28 March 2016, 17:56

Forbes: «Начинают ли Россия и США смотреть друг другу в глаза?»

Обозреватель Forbes Кеннет Рапоза наблюдает радостную реакцию американского бизнеса на переговоры Джона Керри с Сергеем Лавровым

Российские бомбардировки сирийских антиправительственных сил в сочетании с несколькими ударами по джихадистам-головорезам из так называемого Исламского государства смогли завоевать ум и сердце одного человека — Джона Керри. Он и его российский коллега Сергей Лавров никогда не были непримиримыми врагами. А недавние их переговоры закончились встречей с Владимиром Путиным, и оптимистичное настроение ее участников выглядит хорошим предзнаменованием для американо-российских отношений.

Лавров, положение которого не назовешь привлекательным, — в последние два года ему приходится объяснять западному миру действия России в Украине, — сказал, что он и Керри «условились наладить регулярный обзор наших отношений с целью поиска взаимоприемлемых решений по ряду проблем». По словам Лаврова, российско-американские переговоры дали положительный результат в глобальном масштабе, и «атмосфера в российско-американском диалоге влияет очень серьезно на усилия международного сообщества по урегулированию многих проблем».

Заявление Лаврова стало хорошей новостью для реалистично мыслящих американских политиков, которые не стремятся к новой холодной войне. Глобальные инвесторы и корпорации тоже хотят получить устойчивую почву под ногами. К примеру, совместный проект ExxonMobil и «Роснефти» стоимостью в $700 млн заморожен из-за санкций, введенных из-за поддержки российским государством сепаратистов на востоке Украины. Те же санкции запрещают американским нефтяным и газовым компаниям передавать российским партнерам технологии и оборудование, а также проводить совместно с ними буровые работы.

Охлаждение отношений, которое произошло отчасти из-за этих санкций, но также и из-за озабоченности Вашингтона попытками России помешать процессу смены режима в Сирии, привело к торжественному заявлению премьера России Дмитрия Медведева о том, что впереди новая холодная война. При этом он указал на постоянное расширение НАТО. Пять недель назад на конференции по безопасности в Мюнхене Медведев сказал: «Остается недружественной и закрытой, по нашей оценке, политическая линия НАТО в отношении России. Можно сказать и резче: мы скатились, по сути, во времена новой холодной войны. Чуть ли не ежедневно нас объявляют самой страшной угрозой то для НАТО в целом, то отдельно для Европы, то для Америки и других стран».

Встреча Лаврова и Керри на прошлой неделе в Москве для радикальных противников Путина выглядит как шаг назад. С их точки зрения, в идеале Запад вообще не должен разговаривать с Россией. По меньшей мере до тех пор, пока каким-то чудесным образом не будет избран такой президент, какого они хотят.

Керри, в свою очередь, заявил на пресс-конференции: «В последние годы между США и Россией были некоторые разногласия, но только такие дискуссии, как сегодняшняя, приводят к благоприятным результатам. Думаю, что и Сергей Лавров, и я согласны в том, что всегда стоит прикладывать усилия, чтобы добиться прогресса в сложных вопросах. И в этом смысле я с нетерпением ожидаю продолжения нашей совместной работы в ближайшие недели и месяцы».

Путин, как сообщают, держался в своем обычном стиле — выглядел, как мафиозный босс, довольно самоиронично шутил на такие темы, как содержимое чемоданчика, который был в руках у Керри. «Мы всегда рады вашим визитам, потому что они всегда проходят в очень деловой обстановке и дают шанс на продвижение в решении серьезных вопросов», — сказал Путин, согласно официальному сайту Кремля.

Владимир Путин во время встречи с Джоном Керри в Кремле, 24 марта 2016 года.

Поездка Керри в Москву на минувшей неделе была третьей с мая прошлого года. С тех пор как США после аннексии Крыма ввели санкции против России, Керри и Лавров провели 18 встреч, на которых обсуждали украинскую и сирийскую проблемы. Керри сказал, что по телефону он говорил с Лавровым «почти каждую неделю».

