1 Апреля 2016, 20:06

«Это русская рулетка — случится что-то или нет». Лидер профсоюза работников метро о безопасности и бардаке

Организатор митинга работников московского метро, председатель профкома профсоюза работников ГУП «Московский метрополитен» Николай Гостев рассказал нам об опасностях, которым подвергаются пассажиры, о неремонтируемых составах, о руководстве и о массовых сокращениях в метрополитене



Работники московского метро выйдут на митинг 2 апреля, в субботу. Они собираются заявить о массовом нарушении своих прав и о критической ситуации с безопасностью под землей. Акция согласована с мэрией, активисты ждут до 400 участников. Митинг начнется в 11 утра на площади Краснопресненская застава рядом со станцией метро «Улица 1905 года».

— Что вы будете требовать от руководства Московского метрополитена?

— Основное требование — это заработная плата. У нас сейчас отнимают «вредность» через специальную оценку условий труда. Началось очень мощное давление на профсоюзы. К тому же — некомпетентность руководства и тотальное отсутствие запчастей и расходных материалов.

— Как эти негативные процессы сказываются на безопасности всех, кто ежедневно спускается в метро?

— Мы завтра хотим об этом заявить. Уважаемые пассажиры, имейте в виду: Московский метрополитен больше не является безопасным транспортом из-за бардака, который творится внутри! Объясню популярно. 7 марта у нас случился пожар на станции «Новые Черемушки», выгорело релейное помещение. Три дня людей возили без систем безопасности со скоростью 60-70 км/ч, хотя по инструкции максимально допустимая скорость — не более 35 км/ч. Вдвое быстрее возили для того, чтобы как-то выдержать пассажиропоток. Это лотерея, русская рулетка — случится что-то или нет. Наше нынешнее руководство идет на такие шаги. Мы считаем, что это недопустимо. Это приводит к таким ситуациям, как в 2014 году, когда из-за стрелки слетел состав. Ни один из руководителей не понес ответственности, а сидят путейцы.


— А как можно изменить ситуацию? И насколько может подействовать выполнение ваших требований?

— Любое транспортное предприятие — это довольно сложный логистический механизм, где различные службы должны выполнять все своевременно. И эта вот организация, координация различных служб у нас сейчас практически утеряна. Мы считаем, что руководство метрополитена должно перестать уделять столько внимания пиар-акциям и заняться непосредственно производством. Господин Пегов (Дмитрий Пегов — начальник Московского метрополитена. — Открытая Россия) очень часто отсутствует на работе, но очень часто ходит по музеям, концертам, встречам с выпускниками, с первокурсниками, отдыхает за границей. Некогда это делать. Надо работать. Господин Хаков (Марат Хаков. — Открытая Россия), который сейчас возглавляет Единую дирекцию инфраструктуры, — человек с непонятным прошлым, с далекой-далекой железной дороги. Он не понимает вообще, что такое метрополитен, не понимает его особенностей. Он сейчас выдал практически все запчасти, и у нас нет резерва на случай какой-то чрезвычайной ситуации. Не выполняется план по ремонту вагонов: вагоны не ремонтируются. Вагоны закупаются по цене самолетов, из-за чего и такая стоимость проезда. Господина Хакова не должно быть в Московском метрополитене. Или человека с такими же способностями. Нас удивляет, что на руководящих должностях находятся уголовники с непогашенными судимостями. Например, начальник дистанции пути приехал из Читы, и у него условный срок за вымогательство. И он ведет себя соответствующим образом. Ему безразлично, что будет с рельсами через полгода. Ему лишь бы успеть что-то сделать в своих интересах. Мы шокированы кадровой политикой и тем, что происходит с обеспечением безопасности движения поездов.

— Я правильно понимаю, что в метрополитене сейчас начались сокращения?

— Да, с 1 апреля сокращения идут массовые, а так сокращения начались с ноября 2015 года. Сейчас уже сократили до 1500 человек. А всего в итоге хотят сократить до 15 тысяч человек. Сокращают различный персонал — в том числе и инженерный состав, и уборщиц, и материально-техническую службу, которую перегруппировали в контрактную службу с потерей численности.

— В группе вашего профсоюза в соцсети еще обсуждают некую оптимизацию структуры метрополитена. О чем идет речь?

— Это организационные мероприятия по изменению штатного расписания и формы управления Московским метрополитеном, реструктуризация. Приказом № 1004/1005 создана Единая дирекция инфраструктуры, куда сливают шесть служб. И вот эти шесть служб проходят через сокращения — служба путей, тоннельных сооружений, связи и другие. Еще нам предстоит реорганизация управления станциями и реорганизация служб управления подвижным составом: все это пойдет через сокращения. А вновь поступающих набирают теперь на годичные контракты. Что при постоянной работе мы тоже считаем ущемлением наших прав. Работа никуда не денется — тогда почему только срочные контакты?


— А как именно сокращают людей: официально, по Трудовому кодексу, или через какие-то другие схемы?

— Сейчас массово используются два способа. Первый — это признание негодным по медицинским показаниям. Наш работодатель очень плотно работает с медицинской комиссией, заставляя их «списывать» все больше и больше людей. Человек приходит на медкомиссию, и ему дают заключение, что он негоден к профессии. И никаких выходных пособий, никакой реабилитации, ничего не предусмотрено. Сразу — до свидания.

— Таких много?

— За период с 1 апреля 2015 года по 30 марта 2016-го — это больше 600 человек. Второй способ — это реорганизационные мероприятия, сокращение численности, с уведомлением и выплатой двухмесячного пособия. Таких большинство.

— Вы сказали, что 1500 сокращенных людей — это только начало?

— Я не могу отвечать сейчас за планы руководства, но информация о 15 000 людей существует, и она нас очень беспокоит. Работодатель уклоняется от переговоров, на письма отвечает отписками, а от встреч просто бегут, все начальники ссылаются на занятость и на отпуски. Поэтому мы выходим на митинг, чтобы заявить о наших проблемах публично.

— У метрополитена есть еще и второй профсоюз — ДОРПРОФЖЕЛ. А он поддерживает вас? Или работников, которые в нем состоят, все устраивает?

— Да, у нас два официальных профсоюза работников метрополитена. Один входит в ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России. — Открытая Россия), а мы входим в КТР (Конфедерация труда России. — Открытая Россия). У нас сейчас вал обращений членов этого второго профсоюза о сокращениях. ДОРПРОФЖЕЛ все согласовывает, он входит в структуру ФНПР, и в руководстве того профсоюза одни бывшие начальники — они согласовывают все. И вот у людей открылись глаза. Поэтому мы выходим на митинг с уверенностью, что нас поддержат.

util