16 March 2016, 19:19

28 панфиловцев, Катынь и Ленин — немецкий шпион


Почему Сергей Мироненко перестал быть главой Госархива

Публичным антагонизм главы Госархива Сергея Мироненко и министра культуры Владимира Мединского стал еще год назад — после того, как историк опубликовал на сайте архива скан расследования военной прокуратуры СССР о «подвиге 28 панфиловцев». Ссылаясь на документ, Мироненко активно опровергал созданный советской пропагандой миф. Мединский тогда заявил, что не дело руководства Госархива давать оценки истории. 16 марта 2016 года стало известно об уходе Мироненко с поста директора Госархива.

Мифы, которые разоблачал Сергей Мироненко


«Подвиг 28 панфиловцев»


— Слова, которые сегодня известны всей стране («Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва»), приписали политруку (Василию Клочкову. — Открытая Россия) сотрудники газеты «Красная Звезда», в которой и был опубликован 22 января 1942 года очерк «О 28 павших героях». «Подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора „Красной Звезды“ Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого. Этот вымысел был повторен в произведениях писателей Н. Тихонова, В. Ставского, А. Бека, Н. Кузнецова, В. Липко, Светлова и других и широко популяризировался среди населения Советского Союза». Это я цитирую справку-доклад, которая была подготовлена по материалам расследования и подписана 10 мая 1948 года главным военным прокурором вооруженных сил СССР Николаем Афанасьевым <...>

Уже с 1942 года среди живых стали появляться бойцы из тех самых 28 панфиловцев, которые значились в списке похороненных. И когда появился седьмой «воскресший», то началась проверка. Материалы расследования были переданы Андрею Жданову, секретарю ЦК ВКП (б) по идеологии, и несколько десятилетий никто не знал об их существовании <...>

Бой с немецкими танками в том районе был, как это следует из материалов расследования. Только дрался с танками весь полк, погибло более 100 человек. Но героями стали «28 панфиловцев», о героизме которых полковые командиры узнали из газетного очерка. Беда советского строя в том и заключалась, что придуманные герои были намного важнее реальных. Напомню, что именно Сталин в 1947 году отменил празднование дня победы 9 мая. Фальсификация, как и любая ложь, вредна как для власти, так и для общества. Рано или поздно, но правда всегда выходит наружу. Фальсификация, а лучше сказать по-русски — ложь, выдумка, это подделка под видом правды, способна зародить сомнение относительно правдивых фактов массового героизма времен Великой Отечественной войны. Это как в суде. Если среди множества подлинных доказательств попадается откровенная фальшивка — всем недоверие.

Из интервью «Коммерсанту», 20 апреля 2015 года

«Польских офицеров в Катыни расстреляли немцы, а не НКВД»

— Абсолютно доказано, что польских офицеров в Катыни расстреляли не какие-то там немецкие каратели, а по решению Политбюро доблестные сотрудники нашего НКВД. Но вот приходит Виктор Илюхин (бывший депутат Госдумы от КПРФ. — Открытая Россия), который вообще-то, безусловно, был достойным человеком, но не мог смириться, что это преступление сталинского режима. И начинает говорить, что все эти документы сфальсифицированы. Тогда Федеральное архивное агентство по решению президента Медведева выкладывает на своем сайте все документы: выписку из решения Политбюро, докладную записку Берии Сталину, где говорится о необходимости решить этот вопрос и понятно как, свидетельства тех, кто приводил в исполнение этот — я даже не могу сказать «приговор», потому что никакого суда не было, хотя бы даже пресловутых «троек», только преступное решение высшего советского руководства. Но понятно, что какую-то часть общества даже и этим не убедить. И вот на заседании Государственной думы депутат Илюхин заявляет, что при Ельцине был осуществлен массовый вброс подложных документов в архив. Это, конечно, полный бред.

Из интервью «Московским новостям», 11 января 2012 года

«Пакт Молотова-Риббентропа был выгоден Советскому Союзу в свете назревавшей большой войны, так как отодвигал на запад наши границы»

— Авторы этой версии упускают из виду, что, подписав договор с Германией, мы получили общую с ней границу, которой не имели до 1939 года. Латвия, Литва, Эстония, Польша — они были для нас фактически буферными государствами. Какими бы слабыми ни были у них армии, но они в случае агрессии обеспечили бы нам неделю, а то и две, и не было бы этого «внезапного нападения». Советско-германский пакт 1939 года — ошибочный, как и вся политика умиротворения агрессора, которой следовали в 1938 году и Эдуар Даладье (премьер-министр Франции), и Невилл Чемберлен (премьер-министр Великобритании) <...>

Германия создавала «армию вторжения»: под штыки поставили несколько миллионов немцев. Армию надо кормить. Вот и поставлял Советский Союз в Германию зерно, мясо, молоко и прочую сельхозпродукцию. Поставляли нефть, благодаря чему Германия обеспечивала горючим танки. До 22 июня включительно из СССР шли эшелоны с редкоземельными элементами. Все это вело к эскалации войны. Пакт Молотова-Риббентропа — это стратегическая ошибка, если не сказать преступление советского руководства и лично товарища Сталина <...> Выполняя договор, СССР укреплял армию своего врага.

Из интервью «Коммерсанту», 20 апреля 2015 года

«Ленин — немецкий шпион, делавший революцию по заданию внешних врагов России»

— Могу вам твердо сказать: большевистская революция совершалась не на немецкие деньги. Хотя Ленин, как человек абсолютно беспринципный, взял бы деньги у кого угодно: были бы австрийские — взял бы австрийские, британские — взял бы британские, американские — значит, американские. В этом суть идеологии: есть только классовая мораль, а всякие национальные и патриотические соображения с ходу отвергаются. А по сути, если и были немецкие деньги, то это были крохи, которые они получали на издание газет или, скажем, создание типографии. Но вы поймите, что революцию нельзя сделать на чьи-то деньги. Это другого совершенно масштаба процесс.

Из интервью «Московским новостям», 11 января 2012 года

«Магия мифа или власть факта: историческая политика против исторической науки в России»




Историки Никита Соколов, Аскольд Иванчик, Кирилл Кобрин и Анатолий Голубовский о историко-политических мифах и способах борьбы с ними.



util