8 April 2016, 18:01

Сергей Бадамшин: «Яровую следует исключить из ’’Единой России’’ за дискредитацию партии»

Адвокат Сергей Бадамшин разъяснил Роману Попкову, почему законопроект Ирины Яровой, прикрывающий границы, неконституционен, и почему она играет роль трогальщика общественного вымени

Пакет законопроектов, которые председатель думского комитета по безопасности Ирина Яровая и председатель комитета по обороне Совета федерации Виктор Озеров внесли в Госдуму, они называют «антитеррористическими», но такие нововведения серьезно ограничат права и свободы граждан, к терроризму никакого отношения не имеющих.

В одном из законопроектов расширены основания, по которым гражданину России может быть запрещен выезд из страны. В нем может быть отказано человеку, которому было объявлено «официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений террористической направленности, развязывания войны и геноцида». Предполагаемый срок действия запрета — пять лет со дня объявления предостережения.

— Насколько далеко эта законодательная инициатива выходит за рамки действующих норм права?

— Это абсолютно дикое предложение, которое не имеет ничего общего с законодательством, с действующей Конституцией, в том числе с конституционным правом на свободу передвижения и на выезд из страны, закрепленным в 27 статье Конституции.

«Предостережение», о котором идет речь, — это не акт государства, который фиксирует нарушение закона, а профилактическая мера. «У нас есть сведения, что в будущем, вы, может быть, сделаете что-то незаконное, и ваши действия могут повлечь уголовную или административную ответственность». Эта профилактическая мера касается не совершенных преступлений и административных правонарушений. И тут предлагается в качестве ограничивающих мер, а фактически — в качестве меры наказания, вводить запрет на выезд в отношении лиц, которые не совершили чего бы то ни было, а только лишь предупреждены. Это звучит крайне удивительно.

Думаю, что госпожа Яровая в данном случае выступает в качестве «пятой колонны». Она считает, что лицо, которое в последующем может совершить преступление, должно быть наказано уже сейчас. И, как мы полагаем, самым жестким наказанием, по мнению Яровой, является нахождение на территории России. Я считаю, что госпожу Яровую следует исключить из «Единой России» за дискредитацию партии. Нужно стремиться к тому, чтобы в Россию приезжали самые честные и законопослушные люди, а не к тому, чтобы запирать внутри нашей страны тех, кого Яровая считает всяким сбродом.

— Существует распространенная практика: сотрудники правоохранительных органов ходят по домам оппозиционных активистов, под разными предлогами вызывают их в полицию и выносят предупреждения о «недопустимости экстремистских действий», но это не терроризм...

— Ну да, в этой ситуации человек понимает, что никаких экстремистских действий он не совершал, к нему приходят сотрудники МВД или ФСБ, которые выдавали предостережение из-за того, что, мол, «у нас есть сведения о том, что ты общаешься с людьми, причастными к таким преступлениям или правонарушениям, и ты, бедный-несчастный, можешь быть втянут в это, поэтому давай мы тебя предостережем». Предостерегают от совершения действий, за которые потом может наступить уголовная ответственность.

Но вводить наказание за несовершенное преступление — это мера антиконституционная по всем параметрам, не говоря уже о том, что есть такое понятие, как презумпция невиновности.

— И такую вопиюще антиконституционную меру Госдума может сделать законом?

— Я думаю, что это все-таки вброс, причем не совсем удачный вброс не совсем удачным лицом. Сейчас они смотрят: а что будет, а как это станут обсуждать. Хотят потрогать общество за вымя.

Яровой нужно как-то избираться на новый срок, пробиваться по партийной лестнице с этими праймериз. И, к сожалению, человек не находит ничего другого, кроме как исполнить такой номер, выдвинуть антиконституционную законодательную инициативу.

Два в одном. Хотят общество за вымя пощупать — говорят Яровой: «Пойдешь пощупать?» Она говорит: «О, пойду, мне светануться надо перед выборами».

— А есть законные, конституционные способы не выпустить человека из страны, не сажая его за решетку?

— Конечно, на обвиняемых, на подозреваемых может быть наложено ограничение на выезд: подозреваемому и обвиняемому могут не выдать загранпаспорт, чтобы он не сбежал. Но тут есть важный момент. Хоть подозреваемый или обвиняемый и не считается совершившим преступление, в любом случае при предъявлении подозрения, при предъявлении обвинения, при возбуждении уголовного дела в отношении человека должностное лицо, проводящее процессуальные действия, должно убедиться в причастности этого человека к совершенным преступлениям. То есть речь идет о том, что преступление уже совершено, этот факт установлен, и есть результаты следственной проверки, установившей признаки состава преступления.

А тут «предостережение» выносится не на основании чего-либо, а просто потому что человек не понравился какому-то конкретному оперативнику или начальнику оперативника. И такая бумага ограничивает не что-нибудь, а твои конституционные права. Мало того: это не просто конституционные права — это часть свободы! Свободы передвижения, то есть права, приобретенного тобой при рождении, а не дарованного Путиным, Яровой и Медведевым.

Еще есть вопрос в порядке обжалования таких предостережений. Их же фактически обжаловать невозможно.

Любое подобное ограничение в ЕСПЧ рассыплется.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Не добреет душой Яровая

util