4 Апреля 2016, 09:00

Через третьи руки. Многоходовые схемы обмена заключенными времен Холодной войны

5 апреля, во вторник, вступит в силу приговор украинке Надежде Савченко. Не раз появлялись (и опровергались всеми сторонами) слухи, что ее могут обменять на осужденного в США россиянина Виктора Бута. Какой бы нелогичной ни выглядела эта версия, но обмен через третьи страны — стандартная практика времен Холодной войны


Украинская военнослужащая заявила, что если ее в ближайшее время не вернут в Украину, то с 6 апреля она снова объявит сухую голодовку. По российскому закону, в течении 10 дней после вступления приговора в законную силу осужденного должны этапировать к месту отбывания наказания.

Москва стремится разговаривать именно с Вашингтоном, а не с Киевом, так как в Кремле уверены: начиная с первых дней Майдана на территории Украины идет крупномасштабная антироссийская операция США.

Кремль упорно отказывает Украине и украинскому народу в праве быть самостоятельными субъектами политики и истории, наделенными собственной волей.

Кроме того, привлечение третьей стороны к обмену заключенными вполне укладывается в рамки традиций первой советско-американской Холодной войны, когда противостояние шло не только между СССР и США, но и между военно-политическими блоками, состоявшими из многих стран.


1976: СССР, Чили, США

Первый в истории Холодной войны обмен не сотрудниками спецслужб, а политзаключенными состоялся в 1976 году на территории нейтральной Швейцарии, в аэропорту Цюриха. В операцию были вовлечены СССР, США и Чили, где за несколько лет до этого пришло к власти военное правительство во главе с генералом Пиночетом.

В Чили в тюрьме находился лидер местной компартии Луис Корвалан, в советском лагере сидел диссидент Владимир Буковский.

Освобождение Корвалана состоялось за день до 70-летнего юбилея Леонида Брежнева. Престарелый и ставший сентиментальным советский генсек встретил Корвалана с ликованием.

1982: СССР, ГДР, Ангола, ФРГ, ЮАР

В 1979 году советским разведчик-нелегал Алексей Козлов, почти двадцать лет живший в ФРГ, получил задание добыть информацию о работах над ядерным оружием в ЮАР. Центр интересовали возможные испытания режимом апартеида собственной ядерной бомбы и добыча урана в Намибии, оккупированной войсками ЮАР.

Между апартеидовской ЮАР и СССР отсутствовали дипломатические отношения — Москва считала откровенно расистскую республику еще большим злом, чем США и блок НАТО. Поэтому советский человек в ЮАР появиться никак не мог. Но Козлов еще в 1962 году был заброшен в Западную Германию под легендой немецкого предпринимателя, ранее жившего в Африке, и именно поэтому он вполне подходил для выполнения миссии в ЮАР.

В руки южноафриканских спецслужб Козлов попал из-за предательства советского спецслужбиста Олега Гордиевского, бежавшего в Великобританию. Два года Козлов провел в южноафриканской тюрьме — его обвиняли в терроризме.

В 1982 году Козлова обменяли на десятерых разведчиков ФРГ, арестованных спецслужбами СССР и ГДР, и южноафриканского военного, попавшего в плен в просоветской Анголе.

1986: СССР, Чехословакия, ГДР, Польша, США

Глиникский мост находился на границе между Западным Берлином и территорией ГДР. На нем неоднократно происходили обмены задержанными агентами между Западным и Восточным блоками. Именно это место фигурирует в фильмах о Холодной войне «Мертвый сезон» и «Шпионский мост».

В 1986 году, на исходе Холодной войны, здесь состоялся один из крупнейших обменов. Схваченные в США агенты социалистической Чехословакии Карел Кехер (разведчик-нелегал Первого управления Службы национальной безопасности МВД ЧССР) и его жена Ханна, а также советский шпион Евгений Земляков, поляк Ежи Качмарек и восточногерманский разведчик Детлеф Шарфенорт были обменяны на трех арестованных западных агентов и правозащитника Натана Щаранского.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Отпуск по обмену. Как отпускали из тюрьмы Владимира Буковского Игоря Сутягина

Холодная война вернулась в политику и на экран. Как Голливуд показывает русских

Надежда Савченко и российские военные должны обрести свободу

История Надежды Савченко. Реконструкция по материалам следствия и судебного процесса

Надежда Савченко: «Я в герои не просилась». Переписка с Аркадием Бабченко

«Россия вернет меня в Украину — живой или мертвой, но вернет!» Последнее слово Савченко

util