28 March 2016, 14:04

От тени до лунатизма. Антон Орех оценил мастерство полунамека на «Первом канале»

Конек создателей «Воскресного времи» на «Первом канале» — не переврать очевидное, а выставить отдельные фрагменты реальности в сомнительном свете, убедился обозреватель Антон Орех

Прекрасно известно, что самая качественная пропаганда — это не когда сплошное вранье, а когда правду мешают с неправдой или когда одну сторону медали показывают крупным планом, а другая остается как обратная сторона Луны — в вечной тени. Итоговое «Время» на отчетной неделе было как раз такого рода пропагандой. Потому что темы были такие, что открыто врать и зубоскалить не получалось, а значит, нужно искать другие ходы.

Начали, разумеется, с Бельгии. И понятно, что людей надо пожалеть, что терроризм действительно страшен с любой стороны. Но после скорбного вступления необходимо так или иначе выйти на что-то глобальное, увидать за страшным частным некое жуткое общее. И неизменная ведущая итоговой программы Ирада Зейналова не поленилась поехать в Бельгию и Францию, чтобы пройтись по тем кварталам, которые «называют колыбелью терроризма».

Посмотришь на это и подумаешь: Господи, страх-то какой! Непонятно, как они вообще там живы еще, парижане и брюссельцы. Варвары в самом сердце Европы, и кажется, что нет силы, способной им противостоять. И все это на фоне вопиющего разгильдяйства и непрофессионализма бельгийских спецслужб.

Европа не имеет полиции, армии, правительства! Управляется хаотично, опускается в пучину или бездну — как вам больше нравится. А тут еще и шенген!

Нет ничего страшнее открытых границ и свободы перемещения, — как в Европе. Вот и получается, что сами пустили к себе заразу и сами в благодушестве погрязли. А теперь кровью умываются.

Черт! Я как раз в Бельгию поехать собирался! Но после увиденного мне куда спокойнее ездить в московском метро, которое взрывали, ходить по подземному переходу на Пушке, который взрывали, ездить в Питер на поезде, который взрывали аж дважды; улетать из Домодедово, взорванном, как и аэропорт Брюсселя, мне будет намного спокойнее отныне!

Потом была короткая и странная интермедия про отечественный бизнес. Нам показали предпринимателя, у которого бизнес хотели отжать, и он отсидел два года. Статистику с сотнями тысяч липовых дел по экономическим преступлениям привели. Путин, Иванов и много кто еще говорили про обилие проверок, про давление, про произвол, про то, про се — все правильно. Непонятно только, к чему клонят. Путин сказал, что еще двадцать лет назад, когда возглавлял Главное контрольное управление, сталкивался с теми же проблемами. Но законный вопрос, какого же лешего за двадцать лет при Путине ничего не изменилось, не прозвучал.

Потом спасали древнюю Пальмиру, что было бы невозможно без наших ударов по террористам. Но снова вопрос буквально завис в воздухе: какие же удары мы наносим, если с хлебом-солью войска вроде вывели и войну закончили? Не возьму в толк.

Впрочем, задавать дурацкие вопросы тут некогда. Потому что пора и про Украину поговорить. Которая бесится, что брюссельские теракты вытеснили на второй план дело Савченко. И сам бог велел процитировать начальника СБУ, который заподозрил Россию в организации атак в Бельгии и Медведева, назвавшего этого господина придурком, или Сергея Иванова, назвавшего эсбэушника дегенератом.

Сюда бы присовокупить украинского милицейского начальника, тоже сморозившего на днях: мол, по-человечески можно понять убийц адвоката Грабовского, защищавшего оккупантов, то есть Александрова и Ерофеева.

Но «Первый канал» не может же упоминать двух российских солдат, которых родина в Украину послала и в Украине и бросила. Поэтому пришлось киевского большого милиционера не клеймить, Грабовского не жалеть, а парней наших не упоминать.

