15 April 2016, 21:56

Донбасских головорезов хотели приравнять к волонтерам, а выставили уголовниками

В Госдуму внесен проект «О добровольчестве». Почему он абсурден, объясняют военный журналист Аркадий Бабченко и руководитель противопожарной программы «Гринпис России» Григорий Куксин

Документ о так называемых добровольцах подготовил депутат от фракции ЛДПР Максим Шингаркин. В тексте определено понятие «доброволец» и определяется регламент его работы. Впервые подвести нормативную базу под волонтерскую деятельность законодатели пытались в 2013 году: тогда проект был подготовлен в Совете федерации и активно критиковался как в Кремле, так и представителями общественных движений. В 2013 году парламентарии предлагали ввести, среди прочего, должность координатора волонтеров, а также специальный документ — «книжку волонтеров», где нужно было бы указывать имя, адрес и статус каждого активиста.

Свежий документ содержит похожее предложение. Но в нем есть и новшество, которое кардинально выделяет законопроект Шингаркина. В списке «целей добровольчества» значится такой пункт: «Оказание помощи людям в России и за пределами России, в том числе в целях преодоления гуманитарной, техногенной катастрофы, во время военных конфликтов, в том числе в местах боевых действий в гуманитарных и иных общественно полезных целях».

Пояснительная записка уточняет, что проект разработан для правовой защиты граждан, участвующих в добровольческой деятельности, в частности «во время боевых действий, в том числе за пределами Российской Федерации, в целях поддержания международного мира и безопасности, принятия эффективных коллективных мер для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира». Кроме того, документ рекомендует «разрешить правовую коллизию», исключив из законодательства ответственность за самооборону «при наличии оснований полагать, что доброволец действовал в интересах государства пребывания и Российской Федерации, применял оружие и спецсредства исключительно в целях самообороны, обороны мирных граждан, жизненно важных объектов и объектов гражданской инфраструктуры (жилых домов, больниц, школ и т.д.)».

«Этим законом эти люди тех, кого они якобы хотят защитить, из серой зоны выводят откровенно в ранг уголовных преступников»

Даже если считать законопроект о добровольцах попыткой защитить россиян, воюющих на Донбассе, то она, мягко говоря, не удалась, объяснил нам военный журналист Аркадий Бабченко:

— Все, что они делают, они делают через задницу. Они никогда не могут назвать вещи своими именами. Они не могут назвать войну войной, они не могут назвать военнопленных военнопленными, они не могу признать нашу армию нашей армией. У них все сплошные «ихтамнеты» и все какие-то замутки, какие-то отмазки — все какое-то идиотское. И законопроект — из этой же серии.

Если говорить о добровольцах как о сферическом коне в вакууме, в принципе я это только поддерживаю. Я, например, считаю, что человек должен иметь право поехать в том числе и воевать за свои идеалы, если где-то начался конфликт. А уж если, тем более, идеалы гуманистические, либеральные, демократические, — то я считаю, что это не даже не право, а обязанность по большому счету. Обязанность человека, способного защищать эти идеалы. Так что в идеальном смысле я эту тему поддерживаю.

Но понятно, что в нашей стране все это направлено совсем на другое. Понятно, что это все про Украину. Понятно, что в нашей стране никакой речи о «защите государственной целостности Украины от террористических образований ДНР и ЛНР» не идет. Ну окей, ребята! Что вы такие лохи вечно? Ну скажите вы на весь мир прямым текстом: «Да, мы считаем, что наши граждане имеют право воевать в ДНР и ЛНР на стороне ДНР и ЛНР! Нам плевать, что вы считаете их террористами, мы считаем их самыми классными проправославными армиями, которые поддерживают наши желания. Да, мы по закону признаем наших граждан, которые воюют в этих организациях, героями — вот им медаль, им можно оружие». И вместо этого — невероятно расплывчатый законопроект; он невероятно замылен. Там же ничего не говорится о том, что все это принимается для войны в Украине. Какие-то участия в спортивных мероприятиях, в каких-то митингах, какое-то оказание помощи гражданам в стихийных бедствиях и военных условиях. Что под этим подразумевается? Совершенно непонятно: о том, что здесь имеется в виду именно участие в боевых действиях с оружием в руках. Там же ни слова не сказано.

Люди, которые создали этот законопроект, в принципе идиоты. Потому что там есть строчка, что доброволец — это человек, который участвует добровольно и «безвозмездно», то есть без денежного вознаграждения. Все, кто ехал из России в ДНР и ЛНР, получали денежное вознаграждение. Все. То есть этим законом эти люди тех, кого они якобы хотят защитить, из серой зоны выводят откровенно в ранг уже уголовных преступников российского законодательства. И вот так у них — все.

