18 Марта 2016, 17:21

The Daily Beast: «Михаил Ходорковский — самый сильный противник Путина (в изгнании)»

На сайте The Daily Beast 18 марта вышла статья о Михаиле Ходорковском. К сожалению, в публикации были допущены неточности в цитатах. Открытая Россия публикует полный перевод статьи с высказываниями Ходорковского в том виде, в котором они были произнесены

Недавно движение Открытая Россия, представляющее интеллектуальные и материальные ресурсы российской оппозиции, устроило мероприятие в своем лондонском офисе на Хановер-сквер. И показалось, что предсказания будущего России с каждой минутой становятся все темнее.

Двое российских ученых — Елена Лукьянова из НИУ ВШЭ и Владимир Пастухов из оксфордского колледжа Сент-Энтони — обсуждали теоретическую возможность распада России. Их интересовало, как долго продержится к власти Владимир Путин и что станет с Россией после его ухода.

Среди довольно немногочисленной публики на заднем ряду сидел спонсор Открытой России — магнат в изгнании Михаил Ходорковский, одетый в потертые джинсы, — и читал электронную книгу. Лишь один раз за весь вечер он поднял глаза и взглянул сквозь очки на участников дискуссии.

Владелец маленькой империи на Хановер-сквер провел много лет в российских тюрьмах, а совсем недавно Москва обвинила его в убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, которое произошло в 1998 году. В 2010 году Путин сказал о Ходорковском: «У этого человека кровь на руках».

Он не вернется в Россию в ближайшем будущем. Но у бывшего самого богатого человека в стране есть долгосрочная цель — пережить Путина и подготовить соотечественников к большим реформам.

«Я, несомненно, собираюсь вернуться в страну. Я собираюсь вернуться, когда режим начнет валиться, — сказал Ходорковский в эксклюзивном интервью The Daily Beast на прошлой неделе. — И я делаю все от меня зависящее, чтобы это происходило иначе, когда он начнет валиться. Чтобы те ошибки, которые были допущены в начале 1990-х, не были повторены».

Именно хаос, возникший при разрушении советской империи, и коллапс российской экономики двадцать лет назад открыли дверь путинским лозунгам порядка и национальной гордости.

Недавний опрос «Левада-центра» показал, что Ходорковский, хотя и находится в изгнании, является самым знаменитым в России оппозиционером: его имя известно 45% россиян. Примерно такое же количество опрошенных — 47% — одобряют решение Путина освободить Ходорковского из колонии, где он провел десять лет по обвинению в уклонении от уплаты налогов, мошенничестве и растрате.

За десять лет в заключении у него было много времени для размышлений о будущем России. И теперь он готов ждать еще десять лет, если это потребуется. Члены его команды говорят о Ходорковском как о мыслителе с «марафонским дыханием», думающем об отдаленных перспективах.

Может показаться, что Путин при его нынешней огромной поддержке в обществе и отсутствии соперников внутри страны легко победит на выборах 2018 года и останется президентом России еще на шесть лет, до 2024 года. К тому времени Ходорковскому будет 60, а Путину — 72 года.

Но, похоже, такая отсрочка и неопределенность не особенно расстраивают Ходорковского. «Я думаю, есть шанс, что его системе придет конец раньше, чем через десять лет, — сказал Ходорковский в интервью The Daily Beast. — Мы имеем дело с очень неустойчивой ситуацией и сейчас — то самое время, когда путинское окружение уже реально начало задумываться, а как же это все будет после него. Та модель, которую он сейчас строит, с точки зрения передачи власти нежизнеспособна. Через десять лет у него будет кризис двойной лояльности с неизбежностью, поскольку ему будет семьдесят с лишним, а молодой бюрократии будет сорок».

Еще находясь в заключении, Ходорковский публиковал глубокие продуманные статьи в независимых изданиях, давая тысячам своих соотечественников в самых отдаленных уголках страны надежду, что он изменит их жизнь к лучшему. Как говорит Ходорковский, их ожидания — это то, что заставляет его добиваться перемен, хотя он и понимает, что оказывается в уязвимой позиции, когда обещает больше, чем может дать в данной ситуации.

«Как только человек начинает что-то делать, тут же, в лучшем случае, половина тех, кто его ждал, начинают проявлять неудовольствие тем, что он делает», — сказал Ходорковский.

Интуиция его не обманула. По крайней мере сейчас, россияне не видят в нем будущего президента. Даже наиболее открытые лидеры российского гражданского общества испытывают фрустрацию по поводу слов и дел Ходорковского в последние два года. Команду Открытой России, за небольшими исключениями, обвиняют в жадности, цинизме и том, что они наживаются на бывшем магнате.

«Я перестал интересоваться тем, что Ходорковский и, в особенности, его сотрудники делают. Они для России даже более бесполезны, чем депутаты Госдумы, — сказал гражданский активист Антон Красовский, один из лидеров кампании по борьбе с распространением ВИЧ. — Я думал, что с ним будет связан наш прорыв, но, к несчастью, оказалось, что его организация мало что изменила, — это очень большое разочарование».

(Большой материал о проблеме ВИЧ и СПИДа в нашей стране, который Открытая Россия сделала вместе с Антоном Красовским, читайте и смотрите здесь.)

Активист движения «Русь сидящая» Ольга Романенко (не путайте с лидером этого движения Ольгой Романовой. — Открытая Россия) считает, что Ходорковский умнее Путина, но он «тоже империалист с очень советским складом ума».

