23 Марта 2016, 12:33

The Guardian: Нужна ли новая холодная война с Россией, когда есть общий враг — терроризм

Владимир Путин у стихийного мемориала на месте теракта в Волгограде, январь 2014 года.

Редактор отдела безопасности The Guardian Ричард Нортон-Тейлор убежден: необходимо воздержаться от антироссийской риторики, чтобы не спровоцировать Путина на агрессивные действия

Статьи и комментарии, предупреждающие Европу об опасности, исходящей от «возрождающейся России», встречаются в изобилии. Об угрозе, которую представляет для Европы ИГИЛ, пишут меньше.

Арест на прошлой неделе в Брюсселе Салаха Абдеслама, ключевой фигуры, стоявшей за прошлогодними терактами в Париже, был встречен бельгийскими властями с триумфом. Тогда это можно было понять, но сегодня триумфальный тон выглядит совершенно неуместным.

Тем временем Россия и сирийский режим Башара Асада используют поток мигрантов как оружие, дестабилизируя Европу. Об этом говорил командующий войсками НАТО американский генерал Филип Бридлав. Цель Владимира Путина, согласно этой версии, — ослабить положение европейских лидеров, в частности Ангелы Меркель, и поддержать на всем континенте крайне правые партии.

В докладе, выпущенном на этой неделе Чатем-хаусом (Королевский институт международных отношений, британский аналитический центр. — Открытая Россия), говорится о «беспрецедентной, почти полной трансформации российских вооруженных сил после 2008 года». Автор доклада предупреждает:

«Для западных правительств и лидеров важнейшим первым шагом к более успешному построению отношений с Москвой должно быть признание, что ценности и стратегические интересы Запада и России фундаментально несовместимы».

Так ли это на самом деле?

В субботу в The Guardian появилась объясняющая эту точку зрения колонка, отсылающая к большой статье министра иностранных дел России Сергея Лаврова, давнего соратника Путина, опубликованной в московском журнале «Россия в глобальной политике». Лавров пытается сравнивать Путина с Петром Великим, который опирался на «жесткие меры во внутренних делах и решительную, успешную внешнюю политику», чтобы сделать Россию ключевым игроком в Европе «чуть меньше, чем за два десятилетия», пишет колумнист The Guardian Натали Нугайред.

Лавров повторяет московскую мантру о Холодной войне, не проигранной Россией, но закончившейся «цепью неудач», которые привели к распаду Советского Союза, замечает Нугайред.

На месте взрыва троллейбуса в Волгограде, декабрь 2013 года.

Она цитирует премьер-министра России Дмитрия Медведева, который на конференции по безопасности в Мюнхене говорил не только о новой Холодной войне, но и призывал к ревизии всей «архитектуры евроатлантической безопасности».

Министр обороны США Эштон Картер отметил, что считает Россию главной угрозой американской национальной безопасности — большей, чем располагающая ядерным оружием Северная Корея и джихадисты из ИГИЛ.

«Такой алармистский подход, — считает известный специалист по России Анатоль Ливен, — контрпродуктивен и неправилен». Ливен указывает на распространенные среди западных военных и разведчиков взгляды, согласно которым стратегия России в Сирии — сохранение у власти некоторых частей правительства Асада — сейчас лучший курс. «Они поняли, что разрушение существующего сирийского государства может отдать страну в руки террористов, — пишет Ливен. — Сдержанная политика России в отношении Украины говорит об отсутствии серьезных причин опасаться, что Путин создаст новый, более серьезный международный кризис, напав на страны Балтии или Польшу».

Пентагон предлагает увеличить свои расходы на безопасность в Европе в четыре раза, чтобы, как говорит Картер, «сдерживать российскую агрессию». Свои расходы на операции против ИГИЛ Пентагон хочет увеличить в полтора раза.

Западу необходимо ясно дать понять Путину, что он сможет сдержать любые его попытки напасть на балтийские страны. Но Западу также нужно сделать больше, чтобы у Москвы не возникало потенциально опасное чувство обиды, — признать Россию как важную силу и предоставить ей достойное место за важнейшим столом переговоров.

Риторика, направленная на унижение, не служит никаким разумным целям. Есть альтернатива новой холодной войне и новой гонке вооружений, потому что существует общий для Запада и Востока враг — терроризм. Нужно новое оружие, и не только военное.

Как подчеркивает доклад Чатем-хауса, Евросоюз должен играть более значительную роль: проводить жесткую линию и создать более эффективные и надежные вооруженные силы. Но, как пишет автор доклада Кир Джайлз, он должен также взять на себя роль лидера в укреплении гражданского общества — более эффективного оружия против террористических группировок.

Оригинал статьи: Ричард Нортон-Тейлор, «Неизбежна ли новая холодная война с Россией, или же настоящий враг — это терроризм?», The Guardian, 22 марта

util