30 Марта 2016, 14:44

Отпуск по обмену. Как отпускали из тюрьмы Владимира Буковского и Игоря Сутягина

Для политзаключенных путь из советских и российских тюрем на свободу и Запад проходит через «Лефортово»

Во времена Холодной войны США и СССР обменивались шпионами, меняли диссидентов-политзаключенных на агентов КГБ. В современной России подобная операция произошла лишь однажды: в июле 2010 года четверо российских граждан, обвиненных в госизмене в форме шпионажа, были обменены на задержанных в США десятерых российских разведчиков, среди которых была знаменитая Анна Чапман.

Раз существует традиция международных обменов знаковых заключенных, существует и процедура. Судя по воспоминаниям Владимира Буковского в книге «И возвращается ветер» и интервью Игоря Сутягина журналу The New Times, путь осужденных на Запад — как из СССР, так и из России — лежит через СИЗО «Лефортово».


«Заключенный на каникулах»

Владимира Буковского неожиданно этапировали из Владимирского централа 17 декабря 1976 года в Москву — в «Лефортово». Он провел там ночь. Утром ему дали костюм, пальто и шляпу. Застегнули руки за спиной наручниками, посадили в микроавтобус и в сопровождении милицейской машины повезли на военный аэродром.

«Жутко неудобно сидеть, когда руки сзади, — пишет Буковский в книге „И возвращается ветер“. — Наконец вроде бы приехали. Снаружи совсем светло — наверное, часов девять. Чекисты то вылезали из машины, то снова приходили погреться. Кого-то ждали. Подъезжали и отъезжали машины. Слышались голоса, гул моторов. Аэродром, что ли?

— Так. Сейчас мы вас посадим в самолет. Вместе с вами будет лететь ваша мать, сестра и племянник.

И странно: это известие совсем не тронуло меня. Словно я в глубине души давно знал, что будет именно так. Знал и скрывал от самого себя — обмануться не хотел. А, собственно, чем еще могло закончиться: не того ли они добивались все время? Только вот странно — никаких бумаг, указов не объявляют. Я же заключенный — впереди почти шесть лет».

Наручники с Буковского сняли уже в самолете, когда тот поднялся в воздух, после того как один из сопровождавших его чекистов связался с начальством.

«— Мы пересекли советскую границу, и я должен объявить вам официально, что вы выдворены с территории СССР.
— У вас есть какой-нибудь указ, постановление?
— Нет, ничего нет.
— А как же мой приговор? Он отменен?
— Нет, он остается в силе.
— Что ж я — вроде как заключенный на каникулах, в отпуске?
— Вроде того, — он криво усмехнулся. — Вы получите советский паспорт сроком на пять лет. Гражданства вы не лишаетесь.

Странное решение, наперекор всем советским законам. После этого они требуют, чтобы их законы принимали всерьез. Ни посадить по закону не могут, ни освободить. Веселое государство, не соскучишься».

Самолет приземлился в аэропорте Женевы. Чекисты, сопровождавшие Буковского, остались в самолете. Племянника Мишку увезли в госпиталь на санитарной машине. У трапа ожидала машина советского посольства, туда сели Буковский и его мама Нина Ивановна. Потом подъехала машина американского посольства, и Буковские пересели в нее.

Как поднялся в самолет Луис Корвалан, на которого его обменяли, Владимир Буковский не видел.

«Ни шмона, ни проверки документов. Чудеса! Все мое барахло, все бесценные тюремные богатства лежали тут же, прямо в тюремной матрасовке, как я их собрал в камере. Книжки, тетрадки, запрятанные ножички и лезвия, шариковые ручки, стержни... Много недель жизни для кого-то. Все это не имело больше никакой цены — в один миг изменились привычные ценности».


На свободу против воли

5 июля 2010 года российского ученого Игоря Сутягина, осужденного Мосгорсудом в апреле 2004 года на 15 лет за госизмену в форме шпионажа (в 2004 году Amnesty International признала его политическим заключенным. — Открытая Россия), неожиданно привезли из архангельской колонии в СИЗО «Лефортово». Там его нарядили в рубашку, на которой уже был завязан галстук, и сфотографировали. Как Сутягин понял из разговоров сотрудников, фотография нужна была для американской визы.

Ученого завели в кабинет начальника СИЗО, где его ждали трое американцев и двое русских сотрудников в штатском. Один из них сообщил Сутягину, что между президентами России и США достигнуто соглашение об обмене осужденных россиян на тех русских, которые находятся в руках у американцев. Ему сообщили, что соглашение предполагает, что он и трое других заключенных в России должны признать свою вину. Так же сделают и россияне, арестованные в США. Никаких имен ему не называли.

«Я возражал, — вспоминал Игорь Сутягин в интервью. — „Я понимаю: ваши люди попали в беду, но почему я должен спасать этих людей ценой признания того, чего я не хотел признавать все эти 11 лет и чего я не хочу признать сейчас. И почему я должен уезжать из страны?“»

Сутягин просил, чтобы ему разрешили свидание с родственниками и встречу с адвокатами. Но свидание с родственниками ему дали только тогда, когда он подписал прошение о помиловании.

В пятницу 9 июля 2010 года Игорь Сутягин и трое других осужденные за госизмену по статье 275 УК РФ Сергей Скрипаль Александр Запорожский и Геннадий Василенко улетели в Вену на самолете МЧС ЯК-42 Д «Владимир Коккинаки».

«В самолете было три салона, в одном из них — шикарном — сидели те три американца и двое наших, что разговаривали со мной в «Лефортово». Американцы каждому из нас вручили по спортивной сумке с одеждой. Я, например, летел в тюремной робе, потому что за 11 лет заключения у меня одежды с воли просто не осталось. Но полковник МЧС запретил даже смотреть, что там в сумках.

В Вене приземлились и встали рядом с «Боингом-767». Наш генерал категорично объявил порядок: «Берем вещи, выходим, молча проходим мимо людей, которые будут идти навстречу, никуда не смотрим!» Правда, выяснилось, что австрийцы, видимо, решили по-другому — в соседний самолет мы ехали на микроавтобусе. Такого обмена, как в «Мертвом сезоне», не получилось.

Мы четверо и трое американцев поднялись по трапу «Боинга» и отправились в сторону Великобритании, а наши генералы с нашими разведчиками, которых мы так и не увидели, полетели в Москву.

Приземлились мы на авиабазе «Брайз-Нортон. Запорожский и Василенко отправились в Штаты, а меня и Скрипаля посадили на маленький вертолетик, и мы полетели на западную окраину Лондона».

Сейчас Игорь Сутягин живет в Великобритании и работает в исследовательском оборонном институте Royal United Services Institute for Defence and Security Studies.

util