29 March 2016, 16:09

Chicago Tribune: Нужно помнить, что президенты США и России могут уничтожить мир

Первые ядерные испытания на полигоне в Семипалатинске, 1949 год.

Эксперт по ядерному оружию, бывший редактор The Bulletin of the Atomic Scientists Майк Мур в колонке в Chicago Tribune размышляет о возможности ядерной войны между США и Россией

Вот вопрос жизни и смерти, которого пока не касались во время нынешней избирательной кампании: у президента США и президента России теоретически есть возможность уничтожить современную цивилизацию — хотя бы «по ошибке». Мы склонны об этом забывать.

Вряд ли кто-нибудь в эти дни говорит о ядерном оружии — разве что в связи с Китаем, Северной Кореей, Ираном, Израилем, Индией или Пакистаном. Но в ядерном мире это игроки низшей лиги, они не играют в высшей — с США и Россией.

У России около семи тысяч единиц ядерного оружия, как тактического, так и стратегического, с разной степенью боеготовности. Не удивляет ли это вас — через двадцать пять лет после окончания Холодной войны? У США примерно такой же ядерный арсенал, около семи тысяч единиц. Примерно 1700 из них запрограммированы на поражение российских целей. У России такое же количество ядерного оружия нацелено на нас.

По договору, американское и российское ядерное оружие приблизительно сбалансировано. Ни одна из сторон не хочет ядерной войны. Мы обмениваемся информацией о ядерном оружии, мы подписали Договор по открытому небу, который дает каждой из сторон право полетов над местами размещения ядерного оружия другой стороны. Наблюдательные полеты и обмен информацией создают доверие.

Но суммарный арсенал объемом в 14 тысяч единиц ядерного оружия несколько беспокоит, не так ли? Учтите, что достаточно всего лишь нескольких сотен боеголовок, чтобы разрушить инфраструктуру целой страны и убить сотни тысяч, а то и миллионы людей.

И еще учтите, что США и Россия могут запустить сотни ракет с ядерными боеголовками в течение нескольких минут, после того как будет отдан приказ.

Кандидаты в президенты любят говорить, что «главная задача американского президента — гарантировать безопасность страны». Но никто из кандидатов не связывает это с сотнями ядерных боеголовок в полной боеготовности. Когда говорят о безопасности, имеют в виду прежде всего терроризм внутри страны.

Не поймите меня неправильно. Предотвращать теракты необходимо. Но я считаю, что вершиной терроризма могут быть облака в виде грибов и огненные бури, прокатывающиеся по всей нашей стране за несколько часов ядерного безумия. Да, это маловероятный сценарий. Но это может случиться, если все выйдет из-под контроля.

 Никита Хрущев и Дуайт Эйзенхауэр (слева направо на первом плане) на аэродроме Эндрюс близ Вашингтона, 1959 год.

Дуайт Эйзенхауэр знал, что такое ужасы войны, лучше, чем любой современный президент. Он сосредоточил немалую энергию на работе с Никитой Хрущевым, чтобы снизить градус противостояния в Холодной войне и уменьшить возможность немедленного уничтожения. Он делал это в то время, когда некоторые из наших военачальников отстаивали преимущества превентивной войны с Советским Союзом.

Президент Джон Кеннеди, напротив, вел себя в Холодной войне довольно задиристо. Его министр обороны Роберт Макнамара даже одобрил идею снабдить большое количество межконтинентальных баллистических ракет разделяющимися боеголовками, что сделало Холодную войну еще более опасной.

У Рональда Рейгана были довольно эксцентричные идеи, в частности, «звездные войны» — противоракетная система, базирующаяся в космосе. Но заслуга Рейгана (и его преемника Джорджа Буша-старшего) в том, что они, сотрудничая с Михаилом Горбачевым, добились окончания Холодной войны и значительного понижения уровня ядерной напряженности.

В последние годы администрация Обамы приступила к программе модернизации нашей ядерной инфраструктуры. В течение ближайшего десятилетия это обойдется нам в сотни миллиардов долларов.

У того, кто придет на смену Обаме, как минимум должен быть острый и глубокий аналитический ум. Он (или она) должен хорошо разбираться в истории и внешней политике. И самое важное: американский президент должен обладать способностью сохранять хладнокровие во время быстро развивающегося кризиса в отношениях между Западом и Востоком, когда другие начнут терять голову.

Президент как главнокомандующий обладает исключительным правом отдать приказ о применении ядерного оружия, если он или она посчитает это необходимым во время интенсивно развивающегося кризиса — такого кризиса, который заставит привести наш ядерный арсенал в состояние высшей боеготовности.

Российские ракеты смогут через Северный полюс долететь до нашей территории примерно за полчаса, и этого времени вряд ли хватит, чтобы проконсультироваться с Конгрессом.

Считается, что трудно даже представить себе кризис такого размаха. Для этого американо-российские отношения должны провалиться в такие глубины, в каких они никогда еще не были. Но все же единственное, что можно предсказать, — это то, что будущее окажется непредсказуемым.

Путин из тех, кто любит колотить себя в грудь. Два ведущих республиканских кандидата — Дональд Трамп и Тед Круз — в этом на него похожи. Учитывая это, нетрудно представить себе сценарий, при котором у руля двух ведущих ядерных держав окажутся президенты, которым не хватит хладнокровия, чтобы справиться со стремительно усиливающейся конфронтацией.

Во время Карибского кризиса в октябре 1962 года президенту Кеннеди пришлось столкнуться с ситуацией, когда многие из его помощников и военачальников были готовы пойти на риск ядерной войны с СССР. Но у Кеннеди было несколько дней, чтобы справиться с этим вызовом. Сейчас при худшем сценарии у президента будет лишь несколько часов, а то и минут, чтобы решить судьбу США и России.

Это реальность, которую мы должны учитывать, когда пойдем на избирательные участки в ноябре.

Оригинал статьи: Майк Мур, «Ядерное оружие: чей палец вы хотели бы видеть на кнопке?», Chicago Tribune, 28 марта

util