«Даже тогда, когда у нас есть разногласия, мы эффективно работаем, чтобы найти путь вперед, — сказал Керри в интервью телеканалу „Россия 24“. — Думаю, что это в интересах и американского, и российского народов».

Заявления Керри идут вразрез с позицией инвесторов, которые откровенно настроены против России с тех пор, как противоречивый кандидат в президенты Дональд Трамп сказал, что сможет поладить с Путиным. Эксперты в разных изданиях — от The Huffington Post до The Economist — из-за этих слов накинулись на Трампа, как будто работа с главой крупного государства — это какое-то дипломатическое дурачество.

Но другие крупные инвесторы всегда были готовы поддерживать роль России в мире, несмотря на позицию Вашингтона и американских СМИ. Так, инвестор Марк Фабер сказал в интервью каналу Bloomberg TV, что здоровые отношения с Россией лучше, чем деструктивные.

Эксперт по инвестициям в развивающиеся рынки Джим Роджерс сказал 21 марта, что он верит в Россию — по меньшей мере, в ее возможность выплатить свои долги. Как Роджерс рассказал журналистам, он, несмотря на санкции, недавно купил рублевые российские гособлигации.

Для Уолл-стрит более открытая Россия предпочтительнее, чем закрытая для Запада. Но политологи-теоретики и вашингтонские экспертные центры, такие, как The Foreign Policy Institute (Институт внешней политики при Университете Джонса Хопкинса), сплели свою паутину, представляя Россию как заслуживающую бесконечных санкций, отсекающих ее от самого важного рынка — Европы. Российская экономика сейчас переживает второй год спада, объем корпоративных инвестиций и розничных продаж снижается.

Политические разногласия между администрацией Обамы и путинским Кремлем не исчезли. Сохраняются обычные зоны напряжения — расширение НАТО на Балканах (теперь к альянсу присоединяется Черногория) и Украина. Нет согласия и в вопросе о том, что делать с Сирией, и, хотя обе стороны не в восторге от Асада, Путин исхитрился подсыпать снотворного в американский коктейль «Смена сирийского режима».

Но при этом Керри и Лавров заявили: их неафишируемая работа по достижению перемирия в Сирии показала, что они могут действовать вместе, в частности, в борьбе с джихадистами.

Впрочем, о санкциях Керри говорил довольно расплывчато. Он сказал, что просил Обаму отменить санкции сразу после того, как будут полностью реализованы Минские соглашения. Россия снабжает оружием мятежников, воюющих против украинского государства. Это должно быть прекращено, и только тогда Россия сможет убедить Запад, что она выполнила свою часть договоренностей. Возвращение Крыма Украине частью Минских соглашений не является. Полная реализация соглашений требует также определенных шагов от Киева. Украинское правительство не торопится дать самопровозглашенным республикам в Донецке и Луганске возможность провести выборы. Два мятежных региона заявили о заинтересованности в отделении от Украины и присоединении к России; таким образом, любое голосование там приведет к расколу страны, если только не удастся договориться о некотором уровне автономии. В этом вопросе пока нет никакого прогресса, и Минские договоренности остаются в подвешенном состоянии. Это не сулит ничего хорошего в отношении санкций. Однако многие на рынке ставят на то, что в июле санкции будут отменены.

«Мы по-прежнему несогласны по некоторым вопросам, но мы способны достичь согласия по очень важным проблемам, в которых есть возможность прогресса, — сказал Керри. — Это важно не только для нас; я считаю, что эти перемены нужны всем странам, которые озабочены тем, чтобы не распространялось ядерное оружие, не применялось химическое, чтобы миллионы людей не были вынуждены покидать свои дома и становиться беженцами, как те, кто сейчас скитается по миру, — сказал Керри. — Если для вас важны такие вещи, именно они наряду с некоторыми другими привели меня сюда».

Оригинал статьи: Кеннет Рапоза, «Начинают ли Россия и США смотреть друг другу в глаза?», Forbes, 27 марта

util