27 March 2016, 10:00

Изобретатель Александр Шаенко: «Спутник ’’Маяк’’ напомнит людям, что космос ближе»

Развернутый отражатель пирамидальной формы и прямоугольный спутник

В начале июля в звездном небе ярко загорится новый объект. Это «Маяк», проект молодых ученых и студентов. Один из изобретателей спутника Александр Шаенко рассказал Открытой России, кому и зачем нужен космос сегодня

Любовь к космосу у Александра Шаенко от отца — тот служил в космических войсках. Александр хотел летать сам, но не прошел отбор из-за высокого роста и стал космическим инженером. К тридцати годам успел поработать в московском конструкторском бюро Boeing, принять участие в создании ракеты «Ангара-5» и стать кандидатом технических наук. Сейчас Шаенко читает курс «Современная космонавтика» в Московском государственном машиностроительном университете, а в лаборатории этого вуза собирается спутник.

Идея проекта появилась почти случайно. Как-то после лекции Шаенко спросили, можно ли запустить в космос кирпич. «Кирпич? Можно, конечно. Только пользы от него никакой, его даже никто не увидит. Интереснее будет запустить что-то, что заметят с Земли», — ответил инженер. После нескольких дней размышлений и набросков были готовы первые чертежи.

«Маяк» выполнен в формате Cubesat 3U — сверхмалых спутников, выводимых на орбиту в качестве попутного груза к плановым полетам. Такая технология позволяет удешевить и унифицировать процесс запуска. Габариты спутника — всего 10×10×30 см.

Если все пойдет по плану, спутник вылетит в начале июля на ракете «Днепр». На высоте около 600 км прибор отделится от ракеты-носителя. Затем произойдет несложная реакция, в результате которой развернется трехметровый отражатель в форме пирамиды. Газ поступит в сопла двигателей, и спутник начнет беспорядочное вращение — чтобы отраженный свет было видно везде. Спутник можно будет наблюдать ночью при ясной погоде. Найти его поможет специальное мобильное приложение «КосмоМаяк», разработанное той же командой. Приложение можно скачать, зарегистрироваться в нем и материально поддержать изобретателей.

Деньги на проект команда, состоящая из студентов и молодых специалистов, собирает с помощью краудфандинг. За несколько кампаний удалось профинансировать создание прототипа спутника и его тестирование в стратосфере. Теперь предстоят тесты на стендах Роскосмоса (нужно доказать, что спутник безопасен и выдержит вакуум, невесомость и сильную вибрацию) и построение летного экземпляра.

Лаборатория занимает две небольших комнаты с рядами компьютеров, вдоль стен — доски с чертежами и расчетами. Почти полную тишину нарушает мерное жужжание 3D-принтера. На стене висит материал, похожий на фольгу, — это будущий отражатель. Сегодня в графике Александра три интервью — интерес к «Маяку» растет.

Александр Шаенко (в центре).

— Как вы собрали свою команду?

— Довольно просто. Я читаю курс лекций, и наиболее заинтересованным слушателям я сказал: ребята, есть мысль сделать спутник своими руками. В проект пришла уже достаточно сплоченная группа — пять человек, которых это очень заинтересовало, которые хотели этим заниматься. Часть из них была студентами, часть — инженерами. В ходе работы над проектом некоторые ушли, пришли новые. Сейчас в команде 15 человек. Работа очень сложная, кропотливая. Есть, конечно, планы и на другие интересные вещи, но делать большие трудоемкие проекты с группой энтузиастов — очень-очень тяжело. Это ведра крови, пота и слез. Думаю, дальше я буду заниматься подобными вещами уже на коммерческой основе. После того, конечно, как мы все отдохнем.

— Одна из целей «Маяка» — напомнить людям о космосе. Почему интерес к космонавтике угас?

— Сейчас нет больших свершений. Нет ничего грандиозного, что бы происходило и цепляло людей. Вот пример из области, скажем, физики: открыли бозон Хиггса. Это фундаментальное открытие, но, тем не менее, людей это не особо трогает. И в космической отрасли так же. Событиями мирового значения были полет Гагарина, запуск первого спутника, полет на Луну — за этим следили везде. Как было с первым спутником? Журналисты всего мира увидели в этом гигантское преимущество Советского Союза — условно говоря, любой человек на любом континенте мог выйти на улицу и увидеть звездочку, которая сделана в СССР, и с этим уже ничего не поделаешь. Тогда ведь считали, что американцы — передовая нация, которая все может лучше всех. А Союз смог щелкнуть по носу Америку, и все удивились. Полет Гагарина стал еще большим ударом по престижу американцев: они поняли, что отстают, и пообещали отправить человека на Луну к концу десятилетия. За семь лет они смогли задачу решить, но это было очень дорого. Это был золотой век NASA: больше, чем тогда, они финансирования не получали. Но с каждым шагом дальше программы становились дороже, дороже и дороже. И со временем это стало дорого даже для американцев. Поэтому все решили просто построить побольше самолетов и таким образом доказать, кто круче, — вышло дешевле. Так возник интерес к космосу — и так же он угас. И с тех пор, как слетали на Луну, с 72-го года, люди не поднимались дальше, чем на тысячу километров от Земли. Появилось на свет уже два поколения людей, на памяти которых ничего более грандиозного, чем эти полеты, чем станции «Салют», «Мир», МКС, не было. Для них космонавтика — это когда много-много лет происходит одно и то же. Рутина.

