18 Апреля 2016, 22:23

Адвокат бойца ГРУ: прошение помилования у Порошенко — неприемлемое условие

Евгений Ерофеев и Александр Александров.

После вынесения приговора Ерофееву и Александрову многие надеялись, что решение вопроса по обмену Надежды Савченко, Олега Сенцова и других украинцев, находящихся в российских тюрьмах, на двух пленных бойцов ГРУ вступит в завершающую фазу. Но теперь ясно, что препятствий для обмена не стало меньше


Российские граждане Евгений Ерофеев и Александр Александров признаны украинским судом виновными в ведении агрессивной войны против Украины и приговорены к 14 годам лишения свободы. Но это не означает, что дорога к обмену Ерофеева и Александрова на украинских граждан, находящихся в заключении в России, уже открыта.

«Обмен» заключенными не предусмотрен законами России и Украины вообще. Формально такой «обмен» может состояться в двух форматах.

Первый формат. «Депортация»

Президент России помиловал украинских заключенных, президент Украины помиловал Российских заключенных. После этого и те, и другие отправляются к себе на родину — это выглядит как «депортация».

Второй формат. «Отбывание наказания на родине»

Власти России и Украины принимают решение об отправке, соответственно, россиян в Украину и украинцев в Россию под предлогом «отбывания наказания на родине». Разумеется, ни те, ни другие при этом никакого наказания на родине отбывать не будут ни секунды.

Оба эти формата, не являясь «обменом» с юридической точки зрения, будут таковым по сути.

С российской стороны границы в этом смысле все к обмену фактически готово, причем вовсе не из-за старания российских властей поскорее закончить позорную историю, а просто потому, что в России хронологически дело Савченко и дело «группы Сенцова» начали рассматриваться раньше, приговоры были вынесены раньше и вступили в силу раньше.

Даже если гордая Надежда Савченко не будет просить помилования у Путина, Минюст примет решение о транспортировке заключенных в Украину «для отбывания» — и дело сделано.

То, что Сенцов этапирован в Якутию, Афанасьев — в Коми, а Кольченко — в Копейск Челябинской области, — не такое уж серьезное препятствие. При наличии высокой административной воли вопрос решается авиационным спецэтапом за несколько часов.

Проблема именно с Ерофеевым и Александровым. С момента вынесения приговора должно пройти 30 дней, прежде чем этот приговор вступит в силу — и это при условии, что не будет подана апелляционная жалоба. Защита россиян говорит, что у них есть как раз 30 дней на обжалование, и они определятся с жалобой позже. Такие заявления понятны: адвокаты тоже рассчитывают на обмен и будут тянуть с жалобой, чтобы не отдалять момент вступления приговора в силу.

Но Петр Порошенко не может помиловать невиновных — а до вступления приговора в силу Ерофеев с Александровым считаются невиновными. Отправить их отбывать наказание на родину, пока они не воспользовались своим законными правом на обжалование приговора тоже нельзя.

По арестантским понятиям 30 дней — небольшой срок, особенно если учесть, какие наказания назначены фигурантам уголовных дел по обе стороны границы. Но ждать 30 дней, пока Надежда Савченко тает в изнурительной голодовке, никак невозможно.

Сразу после оглашения приговора Ерофееву и Александрову состоялись телефонные переговоры Валентина Рыбина (адвоката Александра Александрова) и Ильи Новикова (адвокатаа Надежды Савченко). По словам Рыбина, «предложено было буквально следующее: отказываетесь писать апелляцию, пишете заявление на помилование, а мы со своей стороны каким-то образом повлияем на процесс обмена».

«Сразу же хочу сказать: это неприемлемое условие для нас», — заявил Валентин Рыбин и выразил уверенность, что вопрос обмена нужно «решать немножко по-другому», исключив всеобщее внимание к переговорам. По словам адвоката Александра Александрова, возможность подачи апелляции от со своим подзащитным будет обсуждать во вторник.

util