16 March 2016, 14:32

От чего пришел в шок Мединский

Немой ужас российского министра культуры, чьи подчиненные фигурируют в деле о миллионном мошенничестве, — на самом деле не страх за свою должность, а признание мощи западного психовируса

Министр культуры называл коррупцию болезнью, пришедшей в Россию с Запада. По данным ФСБ, в числе «западников», попавших под тлетворное влияние, оказался заместитель Мединского и несколько топовых чиновников Минкульта.

ФСБ задержала заместителя министра культуры Григория Пирумова, начальника департамента управления имуществом и инвестиционной политики (ДУИПП) Бориса Мазо и двоих его заместителей: чиновников подозревают в хищениях десятков миллионов рублей, выделенных из бюджета на реставрацию Изборской крепости и других объектов культурного наследия.

Владимир Мединский сказал газете «Коммерсантъ», что скандал c хищениями в его министерстве стал для него «шоком» и что официальный комментарий он сформулирует позже.

Шок министра неудивителен. В 2010 году, в бытность депутатом Госдумы, Мединский с большим скепсисом реагировал на новости о росте коррупции в России. В интервью «Комсомольской правде», в ответ на замечание журналиста о том, что чиновники в России крадут в год миллиарды долларов, Мединский заявил:

«Откуда эти цифры берутся? Кто их считает и как? Какие-то липовые аналитики, эксперты... А про рейтинги агентств вообще все очевидно: как только у России хоть чуть-чуть дела налаживались, выходил очередной „рейтинг коррумпированности“ стран, в котором нас заталкивали в конец списка, ближе к Зимбабве и Уганде. Гневная мюнхенская речь Путина — все, пошли рейтинги вниз. Ельцин обещает отдать Курильские острова и целуется с друзьями Биллом, Гельмутом и особенно с ’’другом Рю’’ (экс-премьер Японии. — Открытая Россия) — мы снова занимаем почетные места в рейтингах. Один из наиболее известных и популярных рейтингов ’’коррупционности правительств’’ определяется методом... экспертной оценки нескольких десятков (!) журналистов (!) западных СМИ. В темные Средние века всех этих алхимиков от политэкономии у них, в милосердной Западной Европе, давно бы отправили на костер. А мы этого снова не понимаем, перепечатываем их и снова занимаемся самобичеванием: вот мы какие плохие».

Пять лет назад Мединский признавал: «Коррупция у нас есть, это наша болезнь». В источнике инфекции он был уверен, упирая на то, что болезнь «заразная, привозная».

По мнению Мединского, подавляющее большинство депутатов Госдумы не делают из своей работы бизнес: «Но это люди, которые пришли уже обеспеченными, они заработали в бизнесе. Вот со мной трудится депутат, который после избрания продал за миллиард долларов свой бизнес, созданный с нуля. И я не представляю размера взятки, которую ему можно было дать. И в этом отношении для избирателей он в тысячу раз полезнее, чем пролетарий, который слишком подвержен соблазнам».

Но то Госдума и дела минувших дней. А на руководящие должности Минкульта, очевидно, проникли «пролетарии, подверженные соблазнам», которые, по логике Мединского, подцепили вирус коррупции где-то на Западе. Следственные органы ФСБ оценивают объем сумм, введших пролетариев министерства в соблазн, как минимум в 50 млн рублей. Такие цифры сейчас фигурируют в материалах дела, но не исключено, что в ходе расследования они вырастут в несколько раз.

util