28 March 2016, 17:10

Страна секретов. Почему сокрытие информации о госзакупках нефти и газа не испортит имидж России

Засекречивание данных о госзакупках нефти и газа не сделает Россию одним из самых таинственных государств: она и так им является



Минэнерго одобрило идею не публиковать в открытых источниках данные о государственных закупках нефти и газа, об услугах по их транспортировке, о продаже земли и получении кредитов в зарубежных банках. Заодно министерство предложило засекретить и данные о покупках услуг по добыче нефти и газа и их хранению, о переработке нефтепродуктов, охране единой системы газоснабжения и магистральных нефтепроводов. Закрыть эту информацию еще в феврале предлагали президент «Роснефти» Игорь Сечин и председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер: открытые данные о госзакупках, дескать, создают риски для компаний, которых коснулись санкции.

Если поправки к законодательству примут, эту информацию фактически приравняют к гостайне.

Напоминаем, какого еще рода информация в России официально и неофициально засекречена:


В 2013 году указом президента государственной тайной стали данные о людях, находящихся под программой защиты свидетелей. Тогда же засекретили сведения о финансировании этой программы. Законопроект Дума рассмотрела за пять дней.

В 2014 году Владимир Путин засекретил информацию об импорте и экспорте «продукции двойного назначения» — товаров, которые можно использовать как в мирных, так и в военных целях, например, техники или химических продуктов.

В 2014 году военная прокуратура заявила, что обстоятельства гибели псковских десантников составляют гостайну. Эта история получила огласку с подачи Льва Шлосберга, бывшего в то время депутатом Псковского областного собрания; расследование было опубликовано в газете «Псковская губерния», издателем он которой он является. Двоих десантников, предположительно, участвовавших в военных действиях в Украине (их родственники до последнего были уверены, что они находятся на учениях в Ростовской области) похоронили в августе 2014-го. После скандального расследования на Шлосберга напали неизвестные, а в сентябре 2015 года его лишили депутатского мандата.


В 2015 году Путин подписал указ, согласно которому гостайной стала информация о потерях российских вооруженных сил в мирное время — «в период проведения спецопераций»; само понятие «спецоперация» в указе не разъяснялось. До тех пор государственной тайной считались только данные о потерях во время военных действий. Группа журналистов и правозащитников безуспешно пыталась оспорить это решение в Верховном суде.

Осенью 2015 года стало известно, что Россия неофициально засекретила данные о федеральной собственности за рубежом, несмотря на постановление правительства, обязывающее заносить такую информацию в Реестр федерального имущества, который публикуется в интернете. Как прокомментировал эту новость корреспонденту РБК замруководителя Росимущества Алексей Чубарь, сведения о федеральном имуществе закрыли «в целях национальной безопасности, в том числе в связи с недружественной политикой ряда стран».

В начале 2016 года правительство выпустило отчетный доклад, где оказались засекречены расходы антикризисного плана за 2015-й. На вопрос газеты «Ведомости», почему их решили закрыть, федеральный чиновник ответил: «Почему бы и нет». засекреченными

Остаются засекреченными архивы Минобра и МВД, которые содержат информацию об участии соответствующих министерств в подавлении бунтов в советских республиках в 1960-1980 годы. Добиться их открытия с 2015 года пытается историк Никита Асташин (осенью Мосгорсуд отказал ему в соответствующей жалобе).

В 2014 году стало известно о продлении секретного статуса архивов ВЧК-НКВД-КГБ. Предприниматель Сергей Прудовский пытался обжаловать в Верховном суде секретность письма главы НКВД Николая Ежова. По личному приказу наркома внутренних дел репрессировали деда Прудовского. Предприниматель долго не мог получить подробности по делу и в итоге обратился в суд. ВС отказал ему в удовлетворении жалобы, объяснив это тем, что сведения из письма раскрывают формы, методы, планы и «результаты разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной деятельности органов государственной безопасности» и содержат государственную тайну.

В ходе процесса Прудовский узнал, что межведомственная комиссия по гостайне продлила сроки засекречивания документов органов гозбезопасности с 1917 по 1991 годы. Согласно закону «О государственной тайне», предельный срок засекречивания документов составляет 30 лет. По выражению сотрудников комиссии, данные о работе органов безопасности «сохраняют актуальность» и их распространение «может нанести ущерб национальной безопасности». Архивы НКВД, КГБ и ВЧК станут доступны не раньше, чем в 2044 году.

util