковед, лидер Национальной организации русских мусульман

— Путин, бесспорно, уступил давлению; вопрос в том, почему и зачем.
Наиболее очевидное объяснение: он натолкнулся на то сопротивление, преодоление которого было либо невозможно, либо чревато неоправданными рисками. Речь идет о сопротивлении, оказанном не только повстанцами, эффективность борьбы с которыми с воздуха была минимальной, но и Турции, угрожавшей вступить в военный конфликт в случае продолжения наступления на Алеппо и массированных бомбардировок и начавшей свою гибридную войну, задействовав турецкую артиллерию и открыв турецкий «военторг».

Так что продолжение более или менее эффективных боевых действий российской группировкой неизбежно вело к полномасштабной войне с Турцией.

А не воевать с Турцией, видя, что у повстанцев начинают появляться новые возможности, включая ПЗРК, что показала история со сбитым МИГ-21, — значит увязать в новом Афганистане, не имея на это экономических ресурсов и рискуя стабильностью своего режима.

Кроме того, конечно, возможны конспирологические версии. Например, давление на Кремль с помощью компромата, полученного от Михаила Лесина, по слухам, сотрудничавшего с ФБР в рамках программы защиты свидетелей.

Еще одна версия, которую не следует исключать, — что Путина решили использовать, чтобы заманить в ловушку Эрдогана, учитывая выпады, которые имели место в адрес последнего в Вашингтоне на прошлой неделе. Были ли эти выпады началом новой игры Вашингтона против Эрдогана, к которой решил подключиться Путин, либо эмоциональной реакцией на то, что Эрдогану удалось блестяще провести свою игру, результатом которой стал вывод войск России и Ирана и их согласие на фактический раздел Сирии, — это будет понятно по дальнейшим действиям ключевых игроков.

Так или иначе, но при любой из этих версий очевидно, что Путин действовал под внешним давлением, и что миф о возвращении России на Ближний Восток в качестве мировой державы гротескно опровергнут. Действия Путина в Сирии, — впрочем, как и на всех направлениях внешней и внутренней политики, — нанесли колоссальный ущерб России, если, конечно, рассматривать ее как самостоятельное государство со своими национальными интересами.


«Снятие санкций и вывод войск из Сирии прямо не связаны»


Владимир Брутер, политолог, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований

— По моему мнению, договоренностей между Россией и США касательно вывода войск из Сирии не было. На вчерашнем брифинге Джош Эрнест (пресс-секретарь Белого дома. — Открытая Россия) не стал отвечать на эти вопросы, так как он, очевидно, не владел достаточным количеством информации. Если бы договоренность такого рода была ранее, его поведение было бы другим.

Вообще, когда мы говорим о какой-то политической выгоде для России, мы должны понимать, что политика не имеет конца. Она продолжительна и состоит из континуума, а не заканчивается в какой-то момент. Путин надеется, что это подтолкнет стороны к переговорам.

Очевидно, что Россия: а) считает, что ее военному присутствию в Сирии ничего не угрожает; б) переговоры в любом случае вести необходимо, и в любом случае они приведут к тому, что власть Асада будет ограничена кем-либо, и достаточно скоро. Но это Россию не очень тревожит. Ее скорее интересует то, чтобы Сирийская свободная армия была органично встроена в новый сирийский режим. И роль Асада в нем, — если он, конечно, останется, — будет существенно ниже.

А что касается борьбы с ИГ и взятия Ракки, то Россия, очевидно, отдает это Соединенным Штатам.

Сейчас вопрос о выгоде для России очень сложен. Между ожидаемым и достигнутым всегда существует определенная дистанция; эта дистанция распределена во времени, которое необходимо, чтобы посмотреть, что получится.

Отмена санкций сейчас невозможна, потому что для этого нет никаких оснований. На мой взгляд, эти вещи — снятие санкций и вывод войск из Сирии — прямо не связаны. А для того, чтобы Соединенные Штаты инициировали отмену санкций, нужно что-то очень весомое. Ведь это очень серьезно скажется на избирательной компании — в первую очередь, Клинтон: она тогда фактически взяла бы на себя за это ответственность, а ей бы не хотелось этого делать. Поэтому думаю, что если и будет дискуссия на эту тему, то она может привести к достаточно серьезному кризису отношений внутри Евросоюза: и Германия, и Великобритания, и ряд стран Восточной Европы, особенно Прибалтика, будут против снятия санкций с России. Поэтому отменить санкции сейчас возможности нет. Посмотрим, что будет через полгода.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Сливной механизм и депрессия от Сирии

Константин Эггерт: «Вывод контингента из Сирии свидетельствует о крайне тяжелом положении России»

Что делали российские военные в Сирии

Гангстеры, фундаменталисты и спецслужбисты: что за союзники у России в Сирии

util