31 Марта 2016, 20:41

«Неужели даже Резник не поможет? Слышишь, Миша, нельзя на пикеты ходить». Как прошла апелляция по делу Дадина

Ильдар Дадин.

Тася Никитенко оценила зрелище в Мосгорсуде с участием Генри Резника. Но российское правосудие не лечится даже легендарными адвокатами

Поддержать Ильдара Дадина на апелляцию в Мосгорсуд пришли около 100 человек. В зал заседания пустили только родственников и представителей СМИ.

Защита требовала полной отмены приговора и прекращения уголовного преследования.

Дадин участвовал в заседании по видеосвязи из СИЗО (его ходатайство о доставке в суд было отклонено). Заседание продолжалось 7 часов.

В начале примерно 40 минут Ильдар зачитывал список законов и статей, которые нарушаются из-за его участия в процессе посредством видеосвязи. Судья Наталья Борисова его ходатайство отклонила: «Суд решил обеспечить ваше присутствие посредством видеосвязи. Это законно».

Из всех ходатайств о рассмотрении доказательств защиты Борисова частично удовлетворила лишь ходатайство о рассмотрении письменных доказательств. В присвоении жене Дадина Анастасии Зотовой статуса защитника она тоже отказала.

Начались прения.

Последним в них выступал Генри Резник, который пару дней назад заявил о своем участии в деле. До этого я слышала, что на Резника нужно продавать билеты, но не могла понять, почему. А когда он заговорил — поняла.

Он говорил медленно, громко и удивительно точно. В конце концов я сдалась и перестала пытаться за ним записывать — просто слушала.

Казалось, что судья и прокурор как-то скукожились и что им действительно стало немного стыдно. Прокурор виновато кивал.

Свой приговор — срок наказания в колонии общего режима снизили на полгода, с 3 до 2,5 лет, — Дадин назвал «антиконституционным, незаконным, необоснованным, преступным», а судью Борисову и прокурора Ильина — фашистами и цепными псами режима.

Защита заявила, что оспаривать приговор в Конституционном суде.

Генри Резник.

«Мирный демонстрант упрятан на годы тюрьмы — мирным демонстрантам не место за решеткой. Ничего в этом деле не говорит о том, что этот неправосудный приговор может остаться в силе. Такой обвиняемый представляет собой очень тяжелый тест для всей нашей судебной системы», — сказал Генри Резник.

«Режим не вечен. Вы ответите за свои преступления. Помните об этом, — обратился Дадин к судье, — меня люди считают идеалистом, но я считаю себя прагматиком. Я знаю, что приговор останется без изменения, но я не боюсь. Моя цель — не избежать тюрьмы, моя цель — человеком остаться. Когда мы молчим, боясь за свою шкурку, мы ответственны за это. Я говорю: я есть, учитывайте мое мнение. Не смейте убивать людей».

«Ребята, не переживайте сильно. Три года — это ерунда. Я сплю спокойно. Поступайте по совести. Я не боюсь колонии. Любимая, Настя, не плачь. У меня все», — сказал он в последнем слове.

Когда из зала вышел Резник, все аплодировали.

«А что это за дело у вас такое, что адвокат такой знаменитый участвует?» — спросила у меня женщина, ожидающая заседания в соседнем зале. Я рассказала ей о Дадине.

«Неужели даже Резник не поможет?» — вздохнула она. «Слышишь, Миша, нельзя на пикеты ходить», — пнула она в бок уставшего мужа.

В перерыве мы столкнулись с Резником в столовой суда.

«А можно я впереди вас встану?» — спросил он.

«Вам — можно. Хачапури потерпит».


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Что нужно знать о статье 212.1: инструкция

util