Я считаю слишком очевидным то, что само по себе создание каких-то таких квазивоенных образований для участия в захвате и оккупации чужих земель — плохо.

Даже вот эта строчка: «Рекомендуется исключить ответственность за самооборону при наличии оснований полагать, что доброволец действовал в интересах государства пребывания или Российской Федерации». Во-первых, «самооборона». Вы меня извините, но механик-водитель в танке никоим образом не относится к самообороне — хоть ты лопни. Во-вторых, если доброволец поехал воевать в ДНР, то он действует против интересов государства Украины: еще одна подводка людей под статью.

То есть в этом законопроекте пунктов пять-семь подводят добровольца под статью. Этот законопроект говорит только об одном — об идиотизме его автора; больше ни о чем. Даже не разделяя их точку зрения и считая, что то, что они делают, — это преступление, развязывание и агрессивное ведение войны, я смеюсь от того, что они налепили, пытаясь как бы защитить своих людей.

Понятно, что на солдата всем всегда было плевать, а уж на добровольца из города Камышова — ему ногу оторвало, да и черт с ним. Я думаю, этот законопроект — попытка автора попасть под настроение власти, угодить власти созданием каких-то квазиобразований. Сейчас это происходит довольно активно: и какие-то полумутные ЧВК, и Нацгвардия, и у Рамзана Ахматовича там все неподконтрольно. Это попытка создать какие-то такие же отряды. Но проблема в том, что последнее, что власти нужно, — это организованные вооруженные люди, прошедшие боевые действия и неподконтрольные ей напрямую. Мне кажется, даже и в этом смысле законопроект — выстрел мимо.

Я давно предсказывал, что первые, кого власть начнет громить, кому она даже не даст собраться в какие-то организованные группы, — это добровольцы, прошедшие войну на Донбассе. Первым делом будут громить все эти «бригады ’’Призрак’’». Они никогда не позволят вот этим объединенным, обученным людям с оружием оказаться на территории Российской Федерации.

«Это попытка урегулировать и задушить все живое и самоорганизованное»

Законопроект Шингаркина затрагивает также интересы активистов, которые занимаются гуманитарной волонтерской деятельностью. Им он абсолютно ни к чему и лишь помешает, объяснил нам Григорий Куксин, руководитель противопожарной программы «Гринпис России»:

— Сейчас деятельность волонтеров регулируется несколькими законами — об НКО, о благотворительной деятельности. В законодательстве есть разные нормы, которыми можно пользоваться. С моей точки зрения, никакого дополнительного законопроекта, чтобы это регулировать, не требуется. Новый законопроект не вносит ни одного пункта, который бы помогал регулировать отношения с добровольцами. По крайней мере, тем, с которыми работаем мы: это все, что связано с тушениями пожара, поиском людей, работами экологической тематики. Договоры заключать можно и сейчас. Компенсировать расходы можно и сейчас. Страховать можно и сейчас. Оказывать поддержку можно и сейчас. Все те вещи, которые нужны для работы какой-то организации, есть и сейчас. Закон несет с собой минусы. Во-первых, в этой сфере не нужно так строго все регулировать и задавать рамки — система сейчас разнообразнее и устойчивее. Самый для нас неприятный момент — тот пункт, который связан с опасными видами деятельности: их перечень не определен, но, согласно законопроекту, организаторами добровольцев в таких случаях могут быть только органы государственной власти. Как правило, добровольцы участвуют во всем, что связано с тушением пожаров, борьбой с последствиями стихийных бедствий, наводнениями, ураганами, с поиском пропавших людей — именно тогда, когда государство не признает, что проблема есть, или не успевает отреагировать. Если бы государство справлялось с последствиями, или хотя бы с организацией деятельности, — добровольцы не были бы нужны. Получается, это такой запретительный закон для добровольных пожарных, поисковиков и всех, кто работает с опасными происшествиями. Это уже не первая попытка: в 2013 году он уже вносился примерно в том же виде, только там не было ничего об участии военных добровольцев за пределами территории РФ. Тогда все поисковые и добровольные противопожарные организации возмутились по поводу закона. И сейчас мы снова будем пытаться не допустить его принятия.

На словах государство заботится о том, чтобы добровольчество развивалось и поддерживалось, но реально это попытка урегулировать и задушить все живое и самоорганизованное. Возможно, это какие-то опасения потенциальной протестной деятельности, потому что это такие сферы, где государство чего-то не доделывает и с чем-то не справляется. Мне сложно объяснить стремление регулировать абсолютно все, потому что, в конечном итоге, устойчивость государства от этого снижается.

util