30 March 2016, 20:38

Оперуполномоченный по правам человека. Кто такая Татьяна Москалькова

Наиболее вероятным кандидатом на пост уполномоченного по правам человека, освободившийся после ухода Эллы Памфиловой в Центризбирком, называют депутата Госдумы Татьяну Москалькову. Иннокентий Жуков вспоминает самые яркие высказывания потенциального омбудсмена


Москалькова состоит во фракции стопроцентно системной «Справедливой России», является генерал-майором МВД в отставке, и уже одно это наполняет мысли правозащитников тяжелыми предчувствиями. Все помнят, как в Общественные наблюдательные комиссии, являвшиеся одним из независимых и эффективных правозащитных институтов, были инфильтрированы массы бывших сотрудников правоохранительных органов, после чего независимость и эффективность ОНК значительно снизились.

При этом Татьяна Москалькова — явно более сложная фигура, чем, например, глава московской ОНК Антон Цветков.

Москалькова пыталась инициировать принятие как весьма одиозных законов, вроде переименования МВД в ВЧК и введения в УК статьи «За покушение на нравственность» (после акции Pussy Riot в храме), так и вполне прогрессивных — например, о зачете одного дня в СИЗО за полтора дня в колонии.

Москалькова всегда тонко чувствовала текущую повестку и следовала за ней. Например, во времена президентства «реформатора» Дмитрий Медведева от нее можно было услышать много правильных слов о необходимости независимой судебной системы и злоупотреблении арестами как меры пресечения. По мере усиления реакционных тенденций менялась и риторика Москальковой.


О суде присяжных, 2011 год

«Суд присяжных у нас рассматривает только дела особой тяжести, когда решается судьба человека, когда возможно пожизненное лишение свободы, когда судьба человека переворачивается коренным образом. Хотя я считаю, что судьба человека в уголовном процессе коренным образом переворачивается с первых ступеней, с момента возбуждения уголовного дела. И очень важно, чтобы баланс между профессионалом и народным восприятием полностью соблюдался.

Сегодня мы видим попытки свернуть суд присяжных, который является наиболее существенной гарантией прав личности, в первую очередь обвиняемого. Появляются новые категории дел, которые не рассматриваются судом присяжных. На мой взгляд, необходимо поставить барьер на пути свертывания этого института».

Источник.


О либерализации уголовного законодательства, 2011 год

«Я приветствую сегодняшние законы о либерализации уголовного судопроизводства, когда мы впервые разделяем преступления против личности, то есть убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, кражи, изнасилования, сексуальные домогательства и так далее — и экономические преступления. С точки зрения общей ситуации в России и тех механизмов, которые подвигли людей на свершение преступлений, это совершенно обоснованно».

Источник.


О несправедливых законах, 2011 год

«Общество можно криминализировать в том числе и с „помощью“ несправедливых законов... Закон о монетизации льгот, который изначально был воспринят обществом как несправедливый, породил и социальный протест, и напряжение в обществе, и протестные акции, в том числе стихийные, на которые не было получено разрешения. И милиция была вынуждена разгонять митинги и задерживать тех людей, которые принимали в них участие. Ведь если нет разрешения на проведение митинга, значит, он должен быть прекращен. То есть из добропорядочных людей мы сделали правонарушителей».

Источник.



Об инициативе дополнить Уголовный кодекс статьей «За покушение на нравственность», 2012

«Мы не хотим, чтобы в нашем присутствии отправляли нужду, не хотим при входе в подъезд наблюдать совокупление двух тел. Общество должно знать, что подобного рода действия признаются государством общественно опасными. За нарушения будут предусмотрены штрафы, общественные и исправительные работы».

Источник.


О Евромайдане, декабрь 2013 года

«Думаю, через определенное время Майдан все-таки пойдет на спад, разум возьмет верх, и ситуация выйдет в спокойное русло. Надеюсь, у украинского общества появится возможность в спокойной обстановке, в рамках цивилизованных дискуссий оценить все „за“ и „против“ перспектив евроинтеграции.

Как бы ни складывались дальше события, Россия воспринимает Украину как суверенную страну. В отличие от властей некоторых зарубежных государств, которые позволяют себе проводить открытую пропаганду среди украинского народа, мы занимаем нейтральную и взвешенную позицию. Мы стараемся цивилизованно, посредством СМИ, объяснять людям, что может повлечь за собой ассоциация Украины с ЕС. Никакого давления на Украину Россия не оказывает и ведет себя грамотно и выдержанно».

Источник.


О возможном вмешательстве российской армии в войну на востоке Украины, май 2014 года

«Применение Россией более решительных действий в связи с событиями на Украине — это только вопрос времени. Мы не можем начать эти действия, если на то не будет воли самого украинского народа, призыва о помощи, юридически оформленного через референдум. Если такой призыв последует, Россия обязательно должна прийти на помощь своему братскому народу. Именно поэтому Совет Федерации наделил российского Президента правом на принятие решения об использовании вооруженных сил на территории Украины для нормализации там обстановки».

Источник.


О законотворчестве в условиях конфронтации с Западом, 2014 год

«Сегодня, когда Россия живет в условиях санкций, огромного наплыва беженцев и военной угрозы национальной безопасности (а о появлении военной компоненты в конфликте можно судить по резолюции саммита НАТО), Государственная дума должна изменить стратегию законотворчества. Пока же, если посмотреть на весь массив законопроектов, вынесенных на осеннюю сессию, большая их часть носит технический характер. Налицо законотворческое мелкотемье. А главным нашим ответом на санкции должно быть резкое повышение эффективности промышленности, сельского хозяйства, подъем уровня ВВП».

Источник.

util