Для гражданского общества Чечни неприемлема позиция Ходорковского по вопросу независимости северокавказских республик от России. Чеченская правозащитница Раиса Борщигова рассказала The Daily Beast, что когда-то была его поклонницей и прочитала всю его переписку с российскими писателями, которую он вел из колонии. «Я думала, что он российский Мандела, но он заключил сделку с Путиным, чтобы выйти на свободу, а потом сказал, что в случае необходимости будет воевать против нас, чеченцев. Он ничем не отличается от Путина, который бомбил гражданское население Чечни», — сказала она.

Ходорковский больше не входит в число самых богатых людей мира. Когда-то его состояние оценивалось в $15 млрд. Согласно недавнему исследованию Forbes, сейчас он «обычный мультимиллионер» с состоянием от $100 до 250 млн.

Он сказал, что не стремится отомстить за то, что его на такой долгий срок разлучили с детьми. Но он порицает оскорбительное давление Кремля на гражданское общество в целом. Услышав об избиении российских и скандинавских журналистов недалеко от границ Чечни, Ходорковский закрыл глаза и несколько раз повторил: «Это катастрофа».

Ходорковский вспоминает о временах, когда его нефтяная компания ЮКОС и другие его успешные предприятия в России давали экономике страны миллиарды долларов — деньги, достаточные, чтобы перестроить ее инфраструктуру.

«Я жалею, что в тот момент, когда Путин имел возможность выбрать между двумя путями развития в сторону большей транспарентности, повышения капитализации российской экономики, ее вестернизации, он в последний момент испугался и сделал шаг назад, к собственной несменяемости, но при этом и к консервации коррупционного капитализма, империалистического капитализма — может, даже точнее, монополистического».

(В англоязычной публикации The Daily Beast сформулировано так: «Больше всего я сожалею о том, что тогда, в 2003 году, вместо того чтобы выбрать прозрачность, индустриализацию российской экономики и ее вестернизацию, Путин испугался и сделал выбор в пользу своей несменяемой власти с коррупцией и империалистическим монополистическим капитализмом». — Открытая Россия.)

«Мы принесли стране от двух до трех триллионов долларов. На что они потратили их? Вместо того чтобы создать как минимум десять развитых городов — а они не закончили реконструкцию Питера, Краснодара, Екатеринбурга, — они просто спустили деньги в унитаз».

В своем центральном офисе на Хановер-сквер критик Путина разработал новые механизмы, чтобы бросить вызов нынешним российским лидерам. «Режим натворил много чего. Будет необходимо судебное разбирательство, в рамках которого будет нужно предъявить доказательства, если они есть, — сказал он. — Люстрация как безличностное, категорийное преследование людей — вещь для России абсолютно неприемлемая. Мы уже проходили через такие вещи (в англоязычной публикации The Daily Beast сформулировано так: „Я против обвинений. В нашей истории этого уже более чем достаточно“. — Открытая Россия). Но независимый суд должен установить, приказал ли лично Путин убить Литвиненко, приказывал ли он стрелять в мирных жителей Украины».

«Пересмотр государственных границ можно будет обсудить позже, Крым и Северный Кавказ — тоже», — добавил он.

Иногда Ходорковский говорит в своем обычном уверенном тоне топ-менеджера, как будто он снова в России и принимает важные решения. «Возникает проблема с теми людьми, которые, вероятно, реально совершали личные преступления. Но их очень много, этих людей, тысячи — как поступать с ними? Мы прекрасно понимаем, что провести тысячи уголовных процессов такого масштаба просто невозможно. В этом случае надо людям предлагать вариант: „мы считаем, что вы совершили уголовное преступление, и фактор амнистии сопровождается некими условиями. Если вы подписываете амнистию со своей стороны, то в этом случае, вы, например, лишаетесь права занимать какие-то государственные должности и, например, добровольно возвращаете какое-то имущество, которое считается незаконно приобретенным“» (в англоязычной публикации The Daily Beast сформулировано так: «возвращаете все имущество». — Открытая Россия).

Как повернуть российское общество от апатии к социальному самосознанию, от приятия нелегитимных институтов и правил к отстаиванию своих прав? Сейчас это любимая тема Ходорковского: сделать так, чтобы россияне поверили, что именно они управляют государством.

«Моя ключевая идея: мы должны разрушить представление о том, что государство контролирует людей, — сказал он. — Надо природную ренту у государства изъять и отдать ее народу. По типу, как в Норвегии: индивидуальные пенсионные счета».

Все — как в России, так и на Западе — ожидают, что рано или поздно в Москве появится свой Вацлав Гавел — тихий голос разума и мира, с которым Запад найдет общий язык.

Проповедуя из своего лондонского офиса и появляясь на международных конференциях, Ходорковский объясняет европейским и американским политикам, которые все еще сомневаются, что они никогда не смогут прийти к согласию с Путиным, потому что у него «полицейское мировоззрение».

Намекая на громогласные устрашающие заявления кандидата в президенты США Дональда Трампа, Ходорковский сказал: «Если кто-нибудь вроде Трампа договорится с Путиным, что-то в мире пойдет не так».

Объяснить Западу, кто такой Путин, — еще одна задача, которую ставит перед собой Ходорковский, пока он терпеливо, но настойчиво дожидается окончания путинского правления.

Оригинал статьи: Анна Немцова, «Михаил Ходорковский — самый сильный противник Путина (в изгнании)», The Daily Beast, 18 марта

util