— Что могло бы вернуть интерес к отрасли?

— Я скромно надеюсь, что «Маяк» сможет напомнить людям, что космос ближе. Мы хотим показать, что сейчас космонавтикой можно заниматься как хобби. Практически любой может собрать группу людей и запустить свой спутник. Не ждать какой-то благодати от Роскосмоса или еще какого ведомства, а заниматься этим самому. Из более крупных вещей — широкомасштабный космический туризм. Представьте, каково это: в космос могли бы летать не только космонавты, небожители какие-то, а самые обычные люди за деньги. Желательно, чтобы это было сравнимо с каким-нибудь туром по Земле. Или экспедиции за пределы земной орбиты — к Луне или Марсу. Это очень интересные проекты, они бы дали мощный стимул космической отрасли.

— Вы упомянули о самостоятельном освоении космоса. Как в этой сфере взаимодействуют частные компании и государство? Это союзничество или конкуренция?

— В Роскосмосе, например, есть ведомство, которое отвечает за взаимодействие с частными компаниями. Работающие там люди вроде бы понимают, что есть области, подходящие для государственной космонавтики, а есть — для частной. Началась большая реформа Роскосмоса — он трансформируется из федерального космического агентства в госкорпорацию. Туда приходят новые кадры, с некоторыми я знаком лично. Поэтому у меня есть надежда, что сотрудничество будет развиваться в лучшую сторону, что будет не война, а дружба.

— Серьеные космические программы, которые будут двигать отрасль, — это ведь очень дорого. Зачем это нужно?

— «Зачем?» — это вопрос, который преследует космонавтику. Почему в XX веке был такой космический бум? Ракеты были нужны военным. После Второй мировой войны возникло ядерное оружие, и понадобились средства, чтобы его доставлять. Одним из самых эффективных способов были ракеты, поэтому их развитие было в приоритете. Но у тех, кто их конструировал — как у нас, так и за рубежом — были другие цели. Они не хотели оружия, чтобы всех убить: они мечтали о космосе. И вот Королев посчитал, что с межконтинентальной ракеты можно снять боеголовку, поставить легкий спутник и вывести его в космос. Он смог убедить наше правительство, что это выгодно и интересно, и оказалось, что это не абстрактный какой-то факт для человечества, а очень серьезная демонстрация превосходства страны, — что это прорыв. Как я уже говорил, первые космические запуски были грандиозными. Но сейчас все изменилось, военным туда не нужно — все войны, слава богу, происходят пока на Земле. Луна пока тоже вне зоны интересов. У государства и науки есть исследования на МКС, а зачем лететь на другие планеты за миллиарды долларов — непонятно. Собственно, для них на вопрос «зачем?» пока нет ответа. Есть три успешные космические отрасли, которые приносят прибыль — космическая связь, космическая навигация и съемка Земли из космоса. Для частных компаний, которые этим занимаются, вопрос «зачем?» не стоит: это бизнес, деньги. Проблема в том, что все эти проекты существуют только вокруг Земли. Дальше тысячи километров пока что нет никаких задач даже у них.

— Как будет эта условная «тысяча километров от Земли» удлиняться?

— Можно добывать ископаемые на астероидах. Например, есть астероиды, состоящие из тяжелых металлов — палладий, иридий и прочие. На Земле они очень дорогие. В принципе, если принести такой камешек на Землю, можно удовлетворить спрос на многие десятилетия вперед. Теоретически, это должно окупаться. Есть даже компании, которые этим худо-бедно начинают заниматься, ищут методы. Сейчас, не изменив производство наземное, не научившись делать большие и сложные вещи дешевле и проще, тяжело идти в космос — он выходит слишком дорогим. В перспективе надо менять технический уклад, двигаться в сторону автоматизированного компактного производства. Потому что сейчас мы летаем на топливе, которое было придумано еще Циолковским. Это отсутствие прогресса в течение длительного времени — мы уперлись в потолок и дальше не шагаем.

util