Тем более, что надо же на Савченко-то отыграться. Которая «вела себя как актриса» на суде. Которая вроде и голодает, но на голодающую вроде и не похожа. Зато похожа на головореза и карателя. И вот с экрана доносятся подробности биографии преступницы, прославившейся своей жестокостью. И священник из Луганска с ужасом вспоминает, как Савченко пытала его, била по детородным органам и предлагала на органы (не детородные, а вообще) продать и этого священника, и его товарищей. И нас готовят к продолжению судебного банкета, сообщив, что дело Савченко — это первая, так сказать, ласточка. Еще 57 похожих дел о военных преступниках из Украины ждут не дождутся своего часа.

Ну, а коль скоро манипулируют украинцами и курируют их американцы — самое время кинуть взор через океан. И, само собой, посмеяться над Обамой, которого не встретил в аэропорту на Кубе команданте Рауль Кастро. Не дал похлопать себя по плечу. Молодец, дедушка Рауль! Меркель терпела фамильярности и английская королева с трудом от объятий уворачивалась. Олланд терпел фамильярности и еще кто-то там, не помню кто. А отважный кубинский лидер — терпеть не стал. Вива, Куба! Но пасаран! Но что вообще делал Обама на Кубе, нам так и не пояснили.

Однако скоро Обаму сменит в Белом доме другой хозяин. И программа «Время» все ж таки раскололась! Мы болеем за Трампа! Потому что он ломает деградирующую политическую систему. Потому что в Штатах только номинально избирают публичных политиков, но саму политику делают из тени могучие кланы, десятилетиями стояще у руля реальной власти! Слушаю я это, слушаю, и вспоминаю свое детство золотое и еще ту, археологическую программу «Время» со всеми теми же байками про такие кланы. Про президента, который так мало реально значит в Америке, что без него и вовсе можно было бы обойтись, и ничего б не изменилось. То ли дело Трамп! Вот он может поджечь эту Воронью слободку!

Программа потихоньку подходила к финалу, а еще оставалось несколько козырных карт на руках пламенной Ирады. Приговор Караджичу. Как-то между делом упомянули про Сребреницу и восемь тысяч уничтоженных там мусульман. Но здесь важен принцип «сами дураки» и «в Америке негров вешают».

И нам не про Караджича говорят, а про то, что мусульмане тоже вешали, и вообще — все там кого-то вешали и резали, а наказывают только Караджича. Но Караджич-то виноват или нет, спрашиваю я сам себя? Другие резали, — но Караджич-то приказы отдавал или нет?

Однако вместо ответа на вопрос — уже мельдоний. И если кратко, то про мельдоний ничего толком не известно, но его — какое безобразие — запретили, чтобы нам навредить. Почему мы не изучили свойства собственного любимого препарата, почему не протестовали, когда его запрещали, — неясно. Но ясно, что американцы сами хороши. У них, вон, электрический допинг применяют, пропуская через головы сноубордистов и фристайлистов ток и на 100% улучшая их результаты. Но что позволено Америке, не позволяют бедной России, и покуда запрещают наши таблетки, заграничные аналоги как ни в чем не бывало в списки не входят! Но ответа на вопрос, почему у наших-то допинг нашли, так задан и не был никем. Тот же Мутко на экране — чего бы не спросить? Но тогда и про антирусский заговор спрашивать надо. И разъяснять, что же мы-то ждали, почему американский препарат не потребовали запретить.

А закончили радостно. Об успехах отечественной науки. Вот вам опытный образец... Вот уникальная разработка... Вот наш собственный коллайдер, заложенный и через три года долженствующий заработть. И я вновь вспомнил годы юные. Нам тоже показывали по телевизору чудо-изобретения чудо-изобретателей. В одном экземпляре... Через три года заработает... А заработает ли и будет ли после первого экземпляра второй — разве это важно?


Зато нам показали молодого ученого, который сказал, что ему и дома отлично работается. И что за границу он не поедет. Потому что там русскому ученому ходу ни за что не дадут. Будет он не мастером, а подмастерьем при местных ученых. И никогда ему своих замыслов за рубежом не воплотить. Не дадут. Невозможно. Наверное, нобелевские лауреаты Новоселов и Гейм, глядя этого сюжет, особенно славно похохотали.

util