12 April 2016, 18:03

The Daily Beast: как офшоры друзей Путина связаны с организованной преступностью

Панама.

Журналисты The Daily Beast обнаружили, что швейцарская юридическая фирма Dietrich, Baumgartner & Partner, участвовавшая в офшорной схеме друзей Владимира Путина, связана с российской мафией

Как мы узнали на прошлой неделе из опубликованных документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, цюрихская фирма Dietrich, Baumgartner & Partner сыграла важную роль в переводе в офшор примерно $2 млрд от узкого круга друзей и партнеров Владимира Путина. Многие считают, что президенту России принадлежит как минимум часть этих денег.

Компания Dietrich, Baumgartner & Partner известна в Швейцарии своей базой влиятельных российских клиентов. В ней есть и те, чья известность сомнительного свойства требует определенной степени непрозрачности. Основатель фирмы Андрес Баумгартнер не прочь похвастаться своими связями на Востоке.

The Guardian цитирует его слова, обращенные к коллегам: «У меня есть связи с людьми из КГБ. Вплоть до самого Владимира Путина».

Известны также два канала связи между фирмой Баумгертнера и так называемой группой Клюева, которую американский сенатор Джон Маккейн назвал «опасной транснациональной преступной организацией», которая «в тайном сговоре с высокопоставленными российскими чиновниками участвует во взяточничестве, мошенничестве, растратах и других серьезных финансовых преступлениях».

Члены группы Клюева включены в американский санкционный список согласно закону, получившему имя самой известной их жертвы — российского юриста Сергея Магнитского. В 2007–2008 годах Магнитский обнаружил мошенничество с налогами на сумму $230 млн, в котором, по-видимому, участвовал осужденный в прошлом за мошенничество Дмитрий Клюев и его партнеры, в том числе сотрудники государственной налоговой инспекции и следователи МВД. В результате те, кого разоблачил Магнитский, подставили его; он был избит до смерти в московской тюремной больнице в 2009 году.

Документы, оказавшиеся в распоряжении The Daily Beast, показывают: 13 апреля 2011 года зарегистрированная на Кипре компания Altem Invest Ltd., контролируемая Дмитрием Клюевым, перевела $4999 на счет в швейцарском банке, принадлежащий Dietrich, Baumgartner & Partner. Швейцарская юридическая фирма также представляла интересы Владлена Степанова в деле об отмывании денег, открытом в 2011 году генеральным прокурором Швейцарии в связи с делом Магнитского. Степанов, которого считают членом группы Клюева, — бывший муж Ольги Степановой, в прошлом возглавлявшей московскую налоговую инспекцию № 28, участвовавшую в мошенническом возврате якобы переплаченного налога на сумму $230 млн.

На сайте «Остановить неприкасаемых!» есть документы, доказывающие, что до развода Степановых в 2010 году они совместно контролировали активы на сумму около $39 млн. Им принадлежали многочисленные офшорные компании, построенная знаменитым архитектором и получившая архитектурную премию дача под Москвой, вилла на берегу моря в Черногории, вилла с шестью спальнями и семью ванными на искусственном архипелаге Палм-Джумейра в эмирате Дубаи, а также две роскошные квартиры в комплексе Kempinski Resort на тех же искусственных островах. И все это при том, что суммарный официальный годовой заработок супругов тогда был равен $38 381.

Dietrich, Baumgartner & Partner фигурирует в скандале с «панамским архивом» как основная юридическая фирма, которой пользовался для контроля своих интересов банк «Россия» — центральная российская финансовая организация, переводившая огромные денежные суммы в офшорные компании, принадлежавшие лучшему другу Путина, концертирующему виолончелисту Сергею Ролдугину.

Банк «Россия» попал под санкции США и Евросоюза в 2014 году, после аннексии Крыма; как было сказано в заявлении американского минфина, это «личный банк высших чиновников Российской Федерации».

Один из представителей Белого дома назвал Юрия Ковальчука, крупнейшего из совладельцев банка «Россия», «личным банкиром» многих из этих чиновников, включая Путина. Ковальчук был членом дачного кооператива «Озеро» под Санкт-Петербургом, где в 1990-х годах жили многие из тех, кто составляет закрытый ближний круг Путина; очевидно, они объединили свои состояния в общий фонд. Все члены кооператива сейчас официально признанные миллиардеры (так в статье; в действительности у кое-кого из них, например, Владимира Путина, официально миллиардных состояний нет. — Открытая Россия). Ролдугин не входит в их число; о его подлинной роли как подставного владельца богатств, фактически принадлежащих президенту, можно было только догадываться, пока достоянием гласности не стал «панамский архив».

Инвестиционный менеджер банка «Россия» Владимир Хотинский направлял по электронной почте указания Андресу Баумгартнеру в его цюрихский офис. Баумгартнер, как написала на прошлой неделе The Guardian, «передавал распоряжения Хотинского о выдаче займов или о продаже и покупке акций в отделение Mossack Fonseca в том же городе. Панамская фирма с помощью сети своих отделений во многих странах распоряжалась анонимными компаниями-однодневками на Британских Виргинских островах, в самой Панаме и в Белизе».

Ролдугин был одним из немногих членов ближнего круга Путина, не попавших под американские санкции в 2014 году; из-за этого его значение в офшорной сети банка «Россия» в последние два года заметно выросло.

Dietrich, Baumgartner & Partner открыла новый счет в швейцарском банке на его имя.

Сергей Ролдугин.

По данным Международного консорциума журналистов, ведущих расследования (ICIJ), ключевым элементом всей сети, связанной с Путиным, была принадлежащая Ролдугину компания Sandalwood Continental Limited. Она получала гигантские кредиты от Russian Commercial Bank, кипрской дочерней компании российского государственного банка ВТБ.

С 2009 по 2012 год Sandalwood получила по кредитным линиям $800 млн; в 2009 году она выдала кредиты на $600 млн, а в 2009 — на $350 млн компании, у которой, по сведениям ICIJ, «не было никакой видимой бизнес-модели, которая позволяла бы вернуть деньги. Кредиты ничем не были обеспечены. В большинстве случаев не договаривались о рассрочке платежа, а лишь полагались на обещание вернуть всю сумму в срок».

Вот одна из подозрительных сделок: Sandalwood взяла в кредит у Russian Commercial Bank $103 млн под 4,7% годовых и немедленно дала эту сумму кипрской компании Horwich Trading под 7,8%.

Основатель Mossack Fonseca Юрген Моссак писал: «Я считаю, что это деликатный вопрос... Возможно, мы видим транзакции сомнительного происхождения и назначения».

Dietrich, Baumgartner & Partner оформляла часть документации по этому займу; репутация швейцарской фирмы нужна была Mossack Fonseca для легитимации сделки. «Поскольку мы уже несколько лет работаем с этим клиентом из солидного российского банка и в деле участвует хорошо известная швейцарская юридическая фирма, думаю, мы можем принять объяснения и продолжать», — написал один из сотрудников лихтенштейнского отделения Mossack Fonseca.

Russian Commercial Bank отрицает, что выполнял роль расчетной палаты для каких-либо высокопоставленных российских чиновников. Путин заявил, что публикация «панамского архива» — это дезинформационная кампания, направленная на дестабилизацию России, и сослался при этом на некий заговорщический твит, опубликованный основателем WikiLeaks Джулианом Ассанжем. Что касается Ролдугина, то Путин настаивает, что его давний друг почти все заработанные деньги «истратил на музыкальные инструменты за границей и привез их в Россию».

Оригинал статьи: Майкл Вайс, «„Панамский архив“ и российская банда», The Daily Beast, 12 апреля

util