2 Апреля 2016, 10:53

Associated Press: Коррупция в России приводит к росту цен практически на все

Каждый житель России ежедневно приплачивает коррупционерам, даже не догадываясь об этом: глубину этой черной дыры в кошельках граждан, описанной журналистом Натальей Васильевой в Associated Press, еще предстоит подробно исследовать

Топ-менеджер московской строительной компании отмечает в длинном списке разрешений и проверок, необходимых для постройки многоквартирного жилого дома (или чего угодно в России), какие взятки обычно приходится платить.

В результате, по его оценке, каждая квартира стоит на 10-15% больше, чем должна была: дополнительная стоимость, в основном хорошо спрятанная, в конечном счете перекладывается на покупателя.

Давно сложилось представление о России как о крайне коррумпированной стране, где взяточничество глубоко укоренилось в обществе. Эта оценка поддерживается международными рейтингами коррупции. При коммунистическом режиме бутылка водки открывала путь к необходимой подписи или документу, а подарки влиятельным лицам помогали получить хорошую квартиру или работу. Но спросите нынешнего среднестатистического россиянина, часто ли он дает взятки, и ответ будет «редко» или «никогда».

Причина в том, что коррупция в России институционализировалась и стала невидимой для большинства, но она влияет на стоимость практически любых товаров и услуг — от яблок до медицинского обслуживания и проезда на метро.

Взятки включены в цены продуктов и прочих товаров. Водители грузовиков, например, говорят, что в каждом рейсе им приходится платить полиции. Многие импортные товары стоят дорого не только из-за таможенных пошлин, но и из-за того, что импортеры вынуждены предавать таможенникам деньги под столом, чтобы ускорить оформление своих грузов.

Бывший советник Кремля, политолог Георгий Сатаров, изучающий коррупцию, сказал, что в России никогда не проводились широкомасштабные исследования влияния коррупции на цены товаров. Но исследования, проведенные возглавляемым Сатаровым фондом «Индем» в Киргизии, показали, что в этой бывшей советской республике коррупционная составляющая в розничных ценах достигает почти половины их размера. Сатаров считает, что в России коррупция влияет на цены примерно так же.

Обычные россияне, разумеется, по-прежнему платят взятки. Журналисты Associated Press говорили как минимум с двумя дюжинами людей, которые перечислили, кому и за что они заплатили — за участок на кладбище, за место в очереди на хирургическую операцию, оплачиваемую по страховке, или за то, чтобы дорожная полиция не зафиксировала нарушение правил.

Но очень немногие говорят о заплаченных ими взятках публично, потому что это равнозначно признанию в преступлении, за которое можно сесть в тюрьму на срок до 12 лет.

По данным московской полиции, средний размер взяток, заплаченных теми, кого за это арестовали, за год удвоился и в 2015 году составил 654 тысяч рублей. В некоторых случаях, получивших широкую огласку, фигурировали государственные чиновники, получавшие откаты, и средний размер взятки учитывает те суммы, которые приходится платить компаниям за преодоление бюрократических барьеров. Взятки, которые в повседневных ситуациях платят частные лица, обычно составляют от тысячи до 15 тысяч рублей.

Давно прошли те времена, когда деньги передавали из рук у руки или вкладывали в конверт. И понятно, почему: взяточники боятся ареста. Вместо этого неофициальные платежи теперь делают через третьи руки.

«В наше время никто не решится взять конверт, — сказал менеджер строительной компании Андрей, который просил не разглашать его фамилию, опасаясь последствий для своей компании и ее клиентов. — Вас могут поймать с поличным. Все это теперь делается через подставные компании-однодневки». По словам Сатарова, возник целый институт посредничества, чтобы «понизить риск и дискомфорт при уплате взятки».

К примеру, чиновник может предложить перевести деньги какой-то частной компании, или же больница возьмет на лечение пациента по просьбе посредника, который знает, как обойти тех, кто в списке ожидания, и как передать деньги.

Поговорите с россиянами о том, как они получали водительские удостоверения, и многие вспомнят, как экзаменатор из ГИБДД приводил их к каким-то вышедшим на пенсию полицейским, которые брали деньги и гарантировали, что экзамен будет благополучно сдан. В России взятка также может помочь обойти бессмысленные законы или такие законы, которые представляются неудобными, как, например, ограничение скорости.

Менеджер строительной компании сказал, что взятки — единственный способ, который позволяет его бизнесу выжить.

«Система работает так, что для вас проще заплатить чиновнику, — сказал Андрей. — Это быстрее и дешевле, чем делать то же самое без взяток». По его словам, любая задержка выдачи разрешения затягивает строительство, а из-за этого девелоперу приходится выплачивать больше зарплат сотрудникам и процентов по кредитам.

Когда после коллапса советской системы в 1991 году страна перешла к рыночной экономике, в Москве и других крупных городах начался строительный бум. Но регулирующие органы советских оставались на месте со всеми их устаревшими требованиями и мириадами проверок. Андрей описал разветвленную систему проверок и выдачи разрешений, в которой строительная компания обычно платит взятки как минимум в 12 инстанциях. Есть целые слои государственных агентств с перекрывающимися сферами ответственности; нередки ситуации, когда инспекторы выписывают сертификаты на работы, уже проверенные другими агентствами.

Когда государство пытается бороться с такой коррупцией, ее оказывается трудно локализовать.

В прошлом месяце президент Путин на заседании президентского антикоррупционного совета хвалил полицию и прокуратуру за их усилия в борьбе с коррупцией. Он отметил, что с января по сентябрь прошлого года больше 8800 человек были осуждены за коррупцию, а 11 тысяч чиновников были наказаны за «нарушение антикоррупционных стандартов». Однако Путин предупредил, что полное искоренение так называемой бытовой коррупции и взяточничества займет много времени. «Вопрос не в том, чтобы сегодня-завтра добиться каких-то ярких побед на этом поприще: наверное, это сложная задача, может быть, даже труднодостижимая, но если мы остановимся — будет хуже, двигаться нужно только вперед», — сказал он.

Российские водители-дальнобойщики говорят, что уплата взяток — это просто часть их работы.

«В дороге на каждом шагу приходится платить, — рассказывает водитель фуры Андрей Бажутин. — Многое зависит от аппетитов полиции. Если я выехал из Петербурга в Иркутск, длина маршрута 5000 километров, а на полпути меня останавливает инспектор ГИБДД и начинает вымогать взятку, то что мне делать? Повернуть обратно?».

По словам Бажутина и других дальнобойщиков, с которыми разговаривали журналисты Associated Press, на маршруте длиной в 5000 километров водитель обычно платит от 50 до 70 тысяч рублей взяток, чтобы избежать наказания за превышение допустимого веса машины с грузом, за плохое техническое состояние машины и так далее.

Собеседники Associated Press были в числе двух дюжин дальнобойщиков, которые устроили стоянку на несколько месяцев у торгового центра в пригороде Москвы, протестуя против введения платы за пользование дорогами. Они говорят, что эта плата в сочетании со всеми взятками, которе им уже приходится платить, оказалась последней соломинкой, переломившей спину верблюда.

Любовь Соболь работает в фонде самого известного в России борца с коррупцией, оппозиционного лидера Алексея Навального. Вместе с командой она исследует контракты, которые московское городское правительство подписывает с компаниями, связанными с госчиновниками, а также другие случаи возможных нарушений законов при заключении контрактов.

«Ни один житель Москвы не получает от городских служб всего того, для чего они предназначены. Значительная часть бюджета расходуется неэффективно, потому что из-за коррупции и откатов правительство платит за товары и услуги значительно дороже», — сказала она.

Один из исследованных ею контрактов — на покупку вагонов метро — город заключил на 30 лет вперед с компанией «Трансмашхолдинг», доля в которой принадлежала руководителю департамента транспорта московской мэрии.

Перед тем как компания Максима Ликсутова заключила два контракта на общую сумму 277 млрд рублей (около $4 млрд), несколько других потенциальных участников торгов, в том числе крупные зарубежные компании, направили в Федеральную антимонопольную службу жалобу, утверждая, что условия тендера искусственно создали преимущество для «Трансмашхолдинга».

ФАС нашла нарушения при проведении тендера, но тем не менее он был признан действительным.

Руководитель дептранса Максим Ликсутов сначала оправдывался тем, что его юристы ошиблись и не оформили вовремя продажу его доли в компании. Позже его доля (по независимым оценкам, несколько меньше 50%) оказалась в руках его жены, с которой он немедленно развелся. Ликсутов отрицал, что совершил какие-либо нарушения.

Соболь рассказала, что вагоны метро обошлись городу дороже, чем они должны стоить. «И каждый раз, когда проезд в метро дорожает, москвичи платят за это», — сказала она.

Оригинал статьи: Наталья Васильева, «В России жизнь дорожает из-за взяток», Associated Press, 1 апреля

util